Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

Яблоко Эриды

Яблоко Эриды

16 Май 2022

Яблоко Эриды Если любишь, сразу скажи об этом. Иначе этот момент пройдет. Марго предложила: - А давайте устроим праздник для...

«Дикие люпины»

«Дикие люпины»

14 Май 2022

Фрида Шутман «Дикие люпины» (По картине Олега Молчанова «На закате лета»). Небо поспело воздушным караваем, Травы покрыли коврами долины. Медовая...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

14 Май 2022

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Похищение

Похищение

12 Май 2022

Похищение Моему другу Овчинникову, жителю г. Копейска Челябинской области, который утонул в Персидском заливе, посвящается 1. Контакты Никогда не думайте...

Роковое признание

Роковое признание

10 Май 2022

Роковое признание Не все то лебедь, что из воды торчит. /Ежи Лец/ Было утро. Я сидел на кухне и уплетал...

Неудачный дебют

Неудачный дебют

03 Май 2022

Неудачный дебют Русский офицер, трезвым, никогда в грязь мордой не падал. /примета/ Давайте знакомиться. Я – Михайлов Максим Сергеевич, тот...

Пещера Титичных гор

Пещера Титичных гор

28 Апрель 2022

Пещера Титичных гор Спокойно жить не могут старики. Ищут клады, золотые жилы, любовь и приключения… Эта повесть рассказывает об удивительной...

 

 

 

Роковое признание

 

Не все то лебедь, что из воды торчит.

/Ежи Лец/

 

Было утро. Я сидел на кухне и уплетал самый вкусный в моей жизни пирог, приготовленный очень умелой рукой квартирной хозяйки. Мне бы радоваться, наслаждаясь, а я грустил, потому что не знал, с чего начать – как людям пользу приносить?

Не считайте меня идиотом: не всему человечеству, а отдельно взятой семье из трех человек женского рода.

Они обо мне заботятся всячески, а я только квартплату вношу – думал, с неописуемым удовольствием запивая картофельный пирог холодным молоком – надо в чем-нибудь существенном отличиться; чем-то порадовать дам кроме денег.

А что делать? Ходить за ними повсюду и помощь свою предлагать – мол, мужское крепкое плечо не хотите ли? Нет, надо что-то свое предложить, оригинальное, чтобы меня сразу зауважали, а потом и полюбили – хоть Марго, хоть Наташа, хоть обе сразу вместе… Но что придумать?

Подсказала Марго, явившаяся убирать посуду. Ворчала, гремя тарелками:

- Как жизнь поменялась. Раньше в колхозе людей не хватало, а теперь нет работы в селе.

Я ухватился за эту мысль:

- А хотите, Маргарита Степановна, я работу вам сам придумаю. Ну, работу не работу, а доходную статью.

- Как это?

- А вот из одного гаража пустующего сделаю магазин автоматического обслуживания. За прилавкам стоять не надо. Покупатель зашел, денежку в кассу опустил или карточку приложил, код товара набрал, и он выкатился в окно выдачи.

- Такие бывают?

- А вы разве не видели? Сейчас автолавки по селам ездят. Водитель один. Двери в будке распахнул – дальше все на автомате. Китайское ноу-хау…

- Что узкоглазым хорошо, то русскому смерть.

- А мы не будем брать с них пример – со своими прибамбасами магазинчик откроем. Скажем, развесим видеокамеры, покупателей будет встречать радостный вопль электронного продавца и вообще – наладим голосовое общение.

- Такое возможно?

- Сейчас нет невозможного.

- А товары, где брать?

- Проще простого. Повесим вывеску «Пятерочка», заключим договор с одноименной фирмой, и они на своей машине привозить будут все, что только попросим.

- А расчет после реализации?

- Наверное, сразу. Да не беспокойтесь вы о деньгах – это моя забота. Ваша задача – отсортировать товар по нужным полкам. Чтобы вместо булки хлеба бутылка водки не выкатилась.

- Хорошо бы так-то.

- Вот я этим и займусь. А то скучно совсем. Мне только нужно одно.

- Что же?

- Ваше разрешение на переоборудование гаража под сельскую лавку, работающую круглосуточно в автоматическом режиме – без продавца.

- Самхватай?

- Пусть будет так. Ну, что вы скажите?

- Да делайте, что хотите – все равно без дела стоит.

