Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

17 Март 2019

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Во всем виноваты шахматы

Во всем виноваты шахматы

15 Март 2019

Во всем виноваты шахматы Если разница в возрасте двадцать лет, есть ли шанс у мужчины покорить женское сердце? Есть, -...

Эндшпиль

Эндшпиль

12 Март 2019

А. Агарков. Эндшпиль Это только в телесериалах в конце всегда справедливость побеждает. Со мной поступили несправедливо. Я не Оксану сейчас...

Весна

Весна

12 Март 2019

Дубровина Н.И. Весна Весны симптомы налицо. Зимой природа отболела. Добавился по капле день, Зацвинькали синицы смело. Сугробы начали дряхлеть, Их...

Цейтнот

Цейтнот

07 Март 2019

А.Агарков. Цейтнот Мне не с чем ехать к моей любимой – бедный я, бедный. Каждый раз после секса выкладывал ей...

Гамбит

Гамбит

03 Март 2019

А. Агарков. Гамбит Однажды такой диалог состоялся. Оксана: - Я тебе не понравлюсь как жена. Я: - Почему? Она: -...

Цугцванг

Цугцванг

26 Февраль 2019

А. Агарков. Цугцванг В этом году исполнилось двадцать лет со дня окончания ЧПИ. Да-да, ровно двадцать лет назад в конце...

 

 

А. Агарков.

Экспансия

В последнее время у меня активно пошли коммерческие операции с ЮЗСК – Южноуральским заводом строительных конструкций. И с директором был налажен контакт, и с его заместителем, и с главным инженером, и с начальником снабжения… К кому бы ни обращался, все охотно откликались на мои предложения и шли навстречу. Наверное, я был у них главным поставщиком цемента и заслужил такое уважение.

Завод был большой, но кроме конторы работали всего три производственных цеха да гараж. Цемент я поставлял цементовозами, и его надолго хватало. А на территории пустыми простаивали шесть огромных силосов и к ним подходила железнодорожная ветка. Когда-то по ней цистернами подвозили цемент, и эти емкости не пустовали.

Однажды мы пересеклись с директором ЮЗСК на территории.

- Кстати, Анатолий, есть идея специально для тебя, - он поманил меня за собой и подвел к пустующему помещению возле силосов. – Когда-то здесь лили шлакоблоки, ну а теперь, как видишь пусто. Раз ты так цементом богат, нет ли у тебя желания открыть здесь цех по затариванию его в мешки? Аренду возьму небольшую и только цементом. А фасованный летом уходит влет. 

Я это знал, потому что поставлял Артему Гурману цемент в его цех за теплицею ГРЭС. Составить ему конкуренцию? А что? – в идее что-то есть. Забить силос цементом и рассыпать его по мешкам – здесь же складировать, отсюда и продавать. Дать объявление, цену сбавить – оторвут с руками. А Артем пусть доской занимается на пилораме.

Одно было «но»… Я, правда, не сказал о нем директору ЮЗСК, но оно было и не давало теме подспорья. А дело в том, что у меня не было достаточных запасов цемента. Все активы, что удавалось завести на «Урал-цемент» практически тут же расходились – на стройку ГРЭС, ЮЗСК, Артему Гурману… да мало ли еще куда. Я как-то даже в Троицк умудрился пару машин загнать.

Так что же делать? – идея-то интересная!

Ответ явился сам собой и немедленно – ехать к Чернову в «Сантехлит». Виктор Анатольевич и подскажет, и научит, и поможет… Тем более, он как-то хвастался, что все цементные заводы России у него в долгах.

Подумано – сделано: наутро я поехал в Челябинск.

Одна из целей поездки в Челябинск была свидание с сыном. С некоторых пор в ЮрГУ ввели традицию посвящения дипломников в инженеры – после защиты диплома, конечно. Мне очень хотелось поприсутствовать на этой церемонии. Но телефонный звонок мой с бесплатного автомата возле кафе наследника дома не застал. Теща бывшая сказала, что Витя весь в делах, но она обязательно передаст ему, что звонил папа.

Куда деваться? – поехал в «Сантехлит».

В «предбаннике» спрашиваю народ:

- Виктор Анатольевич у себя?

- Пожалуйте, ваше благородие, - отвечает один приколист. – Принимают.

Я хотел ему что-нибудь досадное в ответ сказать, а потом подумал: хоть они менеджеры великие, но все равно челядь – а что с челядью связываться свободному волку свободного рынка? И быстрыми легкими шагами прошел в кабинет.

- Здравствуйте, Виктор Анатольевич!

- Привет, Анатолий! – улыбнулся мне Генеральный директор ООО «Сантехлит». – Проходи, садись. Чай или кофе?

Угостив, спросил:

- Ты, как всегда, по делам?

