Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

Земля обетованная

Земля обетованная

28 Июнь 2022

Земля обетованная Когда-то мамонта сырым Съедал я, как дикарь. Прогресс дает огонь и дым – Вари, копти и жарь. /В....

Древо познания человечества

Древо познания человечества

27 Июнь 2022

Александр Удачин. Древо познания человечества. Суха, мой друг, теория везде, А древо жизни пышно зеленеет. Гёте, «Фауст». Из второй сцены...

К истории гибели и возрождения Киево-Печерской Лавры

К истории гибели и возрождения Киево-Печерской Лавры

26 Июнь 2022

К истории гибели и возрождения Киево-Печерской Лавры. От автора. В представленной работе рассматриваются вопросы тайнознания в отношении основания Киево-Печёрской лавры,...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

26 Июнь 2022

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Великий Князь Московский Дмитрий Иванович Донской

Великий Князь Московский Дмитрий Иванович Донской

25 Июнь 2022

Великий Князь Московский Дмитрий Иванович Донской. «Не тщись покорять чуждое племя, но противоборствуй всякому, кто твое племя поработить тщится!.. Аще...

Про Кику, Дашу и остров волшебницы Фата Морганы

Про Кику, Дашу и остров волшебницы Фата Морганы

24 Июнь 2022

Про Кику, Дашу и остров волшебницы Фата Морганы (менеджерам посвящается) Менеджмент — это искусство достижения целей в условиях ограниченности ресурсов....

Жириновский

Жириновский

23 Июнь 2022

Александр Херсонов. Памяти Владимира Жириновского. От автора. 6 апреля 2022 года не стало Владимира Вольфовича Жириновского. Очевидно, это последнее видное...

 

 

Страсти озерные

 

Идеально к рыбе пива литра три –

Пусть ей там вольготно плещется внутри

/М. Ильиных/

 

- Максим, - окликнула меня теща, - к тебе ходоки пришли.

- Ленинские?

- Не в лаптях, но видно, что по нужде.

Я вышел из мастерской и пожал руки трем сельчанам. Закурил сигарету, не приглашая под крышу – не до посиделок мне ныне:

- Ну, давайте по делу, мужики – с чем пришли?

- К делу, так к делу, - повел речь мне знакомый Виктор Федорович. – Мы к тебе с просьбой. Ты не рыбак? А мы рыбаки. И озеро у нас прекрасное – в смысле, кормовой базы. Рыбы кишмя кишело. И рыбаками берег усеян, и лодок не пересчитать… Правда, мы меж собой следили, чтоб никаких сетей или вентерей, других уловок. Только удочка. И на неё часа за два-три ведро можно наловить. Хорошее наше озеро. И вот уже третий год подряд зимой случаются заморы. Что за напасть? Почему-то раньше такого не было. А теперь сам видишь – опустели берега: ни рыбаков на берегу, ни рыбы в воде…

Пенсионер Виктор Федорович надрывно вздохнул.

- Ну понятно, отчего замор зимой может случиться – недостаток воздуха под водой. А раньше-то почему такого не было? А сейчас год за годом – будто сглазил кто… Э-эх!

Старик сокрушенно рукой махнул.

Другой рыбак заговорил, тоже знакомый, по имени Сейфула.

- Ты вон всякие механизмы мастрячишь. Не мог бы, мил человек Максим Сергеевич, ветряк на озере поставить. Чтоб он воздух под лед качал, сам от ветра крутясь – и никаких затрат. На строительство и материалы сколько надо мы скинемся и заплатим. А?

Маргарита, заметив проблеск интереса в моих глазах, засуетилась, накрыла стол на веранде:

- Вы проходите, мужчины, чаю попейте – нет правды в ногах.

Мы на веранду поднялись.

- Это вообще реально? – хлебнул чаю и задумчиво посмотрел на меня самый нестарый и незнакомый мне делегат. – В чем могут быть заморочки?

Я ответил ему обстоятельно:

- Подвох в том, что за дело надо браться основательно или вообще не браться. А дело будет жить и работать лишь тогда, когда дает кому-то прибыль. Я обещаю вам, мужики, подумать и решить проблему озера. До ледостава есть еще время. 