Я так понял – это она о гараже, которого я добивался. Замечательно! И с ходу взялся – пошел осматривать объект. Заинтригованная Марго следом.

Гаражи, похожие как близнецы, стояли перед домом. И надо сказать, как убежище для машин смотрелись весьма и весьма неплохо. Ворота, к примеру, не распахивались створами в обе стороны, а в гармошку, как жалюзи, собирались под крышу – удобно с такими и красиво.

В одном уже стояла моя машина. Мы подошли к другому.

- И кто в такую конуру за товаром пойдет? - сетовала Маргарита.

- Не переживайте, хозяюшка: сделаю косметический ремонт – будет похож на магазин.

- Сам что ли?

- Сам не смогу, специалистов найму.

- Денег девать людям некуда.

- Почему некуда? В дело пойдут. Вы поверьте мне, Маргарита Степановна – все будет хорошо!.

- А что ещё остается? Вы такой благородный у нас, как рыцарь на черном коне.

- Почему не на белом? – не понял я.

- Машина у вас черная.

И смерила меня взглядом. В глазах её читалось – бабы, наверное, за тобой умирают. Но мне ловеласов таких на дух не надо: одна морока с ними. От красавцев с деньгами одни слезы и головная боль…

Напевая что-то под нос, она пошла прочь, а я с набухшей нежностью смотрел ей вслед. Проводил её взглядом, пока не скрылась за калиткой во двор. Почему-то подумалось – с ней так уютно бывает, когда она рядом. Заметил – соседки её уважают и за советом-помощью обращаются часто. Но… помнил, как она не согласилась спать со мною за деньги – так что закатай губу, полковник. Или проси руки, если совсем уж не терпится…

Вы знаете, какое хлопотное дело из гаража сделать магазин? Вот и я не знал, пока не взялся. Оказывается, в этом деле главное не руки, а голова. Это она решает, что куда. А рукам что – бери больше, клади ровнее…

Сонное село выглядит едва живым. Копошится в палисадники соседка-старуха. Через дорогу на скамье у ворот курит древний дед с седыми усами и бородой. Под его ногами зевает дряхлая шавка. Все выглядит умиротворенно – а я взялся за работу…

Подошел сосед, Иван Рыжов – возрастом чуть за пятьдесят, с пивным пузиком и большими залысинами. Кивнул, улыбнувшись:

- Сносить думаешь? Лучше сдай в аренду.

- А кому нужен?

- Напиши объявление.

Я вздохнул и признался:

- Магазин из него думаю сделать.

- А кому он нужен? – небрежно махнул рукой Рыжов.

- Кто его знает? Да пусть стоит – пить-есть не попросит… Все равно гараж без дела торчит. А магазин будет копеечку приносить.

- Хлопот с ним…

- На автомате мыслю. Сейчас такие не редкость.

- Ну-ну… - Иван Рыжов, цвиркнув слюной через губу, пошел прочь.

Но в голову ему вдруг пришла мысль, и он вернулся.

- А может, ты к хозяйке клеишься? Так не теряйся. Хорошая баба и собой хороша. Хватать надо, пока свободна.

- А сам-то что?

- Да старый я и толстый для неё. Так и сказала, когда посватался. А ты вроде ничего – подтянутый. Дай угадаю – военный на пенсии?

- Вроде того.

- В каком звании?

- Полковник.

- Ого! С твоей-то пенсией и к Наташке можно посвататься. А мне Маргариту оставь – может быть, уломаю однажды.

- И будешь зятьком меня называть?

Рыжов хихикнул и прочь пошел.

Следующую неделю с утра до вечера я копошился в коробке гаражной, делая ей косметический ремонт. Своими руками, между прочим – военные летчики все умеют. Чего не умеют – быстро учатся…

Опять подошла Наташа и попросила свозить их в город. Переодевшись в дорожный наряд, сел за руль, уверенно и плавно проехал селом, выкатился на трассу и прибавил скорость.

- Вы хороший водитель, Максим Сергеевич, - похвалила Марго. – Не люблю дерганных и шустрил.

- Лучше, чем Иван Рыжов?

- Какой Рыжов? Сосед что ли? Да у него машины нет.

- Нет, есть, - поправила Наташа. – Только он на ней не ездит – в гараже стоит.