- А то.

- Что на этот раз?

И я принялся рассказывать о предложенной мне теме директора ЮЗСК.

- Там можно не только в мешки фасовать, но и в цементовозы грузить, подмяв под себя всю округу – от Еманжелинска до Троицка, включая Пласт, не говоря уже о Южноуральске с Увелкой…

- Шесть огромных силосов под цемент? Подъездной железнодорожный путь? – заинтересовался Чернов. – На это стоит взглянуть. Давай-ка я завтра туда подскачу.

Мы условились встретиться на стоянке возле поста ГАИ у светофора перед въездом в Южноуральск.

В назначенное время в оговоренном месте Чернов появился в служебной машине, сияя глазами и улыбкой с пассажирского места впереди. Я забрался в авто.

Чернов:

- Давно я здесь не был и все подзабыл. Где твой завод ЖБИ? Показывай… 

- Ну что ж, поехали. Отсюда все время прямо…

Не буду скрывать, что терзался волнением – вдруг Виктору Анатольевичу не понравится моя идея, и все насмарку тогда пойдет: без его помощи мне тему эту не осилить.

Между тем, Чернов:

- Хорош, говоришь, твой завод?

- На все дело вкуса.

- А я вот сейчас тебе докажу, что мой вкус дурней твоего. «Альтернатива» мне не понравилась. Глянем на Южноуральский завод ЖБИ…

Под моим руководством водитель машину припарковал на «террасе», и на территорию завода мы спустились по ступеням лестницы, приспособленной к склону горы. Я проводил Генерального директора ООО «Сантехлит» к цементным силосам завода, огромными башнями выстроившимися в два ряда по три исполина в каждом.

- Вот что дало мне мысль, - присвоил себе идею директора ЮЗСК ради красного словца, и прозвучало мажорно.

Чернов пожал чуть заметно плечами. А я решительно не мог понять его дальнейшие действия. Мельком взглянув на силоса и не задержав взгляда на железнодорожной ветке, отправился в цех литья плит-пустоток – обошел его из конца в конец. После с такой же тщательностью обследовал цех производства фундаментных блоков. В цехе подготовки металлической арматуры, он серьезным взглядом осмотрел каждый станок. Расспрашивая подвернувшихся работяг, был наступательно привередлив, как инспектор Гостехнадзора. Затем ли я его привел сюда?

Мне не понравился тот факт, что Виктор Анатольевич не захотел пойти знакомиться с директором ЮЗСК. Быть на заводе и не почтить вниманием его руководство намекает на многое – должно быть, идея моя не катит. Жаль…

Когда вернулись в машину, Чернов был задумчив.

- Анатолий, где тебя высадить?

- Обратно поехали, как приехали – я подскажу, где тормознуть.

Из конца в конец проехали почти всю Спортивную улицу. Я попросил себя высадить на автобусной остановке «Интернат». Прощаясь, Чернов сказал:

- Буду думать. Ты позвони мне завтра…   

Как было велено, я позвонил. 

- Виктор Анатольевич, доброе утро! Как моя тема?

- Твоя тема не катит. Я не буду брать силоса в аренду, а куплю весь завод. Ну, а когда дойдут руки до фасовки цемента, поставлю на это дело настоящего производственника. Но ты не расстраивайся. Тебя не забуду. Тебе найдутся дела по коммерческой части.

Вот это да! Вот это размахи! Ай да, Чернов! Проглотил завод, как бутерброд.

Но как он решился? ЮЗСК давно уже на брюхе и никаких перспектив нет подняться. Ему даже электроэнергию отключали не раз и надолго. Частенько бывало так: подкатит заказ – оплатят долги ГРЭС, те на время подключат питание по проводам и по окончании суеты отключают. «Как дохлый заяц прыжками скачет завод наш», – сказал по поводу главный энергетик предприятия с легендарной в Южноуральске фамилией Буландо. 

Я расскажу немного об этой сделке – ну, то, что знаю, конечно. Принадлежал ЮЗСК тресту «Южуралэнергострой» с конторой в Челябинске. Был у Чернова там в руководстве свой человек. Он-то и пробил тему купли-продажи на выгодных для Виктора Анатольевича условиях – часть он заплатил деньгами сразу, а остальное в рассрочку. Кажется, на пять лет, но не важно. Главное сам Генеральный директор ООО «Сантехлит» был доволен.

Однажды он вечером позвонил. Помнится, я давал Чернову номер своего домашнего телефона, когда еще в Комитете работал, но Виктор Анатольевич никогда прежде мне не звонил. А вот теперь раздался звонок из Челябинска в девятом часу вечера:

- Анатолий, ты завтра можешь мне день посвятить?

- Да, пожалуйста. Мне приехать?