Теща, в сторонке стоявшая,  прислушивалась к разговору. Подала голос:

- Если Максим Сергеевич за что-то берется, то непременно все получается.

Мне незнакомый и молчаливый гость облизал Маргариту взглядом.

- Ну, с таким антрепренером никакой рекламы не надо.

Ни взгляд, ни слова гостя хозяйке не понравились.

- Уважаемый, вы-то чем знамениты? Обыкновенный ветряк поставить не можете.

Гость рассмеялся.

- Не думал, что такую милую женщину могут интересовать мужские проблемы.

- Вижу, что не думаете, - фыркнула Марго.

- Да вы страшная дама! – не унимался мужик. – Не в смысле внешности, а в смысле сущности. Попадись вам наш брат под горячую руку, в бараний рог скрутите – при этом мило улыбаясь и не повышая голоса…

- Тебе бы рот с мылом помыла, - флегматично вынесла приговор Марго.

- Ни фига себе! – оппонент её аж завис. Потом поинтересовался вкрадчиво. – Вашей маме зять не нужен?

- Мамы нет.

- А кто есть?

- Дочка, внучка…

- А им родственник лишним не будет?

- Зачем ты нам? Громко кричать из туалета: «Занято!»?

- Может быть, о делах поговорим, - робко предложил Сейфула.

Я кивнул.

- А что о деле говорить? Как придумаю, с какой стороны за него взяться, так и начну. Других затей пока не предвидится?

На хозяйкиной половине послышались громкие голоса: похоже, мама дочь отчитывает, а та ей возражает.

- Тогда бывайте, мужики – я тему понял.

Они ушли. А еще раньше теща – разнимать родственников.

Заявился туда и я.

- Что случилось, Натали?

- Мама раскрыла поллитровую банку консервированных по японскому рецепту опят на распробу, а этот гномик из детского сада все слопал.

- А тебе жалко? – удивилась Марго.

- Да не в жалости дело. Ребенок… грибы… целую банку… желудок посадит.

Я:

- Юлия, ты же взрослая девочка! Зачем надсажаться?

- А они вкусные, - облизнула ложку королева всех балов. – Я никогда такой вкуснятины ещё не ела.

Теща:

- Представляешь, Максим, какую штуку нам из Японии привезли. Загружаешь продукт. Монитор рецепты выдает нескончаемый список того, что можно приготовить и заготовить. Когда выберешь, ингредиенты – добавьте того-то и того… Я купила ведро опят у соседа и закатала в банки по японскому рецепту, добавив специи… И вот, пожалуйста – ребенок наш сейчас лопнет.

- А вы отойдите, - посоветовала благоразумная Юля.

- Не девочка, а сущее самоубийство, - покачала головой Наташа.

- Болит животик? – присел на корточки перед маленькой обжоркой.

Та удивленно на меня посмотрела.

- Нет, - ответила тихо. – Мне стыдно, что вам не оставила.

- Это хорошее чувство, - кивнул я и улыбнулся ободряюще. – Ну, не расстраивайся: есть же ещё.

И ободренная моей поддержкой Юля тут же по секрету пожаловалась:

- На меня Светка Пронина сегодня в садике компот вылила. Ты налупишь её?

- Нет, со Светкой мне не справиться – она маленькая, верткая – давай кого-нибудь покрупнее. 

- Может, прочистить пищевод? – предложила Наташа.

- Как это? – удивилась Юля. – И грибочков в нем не будет. Нет, я не согласна.

- А кто тебя спрашивает?

- Папуля, спаси меня, - бросилась ко мне девочка.

Да за такое обращение!.. Я подхватил малышку на руки и объявил всем присутствующим:

- Мы закрываемся в мастерской, и пока грибочки не переварятся в желудке, никому не откроем. Ишь какие! Хотят у девочки отнять опят…

Но Юля не поддержала сепаратизм – вырвалась от меня и кинулась обнимать Наташины ноги.

- Мамочка, я больше не буду. Я тебя так люблю, - призналась она со слезами на глазах.