- В женихи набивался, - сказала Марго явно для меня: семейным это давно не новость и не раз обсуждалось.

- Почему отказали? – это я. – Про дареного коня не слыхали?

- Характер не подходящий.

- Да вы прямо шкатулка с секретами.

- А вы любите кроссворды разгадывать? – это Наташа.

Если ещё Юличка пойдет против меня – сдамся на милость победителей.

А вот когда вернулись домой с покупками (кстати, я так и не научился платить за дам), был приглашен на семейный ужин. Сели за стол – на нем плов. Вкусно приготовлен, что и говорить. Женщины так готовить умеют – к черту ложку: ел бы пальцами и облизывал.

- В город не тянет переехать? – спросил между прочим. – Не надо кататься – все магазины под боком.

- Я здесь родилась, - недовольно фыркнула Маргарита. – Чего мне в городе делать?

- А вас, Наташа?

- Я училась в Челябинске и не осталась, хотя была такая возможность. Дома как-то надежнее. И люди у нас хорошие.

Взгляды наши встретились, и заметно было, как девушка пытается сохранить непринужденность любой ценой.

- А вы, Максим Сергеевич, давно расстались со своей семьей?

- Давно. Жена нашла себе иностранца – уехала за границу с детьми.

- Вы не общаетесь?

- Нет. А тебе, милая, - чтобы уйти от разговоров о моем прошлом, обратился к Юличке, - где интересней: в городе или селе?

- С мамой и бабушкой, - очень разумно ответила девочка.

- И вы здесь живете дружной семьей – в тепле и уюте. Просто завидки берут!

- Здесь классно! – сказала Наташа. – Дом хороший, огород ухоженный, люди добрые уважают, вокруг озера целебные. Я в следующем году на курсы пойду, сдам на права, возьмем с мамой кредит и купим машину. Машина – это не роскошь, а средство передвижения и свобода. Вот!

Девушка выдохнула, закончив пламенную речь, в которой убеждала не гостя, а скорее себя, как ей повезло в жизни и как у нее все здорово складывается.

- А будет ещё лучше, когда мы с Маргаритой Степановной запустим магазин. И назовем его «Рай Земной». Ведь Хомутинино – это Рай! Мне тоже все любо здесь. И вы у меня такие хорошие! Это судьба, что встретил вас…

- Вы же говорили «Пятерочка»! – встрепенулась Маргарита.

- Ах да. Пусть будет «Пятерочка» для начала. А потом посмотрим.

- Вы замечательный строитель, дядя Макс - пискнула Юличка. – Как гараж приукрасили, он сейчас смотрится шикарнее любого магазина. Жалко, что вы не волшебник.

- Сам опечален.

С явным любопытством заглядывая мне в глаза, Марго сказала:

- В селе кумушки говорят, что вы мой хахаль – потому так стараетесь.

- Я бы с великим удовольствием, Маргарита Степановна, но природная скромность мне мешает слова лишнего сказать.

- Да и я самым языкастым объяснила, что дело в не хахальстве. Просто квартирант замечательный попался – рукомеслый и непоседливый.

- Во-во… - я надменно скрестил на груди руки.

- А бабы все равно не верят в бескорыстную помощь, - заметила Юлина мама, покачав головой величаво. – Даже клубники наши про вас, Максим Сергеевич говорят – не мужчина, а праздник.

- Ну, праздник-не-праздник… Кстати, Наташ, вы на работу ходите, возвращаетесь поздно, и не всегда есть у меня возможность вас встретить и проводить. Скоро купальный сезон откроется, отдыхающих будет много – не безопасно в селе станет ночью одиноким красивым девушкам ходить. Вот вам ключи от машины. По селу и без прав можно кататься. Думаю, участковый вас не остановит. Вы ведь умеете водить джип?

- Ещё утром умела. На курсах, правда, не была, но рулить доводилось. У вас коробка-автомат? Обалдеть!

Надо бы вежливо отказаться, но соблазн так велик! И Наташа не устояла.

- Я буду очень осторожной. Честное слово.

Девушка одарила меня счастливой улыбкой.

- Оставьте ключи у себя. Я попрошу, когда потребуются.