- Нет, это мы приедем в Южноуральск. И давай встретимся на том же месте, где в прошлый раз. Часиков в… - он назвал время.

- Буду, - пообещал я.

Назавтра Чернов приехал на микроавтобусе. В его салоне сидела команда – сам Виктор Анатольевич, его жена Варвара Чернова, его сын со своим другом или помощником и два незнакомых мне мужика (хотя, наверное, встречал в конторе, но у меня плохая память на лица). Я подумал про незнакомцев – это, должно быть, главные специалисты ООО «Сантехлит». Или директоры, если учесть, что сам Чернов – Генеральный директор. Ведь Варвару все называли финансовым директором предприятия. А сын их был начальником какого-то отдела. А друг переставлял ему ноги…

Короче, Чернов представил меня, и мы поехали на ЮЗСК.

Варвара, чувствовалось, была недовольна затеей мужа. Впрочем, я её еще ни разу не видел довольной: чтоб улыбнулась, расхохоталась – упаси Бог! Незнакомые мужики настроены по-деловому. А молодежь осмотр завода расценивала как развлечение – тем более, что день выходной. Им везде и всегда в этом возрасте праздник – подумал я с неприязнью, - а тут дела не праздничные решаются, которые не ждут будней и без которых жить нельзя: голову сносит от бесконечных дум.

Мы оставили микроавтобус на той же террасе – только сегодня пустой от машин. Спустились по лестнице вниз. Контора была закрыта, да и все цеха тоже – выходной…

От исполнения своего желания – затянул я однако Чернова себе под бок! – сейчас испытывал такое сильное чувство радости жизни и ожиданья, что мне даже говорить не хотелось. Впрочем меня никто и не спрашивал – роль гида взял на себя сам Генеральный директор. И я видел его действительное увлечение проектом. Остальные ни о чем не спрашивали, а только слушали и кивали головами, кроме Варвары – та была непроницаема. 

Ходили мы ходили по территории вокруг огромных цехов, вдруг мужик бежит в форме охранника:

- Да что же вы тут делаете, господа хорошие? А если бы я собак отпустил? Они бы вас на клочки порвали.

И я вспомнил – всякий раз выезжая на цементовозе с территории, видел под будкой охранника огромных собак за решетчатой дверцей. А водитель мне прокомментировал:

- Их на ночь выпускают и территорию завода они не покидают – так приучены. Только не повезет тому бедолаге, кто ночью сюда забредет – здесь они хозяева и живут по своим законам.

М-да, уж…

Впрочем, мы уже все осмотрели, что хотели, и под бдительным оком охранника поднялись на террасу.

- Теперь обедать! – объявил Чернов. – Покажи нам, Анатолий, какое-нибудь приличное, в смысле еды, заведение.

Я знал только одно такое – кафе «Старый мельник» на центральной площади города.

- Ну, какой же наш маршрут? – спросил водитель. – Расскажи-ка хорошенько…

Я пересел к нему.

- Сейчас едем назад – я подскажу, где свернуть.

Пообедали в «Старом мельнике» - Чернов заплатил за всех. Ну, а мы нахаляву поели с таким аппетитом, который бывает лишь на охоте.

Наверное, я что-то пропустил, сидя впереди – Виктор Анатольевич за столом не скрывал торжества. И даже тосты произносил, попивая сок.

- Теперь едем в «Инму» к Завадскому, - сказал Чернов, выходя из кафе. – Анатолий,  ты знаешь где это?

- Конечно.

Нет, но до чего хороша Варвара! И опять в коротенькой юбке. Я приналадился ей руку подавать, когда она выходила из микроавтобуса. Красота в оба глаза!

А сейчас едем в «Инму», и я снова сижу впереди…

Контора была закрыта, только работал ведомственный магазин – это понятно: выходной. Что же делать?

- Поселок же небольшой, - сказал Чернов, окидывая взглядом Мирный. – Кто-нибудь наверняка знает, где живет директор предприятия.

- Завадский живет в Половинке – это село, где мы сворачивали сюда с трассы. – подсказал я.

- Ну, поехали, там поищем, - Виктор Анатольевич был настойчив. – Зря что ль такие версты мотали.

Приехали в Половинку, нашли дом Завадского, но вышедшая на стук и собачий лай женщина сказала, что Юрий Иосифович недавно ушел в магазин.

Вот досада! Ждать или искать в магазине?

- Из магазина он к другу завернет, - предсказал Чернов возможную картину развития событий; повернулся ко мне. – Знаешь, где тут магазин? Тогда поехали туда.

На полпути к сельмагу я вдруг вспомнил, кому принадлежит лицо, прошедшего навстречу пешехода:

- Стой! Стой! Это же Юра Завадский собственной персоной, которого мы ищем.