Здрасьте, приехали. Я понял, что ничего не понял. И в два раза сильней себя жальче стало.

С моими дамами очешуеть можно! Сейчас пойду в свою мастерскую, включу компьютер и буду думать над проблемами подводных обитателей озера Круглое. Слава Богу, домашние, наконец, привыкли, что в этом помещении меня нельзя отвлекать от глубоких мыслей. Здесь у меня своя территория – с мастерской мне просто повезло. Хотя, если учесть, что Юличка не без оснований считает себя моей любимицей, которой дозволено все, что ей только захочется, то так себе везение-то...

Я в мастерской, компьютер включен – настроя нет. В голову лезут какие-то глупости о женских округлостях, которые прижимаются к тому, что на грядке не растет, а у меня почему-то вдруг выросло. И ночи ему мало стало в последнее время…

Так, к черту! Ночное ночью…

Я подумал о рыбах озера Круглое. Затем ещё подумал… Мысли все не туда сворачивают.

А тут в открытую дверь послышались разговоры с крыльца. Юля, наверное, за компьютером, а взрослые дамы раззадорились по-взрослому:

- Он тебя любит, поверь мне, Наташа. Так любит, что себя забывает. Я думала, что такое только в кино бывает. А тут смотрю за вами, и плакать от умиления хочется. Он ведь тобой одной лишь живет и дышит. Оберегает будто хрустальную. Или принцессу китайскую, которая сама на себя трусы не наденет. Просто приворожила ты его. Просто размазала по амурным крылышкам. Лань моя трепетная и ранимая…

До того Маргарита Степановна расхвалила меня и её, что Наташа не удержалась и всхлипнула – будто совсем другого превозносили, которого рядом нет.

- Он самый лучший мужчина на свете! – вдруг выдала моя любовница моей невесте. – Когда же вы, наконец, поженитесь? Чего тяните? Или я дура, или вы мудраки. Или все сразу. 

Я видел в окно, которое выходит во двор, как мать и дочь обнялись, прильнув друг к другу. В который уже раз подобные сцены наблюдаю – умиляют…

- Ну, ничего-ничего… Прорвемся, дочка. Будет и на нашей улице праздник.

Я принялся думать над её словами.

Да, Наташа действительно для меня много значит. Стала всем в последнее время. А теща? Маргарита мне просто нравится. И все у нас с ней в постели замечательно получается. Даже лучше, чем с Наташей.

Не легко далось это признание, но как без него сделать вывод о двух женщинах в моей жизни – одна для тела, другая для души? Никак.

До конца дня все прокручивал в голове эти мысли, не досужась темы озера.

Но самоанализ не прошел для меня даром и расставил все по своим местам. По крайней мере, я теперь знал чего хочу на семейном поприще и примерно представлял, что буду делать.

За ужином теща:

- Ты какой-то спокойный слишком… Уже придумал, что с рыбой делать, или мысли другие на ум идут?

- Поработал немного, - хмыкнул я. – Над собой…

И вдруг что-то как зазвенит громко – снаружи, но не дома, а возле усадьбы, за калиткой и гаражами.

Мы с тещей переглянулись и поняли сразу – кто-то громит витрину магазина. Наташа подхватила малышку на руки, а мы кинулись на улицу.

Там были два пьяных мужика – один с топором, другой с пожарным багром. Злые и незнакомые. Рвались они к муляжам спиртных напитков с иностранными этикетками, которые Маргарита Степановна выставила за стеклом для красоты.

- Вы что творите, ироды! – заголосила Марго на всю деревню. – Креста на вас нет!

- Заткнись, курва! – просипел один посаженным голосом. – Где тут нормальное пойло, а не стекляшки с водой?

Я вмешался:

- Так зачем же магазин-то ломать? Добром бы спросили – разве б не дали?

- Ну а чё встал? – сиплый нацелил в меня багор. – Неси.

- Маргарита, - позвал я. – Принеси ребятам выпить.

- И закуски какой, - вставил сиплый.

- И закуски, - добавил я.

Марго через калитку прошла во двор. 

- А мы пока познакомимся ближе. Ребята-то замечательные. Вы откуда, парни, такие грязные да бородатые?