В тот же день на работу в СДК Наташа отправилась на джипе Петрова, наслаждаясь послушностью руля и мерным шуршанием шин. Левую ногу первое время приходилось осаживать – не привыкла к безделию – но потом все наладилось. Широкая педаль тормоза и узкая газа старательно срабатывали – автомат замедлял или ускорял автомобиль по желанию водителя. Припарковавшись у Дома Культуры, девушка, гордо вскинув голову, направилась к парадному крыльцу.

День был просто прекрасным. Наташа уже начала задумываться, как бы Максима Сергеевича отблагодарить за такие подарки. Совесть зажимала – ведь ничего не бывает даром.

Как он круто с ней обошелся в первый же день знакомства – до грудей добрался, чуть под платье не влез. А потом вдруг угомонился – все желания разом пропали. Может, с мамой закадрил? Так она, наверное, сказала бы.

Наташа ощутила укол в сердце. Ревность? Только этого не хватало! Ну, как же так и откуда? К собственной матери! Квартиранта! …

Весь вечер провела в каких-то смятых, растревоженных чувствах. И дискотека молодежная не помогла успокоиться.

Впрочем, если быть честным, ситуация немного и забавляла – самую малость.

А по большому счету, очень хотелось, чтобы Максим Сергеевич обратил на неё внимание – под его взглядом почувствовать себя женщиной, красивой и желанной.

А Маргарита с того дня перестала накрывать мне отдельно стол – всегда приглашала к столу семейному. Впрочем, не только сама – засылала Юличку или Наташу. Я будто стал членом семьи…

Звезды заволокло тучами, стало сумрачно. Ветер усилился, налетая порывами. Одно радовало – он был южным и теплым.

Я в уютной мастерской, распахнув двери, занимался электроникой будущего магазина. Согласно найденной в инете схеме собирал автоматику, по которой общение в магазине станет голосовым.

К примеру, переступила порог соседка-старушка – магазин ей:

- Здравствуйте, баба Клава! Чего изволите?

- Мне бы хлеба серенького булочку.

- Приложите карточку к светящемуся плато на кассе.

Старушка получает чек, а следом и булочку в окне выдачи.

Примерно, так.

Я размечтался, а с неба стали срываться первые крупные капли дождя.

Прибежала Юличка из песочницы.

- Дядя Макс, сейчас будет гроза. Вам не страшно?

- Ну, вы совсем, мадмуазель, меня за мужчину не считаете. И если боитесь, садитесь подальше от дверей. Ноутбук включен – игрушку открыть?

На небе сверкнуло, громыхнуло, и дождь плавно перешел в ливень.

Я отложил сборку – любопытно было смотреть, как хлещет вода по керамическим плитам двора.

Запиликал мобильник у Юлички.

- Баба, не тревожься – я не на улице, а у дяди Макса в мастерской. Нет, не промокла.

Положив мобильник в карман курточки, девочка деловито сказала:

- Бабушка сейчас чай сюда принесет.

Ах, Марго-Марго… Я жил, питался, строил магазин, но никаких попыток сблизиться или проявить к ней симпатию больше не предпринимал. Её это заметно напрягало, хотя она изо всех сил показать старалась, что все между нами в порядке…

С подносом в одной руке и с зонтом во второй она прошла по веранде до моего крыльца – а уж оттуда до мастерской каких-то четыре шага под дождем.

- Замерзли? Сейчас согреетесь, – поставила поднос с чашками чая и корзинкой домашнего печенья на свободный край верстака. – Налетай!

Сама первой взяла чашечку и шагнула назад к порогу, вытянув босую ногу под струи дождя.

- Люблю грозу в начале мая…

Потом все молчали, отдавая дань душистому чаю и прислушиваясь к шуму небесных струй, вою ветра в проводах и удаляющимся громам.

- Маргарита, а что с вашим мужем произошло? – неожиданно для самого себя спросил я. – От болезни умер или погиб?

- Зачем вам? – холодно отозвалась она.

- Дурное мужское любопытство. Наверное, вы его очень любили.

- Он погиб в автокатастрофе. Думала, что не выживу.

- Судьба. Он любил вас?

- Саша очень хорошо ко мне относился. Не скажу, что на руках носил, но был всегда вежлив и предусмотрителен. За юбками не гонялся. Что ещё бабе надо для счастья?

- Ну, кому как, - вздохнул я, вспомнив свою жену.

- У меня в девках много поклонников было, но я выбрала его.

- А потом, после трагедии – ни на кого не заглядывались?