Водитель микроавтобуса тормознул, а Чернов, распахнув дверь, спрыгнул на землю и устремился к Генеральному директору ООО «Инма». Мы все покинули салон, тихонько переговариваясь, стояли и поглядывали на двух беседующих директоров.

И вдруг Завадский как закричит:

- Да пошел ты нах…

Два молодых человека нашей команды бегом устремились к месту событий. Не смотря на подавляющее превосходство противников, Завадский не струсил и не утишил голос – тыкая Чернову пальцем в грудь, буквально криком объяснял:

- Ты приезжай ко мне в контору в рабочий день – тогда и поговорим. А в выходной да еще на дому – не хер ко мне приставать!

Чернов досадливо махнул рукой, повернулся и пошел к автобусу. Подбежавшие парни смерили Юрия Иосифовича недобрыми взглядами и повернули обратно.

Что произошло между Генеральными директорами двух предприятий осталось для меня загадкой. Я однажды их познакомил и больше к теме не прикасался. Ни один, ни другой к моему посредничеству не обращался. Но что-то, видимо, не поделили…

Чернов, взгромоздясь в микроавтобус, ничего не стал объяснять – сидел неразговорчивый и бледный – какая-то муха его укусила, и укушенное место еще болело. Варвара несколько раз бросала на него испытывающие взгляды, но молчала. Остальные вели себя в высшей степени дипломатично – сделались необыкновенно оживленны и веселы, точно дети после прошедшей бури.

Высаживая меня возле южноуральского светофора на трассе, Чернов сказал, так и не переборов свою мрачность:

- Завтра подъезжай в контору. Я тебя познакомлю с одним человеком – он будет твоим помощником и руководителем.

Интересно, как это – и помощником, и руководителем? И второй вопрос сразу задался – Чернов принимает меня на свое предприятие? Что-то новенькое – ведь я не просился. Да и моего согласия никто не спрашивал: сказано – приезжай и всё…

И чего только не передумал по этому поводу. Мне самому были странны мои мысли. Наверняка мое назначение, которое прочил мне Чернов, как-то связано с ЮЗСК.

Назавтра я был в «Сантехлите». Генеральный директор познакомил меня с Виталием – моим помощником и руководителем. А тот рассказал о великой задумке Виктора Анатольевича. Я бы назвал эту тему «Экспансия». Чернов решил всюду по области, где это только возможно, продавать свои ликвиды. Но в задумке – не филиалы «Сантехлита» (сиречь магазины), а целая когорта частных предпринимателей, которые получают товары централизовано с базы в Челябинске и торгуют от своего имени. Руководить этим всем – развивать и помогать – Чернов поручил моему собеседнику. Не знаю зачем это было нужно, ведь каждый владелец везде и всюду хочет видеть рекламу своей фирмы. А Генеральный директор ООО «Сантехлит» наоборот её скрывает, продвигая свои товары через ЧП. Возможно, то была махинация с налогами. Но это уже меня не касается…

Ну да ладно – мне-то что за печаль? Сплошные радости! Во-первых мне помогут открыть свое вполне легальное частное предприятие – не о том ли были мечты последних лет? Во-вторых мне постоянно будут подвозить ликвидные товары – не надо ломать голову о том, где их взять. В-третьих, я буду вполне самостоятельным предпринимателем и в то же время частью могучего механизма, способного и закрутить, и защитить свои узлы и детали. Вообщем, мне все понравилось…

Более того… Стыдно признаться, но слушая Виталика я ощущал себя непростительно счастливым и не мог скрыть этого ощущения. Мне казалось, что со мной случилось что-то волшебное, как сон.

Виталий говорил-говорил, потом спохватился:

- Ладно, делу время – потехе час. Пойдем сейчас пообедаем. У «Сантехлита» своя столовая, и все сотрудники в ней обедают по льготным талонам. А все посторонние по высокой цене. Но для почетных гостей есть вообще бесплатные талоны. Я попробую выпросить такой для тебя.

И ведь выпросил. А я к этому времени был совершенно спокоен. Я уже отправился от того впечатления, которое произвели на меня Виталий и задумка Чернова, а также перспектива собственного ЧП – принял вид равнодушный, справившись со своими чувствами.

Мы пообедали совсем неплохо. Но тесновато помещение: на обед столов не хватает для такого наплыва народа – люди стоят в очереди и выглядывают, где место освобождается. Суета городская…

И я опять, как при встрече, был несколько смущен и озабочен новою для меня средой и зависимостью от толпы. Я в жизни обычной ни за что не встану в очередь, если она не в кассу за билетом на электричку. Голодным останусь, но в сутолоку не полезу – напрягает. Но Виталий мне нравился. Очень умный, деловой и хороший человек – такие мысли мои о нем. 