С вытянутой для рукопожатия рукой подошел вплотную к мужику с багром, и теперь он уже был не опасным. Не стал ладонь пачкать, а провел замечательный апперкот – любому мастеру бокса на зависть. Гость незваный, но нахальный мгновенно ушел в нокаут – потому как упал не назад, а вперед.

- Ты… - завопил второй мужик и бросил в меня топор. Чингачгук херов.

В этот момент открылась калитка и со двора на улицу выскочили Жасмин и Шамиль – два приличных размеров щенка кавказской овчарки.

Мужик припустил наутек. Но его догнали, уложили и, гордо водрузив лапу на спину, глухим рычанием посоветовали не рыпаться. Беглец внял…

Появилась Марго.

- Наташа вызвала участкового. Обещал быть. А вот и он…

На перекрестке замелькали тени от света фар.

В гражданке, но с пистолетом в руке выскочил из «Рено» местный блюститель порядка. Заглянул в морды плененным. К нам подошел.

- Я их знаю. Калымщики с Казахстана, к фермеру Степанову приехали на ремонт техники и уборочную.

- Допрыгались, голубчики? – обратился к апперкоченному.

Тот никак не мог подняться на ноги и даже на четвереньках его заносило: нокаут – это тебе не хухры-мухры, а сотрясение мозга, как минимум.

- Куда вас сдать? – допытывался участковый. – Наряд вызвать из райцентра или хозяину на поруки?

Ответил тот, охраняемый неподкупными сторожами:

- Позвоните хозяину. Не надо наряд.

Участковый мобильный номер фермера знал – позвонил, сказал:

- Сейчас приедет, заберет. Вы договоритесь с ним о возмещении за порушенную витрину. Заявление будете писать?

- Вам же за них платят?

- Конечно, но я сторонник полюбовных разрешений конфликтов.

- Больше навар или характер такой?

- И то, и другое, - честно признался участковый.

Пока ждали фермера, апперкоченный пришел в себя, но способность к передвижению не вернул. Сел на задницу и тихо принялся подвывать.

На улицу вышла Наташа с Юличкой на руках:

- Никак не хочет ложиться спать – боится без папочки.

Малышка перебралась на мои руки и опустила головку на плечо – ей уже пора баиньки.

Я огляделся по сторонам:

- Пойду, если никому не нужен.

- Идите, конечно, - махнула рукой Марго. – Кого тут смотреть? А с фермером этим я разберусь.

Уложив девочку, мы засиделись с Наташей в детской.

- Народ ждет от нас свадьбы. Давай накроем стол в ДК, чтобы упоить все село, и артистов на сцену пригласим.

- Все село поить незачем. Родных, друзей, клубников, само собой – этих бы рассадить. А артистами будем сами. И так, представляешь, сколько затрат!

Снисходительно спросил:

- Нат, как ты думаешь, беден я или богат?

Она задумалась.

- Летчик. Полковник. Пенсия, наверное, тысяч тридцать…

Я усмехнулся.

- Тебя совсем не интересуют чужие финансы?

Невеста моя плечами пожала:

- Зачем мне они? На кусок хлеба я сама заработаю. А мишуру всякую покупать или в замке жить  нет никакого желания.

Помолчали.

- Я бы хотел тебе делать подарки каждый день, но в селе это сложно.

- Делай раз в неделю, - улыбнулась Наташа. – Вот поедем в театр и зайдем в магазин. Только золото я не люблю. И наряды модные. Достаточно чтобы были для жизни и для сцены… Не разбираюсь в крутых гаджетах. Вот на море бы съездить как-нибудь – хоть на недельку. А подарки… Все село и так думает, что я с тобой из-за денег…

- А то, что ты очень красивая, а я очень влюблен в тебя, никого не касает? Ну и черт с ними. Пусть думают, что хотят. Не обращай на них внимания.

- Девчонки в клубе мне завидуют. Да что уж там – я иногда сама себе завидую.

Я благодарно ей улыбнулся за замечательный комплимент.

Посиделки в комнате спящей дочери затянулись.

- Устала? – сочувственно спросил я.