- Смотрела во все глаза, но такого уже не нашла. А вы почему не женились во второй раз? – и посмотрела на меня цепким взглядом, от которого стало неловко.

- Сначала страдал очень. Водку пил. Опустился чуть ли не на самое дно. Со службы меня уволили. А потом как-то поправился – с пороками завязал, в армию вернулся, стал преподавателем. На пенсию вышел в звании полковника. Но женщины чем-либо интересной мне так и не встретил.

- Девушки любят военных, а вы целый полковник.

- Шалав не хочу, а чистых и честных жалко – годы мои не те.

- А сколько вам лет?

- Сколько дадите?

- Ну, по виду вам тридцать пять не дашь. По рассказам, наверное, сорок пять. А на самом деле?

Я подмигнул ей:

- Пусть будет серединка.

- Кстати, вы паспорт свой мне не показывали.

- А вы не просили.

- Сейчас прошу – покажите свой паспорт.

- Хорошо. Как-нибудь при случае. 

Помолчали. И гроза утихла, хотя дождь ещё капал с неба и крыши. Да Юличка воевала азартно с кем-то в ноутбуке, не щадя сил.

Марго:

- О какой женщине вы мечтаете?

- О такой как вы.

- Да стара я для вас. 

- А какой прок в молодых – медовый лишь месяц, а потом: памперсы на попку, колики в животике, ежевечерние купания…

- Так это же счастье!

- Когда по ночам плачет ребенок?

- М-да, - отмахнулась недовольным жестом моя квартирная хозяйка. – Ох, уж эти мне вояки.

- А сосед на вас глаз положил, - ляпнул я.

- Это Рыжов что ли? На кого он только его не ложил. Вот смотрите как в жизни бывает – не пьет, не курит, а не нравится бабам – хоть убей…

- А я, значит, нравлюсь вашим бабам?

- Вы – да. Они вас все называют – не мужчиной, а просто праздником женскому глазу, уху и сердцу… Молодой, красивый, к тому же с крутой машиной и не женатый…

- Ну, хорошо, сейчас я признаюсь сколько мне лет.

От моих слов Маргарита вдруг напряглась – что происходит?

- Сколько же тебе лет?

- Полных семьдесят шесть!

- Ой! – Марго попятилась прочь, вжимаясь в косяк. – Максим, ты кто?

- Я бывший военный летчик, теперь на пенсии.

- А почему так молодо выглядишь?

- Видимо, воздействие радиации сказалось в обратную сторону.

Маргарита замерла, оглушенная новостью. Все в голове смешалось. И только одна мысль светилась в широко распахнутых глазах: «Во что я опять вляпалась?» Потребовала от квартиранта:

- Немедленно покажи паспорт.

А на лице её читалось – ой, не об этом сейчас надо спрашивать.

Тем не менее, я сходил в дом и принес свою ксиву.

- Михайлов Максим Сергеевич, - нараспев прочитала Марго. – 23 сентября 1944 года рождения. Вот это да! Не фальшивый? Не краденый? На фотографии вроде похож – хотя в жизни моложе.

- Да, но теперь замечаю – процесс в обратную сторону движется.

- Быстро старишься?

- Не молодею. Видимо, вода хомутининская влияет.

- Я думаю, ты потому и катаешься по стране, что от ученых прячешься – не хочется быть подопытным кроликом. Так?

- Одно пойми, - я протянул к Марго руку, но она в панике отшатнулась. – Я тебе не враг. Сильно рискую, рассказав о себе. Но ты хорошая, добрая – не выдавай меня органам, Маргарита Степановна.

- Спасибо, что заметил, - нахмурилась квартирная хозяйка.

- Мне надоело прятаться и скрываться. Потому я тебе открылся. Пусть останется нашей тайной.

- Это уж точно, - сверкнула она глазами. – Кому же я выдам квартиранта такого – богатого и не пьющего. Впрочем, за конфиденциальность с тебя надо бы дополнительно брать.

Теперь мне казалось, что она совсем не испытывает нежных чувств к своему квартиранту, а скорее кипит – хотя не понятно с чего. Я и глаза опустил под её возмущенным взглядом. 

Дождь совсем перестал. Наступила какая-то оглушительная тишина. Только компьютер палил и взрывались снаряды пискливо, наполняя маленькое сердечко Юлички торжеством.