После обеда он познакомил меня еще с одним мужиком. Стрельнув по мне быстрым оценивающим взглядом, тот пожал руку и представился:

- Сергей Чесменский, заместитель Генерального директора по режиму. Если возникнут какие проблемы в вашей деятельности, звоните мне – приеду, решу.

И вручил мне картонную карточку, на которой были только два телефона – офисный и сотовый – и никакой другой информации. 

Признаться холодные глаза заместителя по режиму и строгое выражение его лица несколько напрягали. Самые разнообразные предложения о прошлой профессиональной деятельности этого зама Генерального промелькнули в голове – может быть, он бывший мент, как это часто бывает; а может, и зек в авторитете, что теперь тоже не редкость… Так или иначе я почему-то почувствовал себя перед ним виноватым. 

Множество впечатлений для одного дня, но и он подошел к концу – мне на электричку пора. Прощаясь с Виталиком, мы условились назавтра встретиться вновь, но не в Челябинске, а в Увелке. Руководитель отдела по работе с ЧП обещал мне помочь его открыть. Грозился управиться за один приезд. А я сразу вспомнил Тамару Акулич…

И припомнил подробности оформление своего первого ЧП – все эти хлопоты, хождения из кабинета в кабинет, бесконечные разговоры с виду добрыми и хорошими людьми; как вся эта нервотрепка, не дающая никаких результатов, бесила. Все посылали меня куда-то, и я ходил-ходил-ходил… Все были добры и любезны, но дело не двигалось, хоть ты тресни… В особенности было обидно, что я никак не мог понять, чего они от меня хотят. А то, что они чего-то хотели, чувствовалось во всем. Были бы «тугрики», я бы им взятки дал, но с деньгами, увы, был напряг…

- Ну, не знаю, не знаю насчет одного дня – с трудом верится. Там такие грымзы сидят…

- Я знаю, как с ними разговаривать, - уверил меня Виталик.

Ну, пусть попробует! Мне было странно слушать, как он был спокоен в рассуждениях о чиновниках налоговой инспекции – на меня они наводили тоску и ужас. 

Когда лег спать, перед лицом еще долго мелькали эти новые лица – приветливое Виталика и суровое Чесменского Сергея. И вдруг подумал, что эти товарищи меня отодвинут от Чернова – не пить больше кофе в его кабинете. Жаль…

Виталий, как и говорил, быстро управился с оформлением «ЧП Агарков» на мое имя. Приехал на электричке из Челябинска в одиннадцать часов и к обеду «забодал» налоговую инспекцию. После обеда в столовой, которым я угощал в отместку за вчерашнее гостеприимство, побывали еще в пенсионном фонде и, кажется, в ФОМСе (фонд обязательного медицинского страхования). Всё – время три часа пополудни, а у меня уже все документы на руках на право открыть собственный магазин сантехнических изделий. По рекомендации Виталика мы оформили упрощенную налоговую отчетность – фиксированная оплата за торговую площадь.

- Когда откроешь магазин, измеришь шагами длину с шириной, помножишь и площадь внесешь в декларацию. Все ясно? – спросил мой наставник.

- Пока да. Чего не пойму, к тебе прибегу.

- Вот мой сотовый телефон – звони в любое время: может, потребуется мне приехать. Кабинета пока нет, но Виктор Анатольевич обещал дать в новой конторе, которую вот-вот достроит.

До электрички в Челябинск я два часа развлекал своего гостя, как умел.

Что однако произошло с налоговой за минувшие десять лет? – такие темпы в оформлении и никаких проволочек. Это же надо! Видимо, бюрократический мир здорово изменился. 

Ну ладно, документы ЧП у меня на руках. Где магазин открывать? Как заказывать товар в «Сантехлите»? Кто объяснит? Ехать к Чернову? Скажет – у тебя есть помощник и руководитель, с ним работай. Виталик уехал ничего не сказал про то, что дальше делать. Позвонить и спросить? Да неудобно как-то и стыдно – что же я, совсем беспомощный?

Ничего самостоятельно не придумав и доведя сомнения до кипения отправился на ЮЗСК. А тут только и разговоров о Чернове – ах, какой умный и деловой новый владелец завода…

По условиям купли-продажи Чернов обязался никого не сокращать, задолженность по зарплате по графику ликвидировать, а свою зарплату (имею ввиду оплату труда от нового владельца) выдавать без задержки.

Сам уволился заместитель директора Иванов Николай Иванович. Я с ним знаком давно. На АИЗе он был начальником инструментального производства. Потом кем-то в галстуке хаживал у Хрупало по Увельскому ДРСУч. И вот ЮЗСК – заместитель директора…

По приезду, с Ивановым первым и столкнулся – он же и сообщил мне эту новость, обосновав классической фразой:

- Служить бы рад, прислуживаться тошно.