- Да не очень.

- Может, спать пойдем?

- Давай маму дождемся.

- Тогда чай?

- Пойдем…

Взявшись за руки, мы пошли на веранду. Что ещё надо для полного счастья?

Пришла теща, закончив разборки с фермером. Сказала не удрученно, а как-то даже с пафосом:

- Господи, когда же я перестану влипать в ситуации?

Наташа поправила, скромно потупившись:

- Это не ты, мама, влипаешь – они сами тебя находят.

- Точно – душу мою душегубы делят, а голову головорезы.

Складно сказала!

- Ну все, спать пора! – дала команду Марго и, призывно выпятив пятую точку, на меня посмотрела.

От этих слов, от её взгляда, от её задницы аккуратной внутри развязался какой-то узел. Нет, все-таки замечательная у меня теща! Вот что она говорит Наташе, когда та начинает обо мне беспокоиться:

- Мужчине нужны проблемы, чтобы он чувствовал себя героем, решая их для своей женщины. А страх за то самое место, на котором обычно сидят, это, поверь, не мужское занятие… 

Уже в моей спальне и скорее для меня Марго сказала Наташе:

- Ты не видела, как наш Максим двух бродяг у магазина уделал. Красота!

Невеста моя уже в ночнушке чмокнула меня в щеку:

- Ты наш с мамой самый-самый лучший защитник.

- Да ладно, - отмахнулся я, но щеки предательски порозовели.

Марго легла на тахту, раскинула руки, потягиваясь и выгибая спину:

- Только сейчас я познала, как оно за хорошим мужиком бывает. Как приятно чувствовать себя его добычей лакомой. Ты себя чувствуешь, Наталья?

- Ага, - усмехнулась та, - горлицей в силке. 

Мать в шутку набросилась на неё стягивать комбинацию:

- Вот мы сейчас ощиплем тебя и запечем с картошкой!

- Щекотно, бабуш! – прыснула Натали.

Марго не очень-то радовало это прозвище, полученное от внучки. А в устах дочери звучало обидно…

Окна были распахнуты, и в окна легко проникали вместе со свежим воздухом ночные звуки – далекий лай собак, кряканье уток на озере, шепот тополей по соседству… Несколько раз по улице проехала машина.

Утомленные ласками мы уснули.

Утром, попутно отведя Юлию в садик, мы с Марго отправились в Администрацию села. Она располагалась в том же здании, что и ДК, только вход – скажем так – со двора. Да ещё государственный флаг над ним…

Найдя нужный кабинет, постучались и вошли.

На столе стоял ноутбук, из-за которого высунулась светловолосая голова Главы сельского поселения.

- Привет, Маргарита Степановна! Ко мне?

Та кивнула, присаживаясь на свободный стул.

Странно. Я, влажная мечта всех барышень и незамужних дам села остался вне внимания. Смущенно потупившись, поприветствовал начальство:

- Здравствуйте.

Снова игнор.

- Жаловаться пришла, Марго? Говорят, бомбили вчера твой магазин?

Должно быть, участковый доложил.

- Нет, я по другому делу – с этим разобрались. Озеро Круглое хочу взять в аренду.

Глава хмыкнула, удивленно приподнялась и снова плюхнулась в кресло.

- На предмет?

Марго ответила, как я учил – слово в слово.

- Зарыблю и буду билеты рыбакам продавать на отлов.

Представитель власти гаденько улыбнулась:

- Это замечательно! А просто зарыбить, в благотворительных целях? Ты ведь у нас теперь бизнесмен.

- Чтобы снова зимой подохла? Мой зять говорит, - теща кивнула в мою сторону. – Дело тогда жизнеспособно, когда приносит кому-нибудь прибыль.

Наконец, местная Глава удостоила взглядом меня.

- И откуда же к нам в село этого раскрасавца занесло?

- Михайлов Максим Сергеевич, полковник в отставке, пенсионер. Можно не любить, но прошу жаловать. А к вам, простите, как обращаться? – представился я.

Глава коротко хохотнула:

- Пенсионер? Да тебе впору мужикам за водкой в магазин бегать да с пацанами в футбол играть. Я Гагарина Антонина Семеновна. Прошу и любить, и жаловать.