- Одно не пойму, - задумчиво сказала Марго. - Зачем ты мне все это рассказал?

- Общая тайна сблизила нас – мы перешли на «ты». Не заметила?

Женщина, между тем, продолжала:

- Благородным хочешь показаться? Ты мне сейчас свою тайну выложил, потому что «момент истины» наступил? Или чего-то хочешь добиться? Или всех нас захочешь убить, чтобы мы тебя не выдали?

- Богатая у тебя фантазия! – я обозлился.

- До тебя далеко! Скажи, как ты мое объявление о сдаче жилья выбрал – случайно или тонкий расчет?

- Это случайно вышло. Марго, не о том сейчас надо говорить.

Но женщину вдруг захлестнула обида. На жизнь проклятую! Казалось бы, здорово повезло – квартирант холостой, собой красавиц, богат, с машиной и не скупой. Чего ещё надо? Оказывается, не все у него в порядке – и даже не с головой, а со всем организмом. Интересно, а по сексуальной части он сейчас в каком возрасте? В первый день петушком наскакивал, а сейчас будто все отрезало…

- Ну вот что, дорогой, Наташа придет с работы, мы все обсудим и решим – нужен ты нам здесь такой или нет?

- Так значит, такой разговор пошел, - тоже ледяным тоном ответил я. – Не бойтесь, уважаемая. Я вас напрягать не буду. Сейчас соберусь и уйду отсюда, куда глаза глядят. Скажи Наташе – машина ей мой подарок. А тебе, - потрепав Юличку по головке и чмокнув в макушку, сказал. - Дарю эту игрушку…

Зашел в дом. Покидал личные вещи в спортивную сумку и вышел на крыльцо.

В мастерской дверь была закрыта. Должно быть, Юличка с моим подарком убежала в свою комнату. На веранде стояла Марго.

- Ты куда это?

- Прощай, хозяюшка. Освобождаю вас от своего присутствия.

- Хватит дурить. Тебя никто не выгоняет.

- Сам разберусь.

Вышел в калитку и зашагал по дороге.

Как назло снова пошел дождь.

Возле первого перекрестка меня догнала Марго под зонтом и с плащом в руке. Молча преградила мне путь.

- Иди домой. Там девочка одна. Близится ночь…

Маргарита стояла под зонтом, но босиком и протягивала мне плащ, прикусив губу и с упреком глядя.

- Да что ж ты творишь, твою мать! – выматерился я. – Туберкулез ищешь?

Перекинул ремень спортивной сумки через голову, подхватил Марго под коленки, взвалил на плечо и пошлепал обратно по асфальту мокрому.

- Отложим на завтра все разговоры, - хрипло сказала хозяйка, когда поставил её в центре веранды.

- Хорошо, - обреченно выдохнул я.

Она убежала на свою половину. Пошел к себе.

Когда Наташа приехала, они заходили проверить – не смылся ли я? Сделал вид, что сплю. А когда ушли, поднялся и подался на кухню. Сел на табурет у стены с соседней квартирой и стакан ухом придавил. Знаете такой прием прослушки? Некрасиво, конечно, но что делать – на кону, по большому счету, моя жизнь на свободе.

- Ты зря волнуешься, - говорила Наташа своей маме. – Максим Сергеевич вполне приличный человек и старательный мужчина: трудоголик, можно сказать. И всегда за собой убирает…

- А то, что ему по паспорту восьмой десяток, а выглядит только на тридцать пять, тебя не напрягает?

- Ничуть. Я бы замуж за него пошла.

После паузы Марго:

- Он вчера меня на руках принес.

- Не уронил? Вот видишь – мужчина хоть куда.

Я подумал – брак с Наташей даже лучше: меньший мезальянс, чем с Марго. Ведь мужчина должен быть старше своей жены.

Девушка продолжала:

- Давай на чистоту, мама, а то мы все намеками.

- Давай, Наташенька, давно пора.

- Максим Сергеевич – подарок действительно: не зря все бабы о нем говорят. Его надо брать в оборот и вести в ЗАГС. А ты его сегодня чуть не выгнала. Ты что, мама? Доиграешься в чувства. Давай решим, кто станет его женой, а другая пусть не мешает.

- А тебя не пугает, что ему 76 лет?

- Ни капельки – он выглядит моложе тебя.

- Говорит, облученный.