Вот уж неправда! Я хорошо знаю обоих – Николай Иванович вечно с унылой физиономией, и Чернов всегда деловой. Наверное, Виктор Анатольевич дружески посоветовал заместителю директора: «Веселей шагай, товарищ». А тот – бах! – заявление на стол. Ну, хозяин-барин…

Новый владелец завода действительно никого не увольнял, а даже открыл новый отдел такелажных работ и принял туда людей. Старшим назначил бывшего начальника Южноуральского железно-дорожного вокзала Николая Перфирльевича Иванова, которому вменил в обязанность подготовить ветку железной дороги, идущую на ЮЗСК к эксплуатации.

Я зашел к директору, и вот что он мне рассказал…

Чернов всех начальников конторы, а также производственных участков собрал и проинструктировал о грядущих преобразованиях, с помощью которых он собирается поставить ЮЗСК на ноги:

- Ждать, когда он поднимется сам, не имеет смысла. Поэтому надо работать, работать, работать… в две смены, чтобы процесс производства ЖБИ был непрерывным. Пусть на склад – плиты и блоки не пропадут. Но стоять и ждать, когда продукцию раскупят – себе дороже: простои это путь к банкротству.

И завод начал работать круглосуточно в две смены. При этом первая смена, отработав с восьми утра восемь часов, оставляла в пропарочных камерах свою продукцию. Вторая смена приходила в цеха к восьми вечера – пока формы готовили к заливке бетоном, из автоклавов поднимались и складировались на территории готовые плиты и блоки. И так круглосуточно, но с выходными…

Вот почему народ воспрянул духом и обрушился на работу. Вот почему огнем горели глаза у директора. А его зам, как был по жизни унылым педантом, так и ушел уныло с завода…

- Часто бывает здесь Чернов? – спросил я директора.

- Каждый вторник – с утра и до вечера.

И я решил с Виктором Анатольевичем встретиться в ближайший его визит.

Как мне сказал директор ЮЗСК, Чернов каждый вторник в девять часов проводит со специалистами завода оперативное совещание в его кабинете. Приехав к восьми, решил дождаться нового владельца завода в приемной.

Около девяти вошли Чернов и Варвара.

- О, Анатолий! Куда пропал? – улыбнулся Виктор Анатольевич. – Давай настраивайся на оперативки по вторникам здесь – тебя это тоже касается.

А жена его даже не поздоровалась. Они вошли в кабинет директора, а я остался ждать общего сбора специалистов. Когда они толпой появились и прошли через приемную в кабинет, поднялся и следом вошел. Пристроился на стуле у краешка длинного стола, в торце которого сидел Чернов – справа Варвара, слева директор и далее все специалисты по рангу.

Виктор Анатольевич своеобразно проводил оперативные совещания. 

Директора он ни о чем не спрашивал и почти не обращался к нему. Тот все совещание сидел, уткнувшись в блокнот, и что-то записывал – должно быть, поручения, которые Чернов давал специалистам. В остальные рабочие дни заводом правил он, но не собирал народ в своем кабинете – ибо после черновских совещаний любая оперативка выглядела фарсом. Директор ходил с блокнотом по участкам и проверял, что из поручений владельца завода выполнено, а что нет – и подгонял, если надо. По-моему, такой стиль работы и разделения власти себя оправдывало.

Начинал Чернов совещание обычно с новостей и новых задач. Доведя народу информацию, проводил опрос, что выполнено из запланированного на прошлой неделе. Первым отчитывался главный инженер. В отсутствие должности главного технолога на заводе основные к нему вопросы были технологического плана и качества продукции...

Кстати, раз уж речь зашла о том, как Чернов заботился о престиже продукции ЮЗСК, расскажу такой случай. Еще у старой администрации остались предо мной долги (ну, конечно, оформленные на ООО «Садко»), которые подтвердила новая власть. Как-то подъехали ко мне армяне и попросили за наличку фундаментные блоки – они дом затеяли строить на Кичигинском повороте. Я денежки принял, документы оформил – они подогнали «камаз»-самосвал.

Иду с документами на отпуск блоков к начальнику погрузочного бюро:

- Перфильич, отпусти, дорогой, мне блоков двенадцать штук.

Ну, а Иванов решил сэкономить время рабочее своим людям.

- Загоняй, - говорит, - машину прямо в цех к автоклавам.

Сказано – сделано. Его строполя загрузили «камаз» горячими из пропарки блоками.

Машину я проводил с территории завода, вручил накладные и поехал домой.