Поклонился вежливо.

- Так понимаю, идея рыбоводства на Круглом от вас исходит? Опыт подобной работы есть?

- Есть интернет. А там все есть.

- Деньги?

- У вас просить не буду.

- А у меня их и нет. Ладно. Пиши, Маргарита Степановна, заявление. На тебя оформляем аренду?

Теща кивнула.

Снова пронзительный взгляд на меня:

- А ты, мил человек, без прописки живешь?

- Пока временная.

- Что значит пока?

Подсказала Марго:

- Свадьба у них намечается с моей дочерью.

- Наталья Дмитриевна замуж выходит? За пенсионера?

Мы с тещей опешили. На себя посмотри, баба столетняя – расплылась по стулу квашней …

Следующие полчаса мы оформляли документы в бухгалтерии. Нам посчитали арендную плату. Наконец, Маргарита Степановна подписала документы аренды.

По дороге домой выговаривал теще:

- Ну зачем ты меня сюда потащила? Торговую точку одна оформляла. Здесь тоже самое.

- Я думала, специфические вопросы какие будут, - оправдывалась Марго.

- Но какая злоязыкая баба – эта Глава ваша!

- А ты, оказывается, не всех охмурить можешь.

- Как же её охмурить, если невозможно обхватить.

- Вот Тонька бы услыхала, какой ты редкой породы хам, - и так меня хлопнула по спине, что три шага вперед я сделал не собственной волей.

По дороге домой мы спустились к озеру – здесь дома расступились, пропустив нас к воде. Живописно склонились над ней тополя.

- Ты, знаешь, - сказала Марго, - здесь гнездятся или кормятся самые красивые птицы нашего края – белые лебеди.

Прикинув ладонь козырьком ко лбу, она внимательно оглядела поверхность озера.

- Ага, вон и сейчас один здесь. Видишь? А подруга, наверное, на гнезде. Только ради бы этих птиц стоило взять его под охрану. Мы же запретим здесь охоту?

- Всенепременно. Озеро наше и никаких гвоздей!

Полчаса мы просидели, наблюдая за одиноким лебедем.

- Я построю на берегу нашем большой причал с беседкой, и ты будешь из неё кидать сухарики лебедям. Их же скоро целый выводок будет. 

Еще раз вспомнили о лебедях, когда с Наташей и Юлей уплетали пироги за столом с молоком.

- А их охотники могут убить? – спросила мелкая и вдруг расплакалась самым натуральным образом.

- Мы им больше не позволим, - успокаивала Марго. – Папа твой обещал беседку построить. Мы там сядем с рогатками и всех охотников перестреляем. Ты не против?

Юлия, всхлипнув последний раз, кивнула.

Берегись, братва! Дамы выходят на тропу войны!

Наташа закинула светло-русую косу за спину.

- На благое дело, пожалуй, и я с вами. А как их прогнать с нашего озера найдем способы…

После ужина мы всей семьей, оставив дома Мао смотрящим за домом, отправились к Артему Гурману – владельцу местного деревообрабатывающего цеха. Естественно, в его родные пенаты – рабочий день-то уже закончился. Так Марго посоветовала – мол, вечером его проще застать.

Застали. Поговорили. Вместе и план нарисовали, на котором разместили:

- мостик (трап с поручнями от берега до платформы);

- платформу (причал);

- беседку (на одном краю платформы);

- эллинг (помещение для лодки, под беседкой и платформой);

- ветряк и помещение для компрессора (на другом краю платформы);

- трубу для подачи воздуха от компрессора под лед озера (под платформой);

- мостик для прыжков в воду и трап для выхода из воды на платформу (в центре);

- кабинка для переодевания (рядом).

Про трубу Артем заартачился – мол, не плотницкое это дело. Потом рукой махнул: увлекла идея – под ключ, мол, сделаю. Но и я торговаться не стал: сколько сказал, столько и пообещал, выдав половину авансом.

Закипела работа.