- А вот когда мы с ним целовалась, я чувствовала какая у него эрекция – закачаешься.

Маргарита Степановна, похоже, стушевалась.

- Он ведь мне сразу предложил плату за интимные услуги.

- И зря отказалась…

Проснулся поздно. Часы показывали одиннадцать. Разодрав слипшиеся ресницы, посмотрел в окно – яркое солнце напирало на стекло, обещая, что день будет ясным.

На кухонном столе стоял завтрак, прикрытый салфеткой. Аппетит появился. Сел покушать и взбодрить себя – ничего страшного пока не случилось. Не думаю, что девочки помчатся меня закладывать или в ЗАГС за шиворот потащат. По большому счету, им не за что на меня серчать – никому в любви не объяснялся, ни с кем ещё не переспал… Вот тогда бы была грусть-печаль точно. А пока в ситуации – сплошной плюс. Теперь они знают, кто я, и мне не надо ничего скрывать. А они, как я вчера понял, начинают тараканьи бега к моему сердцу…

Фу, как грубо про милых дам!

- Доброе утро! – окликнула меня Наташа, когда появился на веранде.

- Прекрасное утро, Натали!

- Как ваши дела с магазином?

- Думаю, что получится. В город смотаться есть повод?

- Всегда. А у вас, что за надобность?

- Ноутбук купить Юличке хочу, а свой забрать: постоянно нужен – там много схем нужных закачено для электроники магазина.

У Наташи рот непроизвольно открылся – такой штуки и у неё нет, а тут девочке четырех лет… Впрочем, мама вчера говорила, что Максим Сергеевич в пылу ссоры назвал подарком для неё свой джип. И не нашла, что сказать разумного. Но сморозила глупость (по её мнению):

- Современные дети акселераты. Знаете, что она зимой бабушке сказала за угрозу уши ей оборвать? Я их, говорит, на зло тебе отморожу.

- Нарочно не придумаешь, - похвалил девочку за сметливость.

После рассказа Маргариты Степановны о вчерашней размолвке с квартирантом и его внезапным решением их покинуть, Наташа не думала, что вот так сможет легко и свободно разговаривать с Максимом Сергеевичем. Но нет, все получилось непринужденно и без напряга. И настроение стало улучшаться. О причинах этого ей сейчас думать не хотелось.

И вздохнула – а если бы он вчера действительно уехал, у неё сейчас был собственный джип.

- Ноутбук я вам сейчас принесу. А в город поедем в другой раз.

Вчерашний дождь оббил вишневый цвет в садах. Округа была усыпана белыми лепестками. На смену вишням и сливам распускали свои бутоны яблони и груши, разнося по округе тонкий фруктовый аромат. Душа наслаждалась маем, свежестью, мягким солнышком и примирением с дамами…

Я вчера, ссорясь с Марго, совсем забыл про Мао. Этот прохвост забился куда-то, чтобы его с собой не позвал – шибко ему в этом доме понравилось: чисто, тепло, сытно и никто не обижает.

Теперь он, радостно повизгивая, крутился возле меня. Что сказать?

Попенял, конечно:

- Продал ты меня, брат – за кормежку сытную, за угол теплый… Поросенок ты, а не гордый пес! Нет тебе больше веры.

Мао заскулил, прося прощения.

- Ладно, хватит ныть. Пошли лучше побегаем, а то ты вон каким жирным стал…

Мао одобрительно чихнул.

Выйдя за околицу, мы пробежались лесными дорогами километров шесть – не меньше. Вернулись веселыми, примирившись.

На вопрос Юли: «Где вы были?» ответили дружно словами и тявканьем:

- Жирок растрясали.

Мне нужны были кое-какие деталюшки для автоматики магазина и в глазах ребенка светился вопрос – где обещанный ноутбук? Назавтра собрались в город.

Я выкатил джип из гаража и пижонски посигналил. У Марго дела какие-то. Наташа с Юличкой сели сзади. Поехали молча. Впрочем, звучала музыка бортовой аудио системы.

При выезде из Хомутинино на обочине увидели голосующую женщину.

- Давайте возьмем, - попросила Наташа.

Я тормознулся.

- Вы в райцентр? – женщина приоткрыла дверь. – Подбросите?

- Садитесь.

Она села на переднее пассажирское кресло. Машина плавно тронулась.