Что делают армяне… Доставив груз к месту разгрузки, они снимают задний борт и самосваливают неармированные бетонные блоки. Ну и понятны последствия – пять из двенадцати пополам развалились, один аж на три куска. Тупорылый народ!

Тем же днем прилетают ко мне – тра-та-та, тра-та-та… – сплошные маты и требования деньги им вернуть.

- Да успокойтесь, - говорю. – Поедем, глянем.

Приехали, посмотрели…

- Кто же так разгружает? На кране хотели сэкономить, вот и получили…

Они опять за рыбу деньги.

- Ладно, - говорю, - ждите вторника: барин приедет – барин рассудит.

Ну и на следующей оперативке, когда про качество заговорили, я попросил слова и рассказал об этой истории Чернову. Он, когда главного инженера дотеребил, отпуская сказал:

- А сейчас берите мою машину, езжайте с Анатолием и посмотрите, в чем там дело.

Как было велено, так было сделано. Главный инженер лишь взглянул на разломы, согласился, что брак допущен. Вернулись и доложили владельцу завода.

Виктор Анатольевич выслушал и приказал – загрузить новые блоки, которые после пропарки простояли на воздухе не менее сорока суток (так положено по технологии), в заводскую машину, сопроводить заводским краном, на месте аккуратно разгрузить, а бракованные и расколотые назад привезти.

Вот так…

Но продолжу… Отстрелявшись, главный инженер уходил и начинался опрос начальников цехов. И они один за другим покидали кабинет. Потом отчитывались начальники служб и участков.

Любой шум и пререкания Чернов, знаток дела, немедленно пресекал: ему не на чем было упражнять свою проницательность – обстановка была деловая.

К десяти часам в кабинете остались супруги Черновы, я да директор. Он встал и, открыв дверь в приемную, приказал секретарше:

- Соберите в мой кабинет всю контору до единого.

Я ждал Чернова – должен он мне что-то сказать, раз пригласил. Но Виктор Анатольевич с директором завода, уткнувшись в блокнотик, о чем-то в полголоса разговаривали. В кабинет собралась контора – почти три десятка женщин из разных отделов. Варвара их оглядела, прищурив глаза, и начала…

Вообщем, вот что я понял из того, что успел услышать. По договору купли-продажи завода новый владелец не имеет права сокращать кадры или их зарплату. Чернов быстро с производственниками поладил, закрутив двухсменку и доведя выпуск продукции до номинала по существующим мощностям. У них зарплата даже увеличилась, что конечно же, вдохновила сдельщиков на новые трудовые подвиги. Теперь финансовый директор ООО «Сантехлит» объясняла окладникам конторы за что и как им будет начисляться зарплата в новых условиях. Я не все понял из того, что услышал, но, судя по недовольным и напряженным лицам слушательниц, нововведения их не устраивали.

Ловя каждое слово Варвары, пытался понять, как она хочет увеличить отдачу от вечно сонных и ленивых окладниц – может, сделку какую придумала или новый учет рабочего времени: скажем, не от звонка до звонка, а по количеству подготовленных бумаг... или других критериев?

Не достиг еще сути, но тут подошел Чернов:

- Ну, теперь с тобой разберемся. Поехали на базу

База ЮЗСК была в полукилометре от завода – это добротно огороженный и охраняемый объект. На въезде сторожка, ворота, шлагбаум. Слева приземистое здание конторы. Справа – строй пустых, но в отличном состоянии складов. В центре замечательное здание действующей столярной мастерской – оно в аренде и в нем копошатся люди. Перед ним разгрузочная площадка с козловым краном. Видно было, что, когда завод крепко стоял на ногах, все здесь крутилось и вертелось. Теперь – запустение…

В сторожке вместе с охранником был мужчина с завода, видимо, по приказу Чернова поджидающий здесь начальство. Он подвел нас к центральному входу в контору и открыл дверь ключом. Мы походили по длинному и пыльному коридору, заглядывая в пустые кабинеты.

- Все не то, - говорил Чернов.

- Есть еще одна дверь в это здание, - подсказал заводской гид.

Вы вышли из главного входа и подошли к конторе с её торца, обращенного к сторожке. Тут было крылечко и еще одна запертая дверь. Сразу за входом направо – небольшая комнатка, а впереди целый танцзал.

Теперь Виктор Анатольевич остался доволен.

- Самое то. Закажешь, поставишь стеллажи, и все войдет. Здесь будет твой магазин!

- На задворках-то? – невольно скривился.

- Что ты понимаешь? – усмехнулся Чернов. – Главное в нашем деле – цена. Сделаешь рекламу и отбоя не будет от покупателей. Вобщем давай, принимай хозяйство – на окна решетки, в помещении уборка. Варвара приготовила для тебя кассовый аппарат, чтобы новый не покупать – приезжай за ним на своей машине. Найди продавца и принимай товар. Длинномер каждый день за плитами ходит – тебе товары начнет возить, как будешь готов. Все понял? Вперед!