И слухи поползли по селу. Особенно смаковали аренду озера. Вот же блин! Сами же предлагали решить проблему, а теперь… и олигархами нас обзывали, и ворами-буржуями, захватившими единственную сельскую радость…

Половина села ополчилась на нас за то, что заказав у Артема и подрядив художника, мы расставили вокруг озера щиты с объявлениями «Частное владение. Рыбалка только на удочку по билету, приобретенному в магазине «Пятерочка». Охота на водоплавающую птицу категорически запрещена». Хоть сезону еще не время, но пусть привыкают.

Мальков пресноводных озерных пород я несколько раз привозил (заказывал и мне доставляли), выпускал в Круглое на глазах у тех самых ходоков. А когда сообщил торжественным тоном: «Дело пошло!», был послан ими на три радостных буквы.

Вот и делай людям добро!

А потом как-то мне объявили сельские любители лова на удочки – как рыбачили без билетов, так и будем.

На что я – посмотрим!

И приобрел для охраны моих интересов на арендованном озере квадрокоптер. Ох, и наделал же он шуму в селе. Страху нагнал на мужиков.

Вы только представьте себе картину. Сидит рыбачок-безбилетник на бережку, носом клюет на солнышке (промысловой-то рыбы все равно ещё нет). Вдруг будто гром небесный над головой:

- Ты почему, сукин сын, билет не берешь?

И бега были, и в штаны ложили… досыта в селе нахохотались.

Мужик один в лодке чуть не утоп, запутавшись в леске… М-да…

Голос-то я квадрокоптеру приделал. А еще бачок, из которого выплеснул краску на машину одного приезжего рыболова – до невозможности вредный мужик попался. За то и получил сполна…

Тут я немножечко отвлекусь и расскажу об инциденте.

Расспросив на берегу, где эти билеты продают, он сел в заляпанную машину и поехал к нашему дому, пылая жаждой мести. Посмотрел на магазин – не сразу, но понял, что там никого нет. Нажал кнопку звонка на калитке.

Вышла Марго. И пискнуть даже не успела, как мужик приезжий схватил её за горло и прижал к стене гаража.

- Ты, сука, мне машину краской облила? Знаешь, что я с тобой сейчас сделаю?

Рассказать он об этом не успел. Потому что женщина, им плененная, вдруг со всей силы заехала ему в пах коленом.

- Стерва! – прохрипел он, складываясь пополам.

Зря, потому что не знал, с кем имеет дело. Он ещё не коснулся земли, как второй удар костяшкой среднего пальца правой руки попал ему в глаз.

Возопив, нападавший передумал складываться, но рухнул на колени и закрыл лицо руками. И тут на голову его обрушилась последняя напасть – тяпочка в виде кирочки, которой строители кирпичи раскалывают, а Марго землю рыхлила. 

Мужик больше ничего не орал – молча упал.

На шум за воротами бросились с лаем наши щенки, которые вместе с плотниками крутились на платформе. И я понесся за ними вслед.

Картина нарисовалась такая.

Я, запыхавшийся, с древесной стружкой в волосах. Два пса-переростка без намордников, но с желанием кого-нибудь цапнуть за конечность или мягкое место. Марго с тяпочкой и поверженный мужик у её ног.

И тут участковый подлетает на своем служебном «рено».

- Вы чего здесь?

Марго кивнула:

- Да вот, душить набросился гражданин.

Узнав машину, я понял причину нападения.

Участковый, взяв за шкирку, вздернул на ноги дважды пострадавшего.

- Ты зачем на женщину набросился?

Мужик пришел в себя:

- Вы правы – лучше бы на крокодила.

Вид его был неважный – один глаз посинел, опух и не открывался; на лбу фонарела наливающаяся багрянцем шишка.

Потом он заныл, обличительно наставив на Марго палец:

- Она меня чуть не убила.

- А нечего было за горло хватать.

- А какого хрена ты облила мою машину краской?

- Делать мне больше нечего…

Через полчаса пререканий конфликт был улажен, к вящей радости участкового – полюбовно. У Марго от этой памятной встречи остался и два дня красовался засосом синяк на шее...