Видимо, зная кто я, пассажирка спросила:

- Как вам в наших местах живется?

- Ничего.

- Вы, говорят, из столицы приехали?

- Я по жизни путешественник. Родной город – Питер.

- Это вторая наша столица. Там мосты разводят красиво. А здесь сплошная глушь. Разбитое сердце или за экологией гонитесь?

- Экология – это наука, - буркнул в ответ не очень учтиво.

- А чем здесь занимаетесь?

- Магазин Маргарите Степановне строю.

- Вам что больше заняться нечем? С природой надо сливаться.

- Работать тоже полезно. От безделья мужчины тупеют.

- У нас замечательный воздух и вода целебная. А в колодцах – минеральная. Пьешь и здоровеешь. Наташа, у вас есть колодец? – повернулась соседка.

- У нас скважина.

В город дорога идет через райцентр. В нужном ей месте случайная пассажирка попросила остановиться.

- Сколько я вам должна?

- Ничего не надо. Вас назад подвезти? – спросил я.

- Если увидите на остановке – я буду не против.

В городе купили Юличке ноутбук. И ещё заглянули в несколько магазинов по просьбе Наташи. У крыльца последнего встретилась ей одноклассница. Увидев Юличку в машине с мужчиной, быстро сообразила:

- Это не твой?

- Да, квартирант.

- А у тебя с ним…

- Нет. Просто привез в город за покупками.

- Не старый ещё, - одноклассница улыбнулась лукаво. – Но этот не женится. У меня нюх на таких. Держись от него подальше – поматросит и бросит, а тебе страдать.

- Ну, а если в сердце не пускать, то не придется страдать – пусть матросит.

- Гляди-гляди… Быстро вы на курортах учитесь мужиков обирать.

Хотелось крикнуть Наташе, что она не права – да разве против правды попрешь?

На глазах у одноклассницы Юлина мама села на переднее сиденье…

На премьерную пробу магазина Марго пригласила всех ближайших соседей. Вымыла пол в «тамбуре» - так назвали пространство для покупателей между «витриной» и входной дверью. Испекла булочки, которые станут первым, но бесплатным пока товаром…

В назначенное время в «тамбуре» стало тесно и шумно. Мао, обычно настороженный к посторонним, тоже суетился под ногами, в знак дружелюбия виляя тощим хвостом.

Пусковая проба прошла прекрасно. Невидимый продавец говорил всем «Здрасьте».

Я указал на глазок кинокамеры и сказал, что завтра он всех будет узнавать в лицо и называть по имени. Булочки разошлись и понравились всем. Потом Маргарита Степановна пригласила гостей к столу, хлебосольно накрытому во дворе. Праздник получился на славу!

А когда закончился, Маргарита Степановна с Юличкой вышли за калитку провожать гостей, а мы с Наташей убирали посуду со столов.

В какой-то момент хмель мне ударил в голову, и я не сдержался – рванул девушку к себе. Крепко прижал одной рукой, другой зарылся в её волосах. Губы мои коснулись её уст. Далее поцелуй получился просто на разрыв – отчаянный и нагловатый, нескромно говорящий обо всех скрытых желаниях. До головокружения, до дрожи в коленях, до пробуждения первобытных инстинктов – горько-сладкий вкус страсти. И Наташу саму потянуло прижаться, и ответить на все порывы, глотнуть из чаши наслаждения, не оглядываясь, позабыв обо всем на свете.

Я отпустил её так же внезапно, как начал целовать, и отступил на шаг. Минуту раскрасневшиеся мы смотрели друг на друга.

- Что вы делаете? – возмутилась Наташа, округляя глаза.

- Это тебе месть за ваш сговор. Я знаю, что вы поделили меня с Марго – тебе машина, а ей меня.

Развернулся и ушел к себе.

Наташа с горящим лицом постояла немного во дворе у столов, чтобы успокоиться. Мысли хаотично скакали в голове. «Ну и что это было? Он действительно знает о нашем уговоре с мамой? Откуда? Наверняка, подслушал. Вот ситуация, блин. И что теперь делать? Надо маме все рассказать – посоветоваться»…

Два дня спустя, с Маргаритой Степановной мы съездили в налоговую инспекцию и зарегистрировали её индивидуальную деятельность. С офисом торговой сети «Пятерочка» связались по инету…

 

Добавить комментарий