Когда вернулись на завод, водитель остался на террасе в машине, а мы вдвоем спускались по лестнице. Виктор Анатольевич вдруг остановился и обернулся ко мне:

- И вот еще что. Найди для меня приличную полуторку в Южноуральске, которую можно снимать на денек.

Я не понял его:

- Вы будете ночевать в Южноуральске?

Чернов усмехнулся:

- Ага, сейчас! Баб трахать… Что непонятного? – и протянул мне пять тысяч рублей.

Меня как бутылкой по голове огорошило. Вот оно – начинается. Хотел быть частным предпринимателем? Получил желаемое – плати. Издержки, так сказать, производства – по совместительству будешь сводником. Или хуже того – сутенером.

Страшно мне не хотелось заниматься столь мерзким делом. Может, послать все к черту и ковыряться в своих неликвидах? А что делать?

Ночь промучился в сомнениях и думах. Выход нашелся ранним утром – как обычно на тропинке лесной от тотемной лиственницы к опушке. Шел и тут меня осенило. Позавтракал и поехал в Южноуральск. На ЮЗСК нашел начальника снабжения – пронырливого малого с хитрой физиономией.

- Хочешь, - спрашиваю, - стать Чернову своим человеком?

Тот головой кивает заинтересовано. Подаю ему деньги.

- До вторника найди квартирку приличную, которую можно снимать на день – уплати и ключ возьми. Утром, как Виктор Анатольевич приедет, ему вручи. Только не делай это событие публичным.

- Ну, понятно, - усмехнулся начальник снабжения.

Наверное, все у него получилось нормально, поскольку с вопросами сутенерства Чернов ко мне больше не обращался. Я занялся исполнением других приказов патрона. И вот что заметил. Когда занимался неликвидами, чувствовал себя на своем месте – никуда не спешил и всегда был занят. Сейчас все время куда-то спешу и, мне кажется, мало что успеваю. Понимал – так нельзя, надо сосредоточиться на главном, а мелочи сами собой утрясутся. Но хватался за все, и мало что получалось. А мне очень хотелось на следующем аппаратном совещании доложить Чернову, что магазин открыт – милости просим покупателей.

В бестолковой суете могла пройти вся неделя, если бы сама Судьба не вмешалась в мои дела.

Сначала она мне подсказала разумную мысль на тропинке от лиственницы к опушке леса – зачем мне терять целый день на поездку в «Сантехлит» за кассовым аппаратом, ведь есть же Виталий у меня, пусть помогает. Я позвонил ему и попросил забрать у Варвары предназначенный мне кассовый аппарат, потом сунуть его в кабину «камаза»-длинномера, отправляющегося на ЮЗСК за плитами. Как сговорились, так и получилось – вскоре у меня был кассовый аппарат, который поставил на учет в налоговой инспекции.

Виталий же подсказал мне, что круглая печать и прямоугольный штамп, которые нужны моему ЧП для оформления документов, можно купить в любом магазине канцелярских товаров Челябинска. Может быть, он намекал на операцию, подобную с кассовым аппаратом, предварительно передав ему деньги с водителем. Но я заехал в южноуральский магазин «Буратино» и мне повезло – наборные печати и штампы здесь продавались. И этот вопрос решился легко.

Теперь с продавцом… Хотел дать объявление в газете, но мне опять подфартило.

В субботние дни, посещая общественную баню, сошелся с начальником Увельского комхоза – тоже большим любителем париться. Александр Васильевич Дьяченко во всех отношениях человек замечательный – из Казахстана беженец и великолепный организатор. При нем коммунальное хозяйство райцентра обрело второе дыхание. Зимой даже снег с улиц вывозили – где и когда это видано?

Ну и, проязычился я ему в парной, о чем голова болит – мол, ищу продавца в свой открывающийся магазин; желательно мужика – ибо товаром сантехника, а не труселя.

И что вы думаете? В тот же субботний день, точнее вечером уже, приходят ко мне двое мужчин. Один, поздоровее и старше, говорит:

- Я – Дьяченко. Брат говорит – вам нужен в магазин продавец мужского пола. Возьмите Григория вот…

Второй, помоложе и поменьше, руку протягивает для пожатия:

- Григорий Авершин. Продавцом не работал, но думаю, справлюсь. А работа нужна: семья у меня.

- Вы – беженцы из Казахстана? – догадался я. – Ну что, давай попробуем – я тоже за прилавком не стоял, но жизнь и не такому учит.

М-да… жизнь наша.

 

 

 

Добавить комментарий


Хомутинино Gismeteo