Вот так шел процесс воспитания рыбаков и привития им культуры поведения на озере. Рыба обещалась лишь на следующий год…

Однажды за чаем вечерним состоялся такой разговор.

Наташа:

- Родственники, что случилось? Все село на вас гудит. И даже на меня начали коситься. Вы кому так не угодили? Только всю правду без утайки.

Марго глаза закатила.

Я попытался объяснить:

- Все в порядке, Наташа…

- Настолько в порядке, что со мной перестают общаться знакомые люди, - прищурилась она. 

Маргарита вмешалась:

- Просто некоторые иные не так поняли происходящее. А как привыкнут, им понравится. В нашем озере будут водиться не только карп, карась и сырок. Максим Сергеевич запустил мальков омуля, толстолобика, сига, хариуса, тайменя, налима, линя, сига, осетра…

- Мама, ты-то как их запомнила всех?

- Вместе же выбирали, и выписывали и запускали… Ты представляешь, что у нас на следующий год будет ловиться на удочку?

Наташа подозрительно на неё уставилась.

- И что?

- Все, что захочешь! К нам приезжать будут со всех концов России – отдыхать и рыбачить.

- За деньги, конечно?

- По билету. Но для сельчан он будет со скидкой.

- Обещай это, мама, - потребовала Наташа.

- Но не всем. Есть такие вредные личности… - не стала давать обещание Марго.

Юля в садике, Наташа в ДК, Марго трудилась в Зимнем Саду, а я с двумя плотниками Гурмана строил платформу на берегу. Все были целыми днями заняты – собирались вместе лишь утром и вечером.

Марго, провожая Юлю с Наташей, за ворота вышла. У магазина злоязыкая баба Катя.

- На работу, красавицы?

- На неё, - кивнула за всех Марго.

- Ох, девки, и охота же вам работать? Мужика бы лучше своего струнили. Говорят, он богатый у вас – страсть.

- Да ну, какой там богач, - заступилась за квартиранта Марго. – Пенсионер, он и есть пенсионер.

- Ну, тебе-то ладно, - не отступала соседка. – А вон Наташке другого ребенка надо. Одного маловато будет.

- С одной легче, - возразила Наташа.

- Ну, понятно, что легче. А минимум надо двух.

- Кому надо?

- Стране.

- Вот пусть страна и рожает, - возмутилась Марго. – Или условия создает.

- Так и так уж дает – только рожай.

- То разве деньги? Дайте хорошие, и я вспомню прошлое, - подбоченилась Маргарита.

Наташа сказала:

- Детей не только рожать, их воспитывать надо.

И пошла, с Юлей взявшись за руки, по тротуару. Женщины смотрели им вслед.

Баб Катя вдруг встрепенулась, что с девочкой не поговорила. Крикнула вслед:

- Юличка, как там в садике?

- Все чудесатее и чудесатее, - последовал ответ.

И Наташа дочь не поправила, а поделилась как со взрослой своим мнением о соседке:

- Вот ведь любитель портить настроение.

- Мама, а мы почему сегодня не на машине?

- Папа с бабушкой в райцентр собрались ехать – у них дела в налоговой.

- Папа сказал, когда ты получишь права, он тебе купит машину новую. Ты какую хочешь?

- Зеленую…

За окном начал накрапывать мелкий дождь.

И, похоже, надолго. Значит, не придут плотники на платформу. Чем заняться?

Обратился к дамам:

- Народ, предлагаю напиться.

- А повод? – Марго встрепенулась.

- Любовь несчастная.

- У кого?

- Ну, давайте представим, что у нас.

- Сглазишь.

Поддержала Наташа:

- А давайте накроем стол просто так – за дождь, за лето, за жизнь, за нашу семью…

И, не дожидаясь возражений, спросила дочь:

- Юличка, ты что будешь пить?

- Компот вишневый.

- А есть?

- Мороженое.

- Ты, мама? – спросила Наташа Марго.

- Я тут бутылочку винца прикупила в коммерческом магазине – страсть дорогущее, но и красивое. Давайте попробуем.

- С вашего позволения я рыбу и пиво.

На веранде накрыли. И дождь не помеха. Хорошо посидели…

 

Добавить комментарий