Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

«И это всё о нём».О Юлиане Семенове.

«И это всё о нём».О Юлиане Семенове.

21 Июль 2024

«И это всё о нём». О Юлиане Семенове. 20 июля 2024 года исполняется 100 лет со дня рождения кинорежиссёра и...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

20 Июль 2024

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

СИЛЬНЫМ ПО ДУХУ

СИЛЬНЫМ ПО ДУХУ

19 Июль 2024

Л. Ларкина. СИЛЬНЫМ ПО ДУХУ Кому колыбельных не пели, Отцы на руках не носили. Кто шагал бездорожьем к цели, Не...

ШАХМАТЫ

ШАХМАТЫ

18 Июль 2024

Л. Ларкина. ШАХМАТЫ В шашки ловко я сражалась! Всех мальчишек обыграла! В поддавки? – какая жалость! Я ещё вам покажу!...

С  НОВОСЕЛЬЕМ!

С НОВОСЕЛЬЕМ!

17 Июль 2024

Л. Ларкина. С Н О В О С Е Л Ь Е М! Как и предполагал астроном Тилен, планета потеряла...

Они были первыми

Они были первыми

16 Июль 2024

Они были первыми. Часть первая. Николай Кибальчич в философии поиска счастья. Вслед за публикациями автора о К.Э. Циолковском и Ю....

ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА

ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА

15 Июль 2024

Л. Ларкина. П Е Р В А Я Л А С Т О Ч К А Проникновение в параллельный мир...

 

Л. Ларкина.

Б Е С П О К О Й С Т В О   Э М О 

                                                                                          

   Из анабиоза первой вышла Джермида, а чем это объяснить никто не знает, да особенно и не задумывались над этим явлением природы. Одни считают, что такое поведение, вообще-то, присуще женщине. Везде быть первой, хотя другие спорили, что всё же Бог создал первым Адама, потом женщину, но женщине всегда нужно быть начеку, потому что более сдержанна в своих поступках и терпелива к капризам окружающих её друзей. Быстрее приходит в себя после потрясений и стрессов и т. д., и это было понятно!  

   Единственную женщину на корабле можно постоянно боготворить, но это ей не мешало просыпаться первой и, дождавшись полного восстановления жизненных функций и сил, обойти весь корабль в одиночку, проверяя его работу и состояние в анабиозных кабинах. 

   Девушке, ещё в своём неподвижном состоянии, в первую очередь привиделись родители молодыми и красивыми, весёлыми и такими дружными. Вспомнила, как часто отец таскал её на загривке, и они скакали по кораблю, как вольные лошади, наслаждаясь жизнью. Потом они исчезли, и долго никто не говорил ей, что с ни ми случилось. Она часто плакала, тоскуя, а когда узнала, что больше их никогда не увидит, а могила их осталась где-то на необитаемой планете, которую назвали в их честь: «Планета вечной скорби». Вот всё, что осталось от них. Даже сейчас, спустя много лет, она чувствует ту же боль потери, что и тогда, когда узнала впервые о их гибели. Остались видео записи этой трагедии, но ей их никогда не показывали, считая, что это слишком жестоко, а она делала вид, что не знает об этом, потому что боялась, что не сможет смотреть на их гибель без содрогания. Так девушка решила помнить своих родных только живыми. Она часто мысленно с ними разговаривала и спрашивала совета в трудную минуту.  

   Весь экипаж был для маленькой Джермиды нянями, братьями и потом терпеливыми учителями и наставниками. Но больше всех девочкой занимался командир. Как более свободный человек, он часто укладывал девочку спать, рассказывал сказки, интересные и поучительные истории, которые несли в себе не только определённую информацию, но и были своеобразным учебным материалом. В то время детей больше на корабле не было, а с гибелью её родителей уже и не предвиделось, пока не станет взрослой их воспитанница. Поэтому её очень оберегали, как будущую маму и чью-то жену. Она давно уже созрела для этой миссии, но сердце девушки  пока молчит, наверное, потому, что всех она одинаково очень любит и никого в роли своего мужа представить не может. Иссилен стал ей приёмным отцом, у которого научилась выдержке и хладнокровию в любой обстановке, она знала не меньше других членов экипажа, что необходимо сделать в первую очередь на корабле, когда просыпаешься первым.

   Придя окончательно в себя, отодвинув в сторону воспоминания, захватившие всю её юную душу, она почувствовала неодолимое желание движений. Медленно приподнявшись со своего ложа, девушка приступила к специальному комплексу упражнений, занимаясь сосредоточено и долго, наслаждаясь ощущением своих мышц, которые постепенно приобретали обычную упругость и эластичность. Она откровенно любовалась своим молодым и упругим телом в зеркальном отражении. Потом тёплая, ароматная вода в голубой ванной, душистое мыло и тёплое, мягкое полотенце. Джермида не любила пользоваться сухим воздухом, он ей казался жёстким и пересушивал нежную девичью кожу, поэтому предпочитала тёплое, нежное прикосновения полотенца.

   Одевшись и пококетничав перед зеркалом, ещё под впечатлением блаженства зарядки и личной гигиены, она направилась в рубку управления кораблём. Рядом уже вышагивал её постоянный спутник няня-Ваня, который строго следил за самочувствием своей подопечной, особенно после выхода из анабиоза, но был менее ворчлив, чем обычно, и это обстоятельство не осталось не замеченным Джермидой.: «Что это случилось с ним? Не отдохнул или встал не с той ноги?» Подумала, зевая, девушка, хитро посматривая на своего спутника.

   Она продолжала двигаться пешком, наслаждаясь каждым своим шагом, так больше заметишь, что происходит на корабле. «Конечно, он оснащён самыми совершенными датчиками, но как говорил Иссилен тогда на Земле, что человеку тоже нужно мыслить, а не перекладывать всё на технику, какой бы совершенной она ни была». Обошла весь корабль, заглянула в каждый уголок. В иллюминаторе видела россыпь немигающих звёзд. Словно огромные алмазы, они сияли на фоне глубокой черноты. Их созерцание делало ещё счастливее от пробуждения, от ощущения жизни.

   Вот она в большой зале совещаний. Во всю его огромную стену тускло светились голограммы данных полёта, который уже проходил по внешней орбите незнакомой галактики. Тут же можно было увидеть и прочитать рабочее состояние всех механизмов огромного дома со всеми его домочадцами. Автоштурман вежливо приветствовал девушку с необычным шипением и подмигиванием, словно приглашая в заговорщики.

   Сначала Джермида спокойно созерцала эту картину, которая, на первый взгляд, казалась совершенно безобидной. Собравшись с мыслями, она забеспокоилась. В её сердце незаметно проникла тревога, оно забилось учащённо, но девушка постаралась успокоиться, собраться с мыслями, потом обратилась к главному компьютеру:   

- Послушай, ЭМО, что за тревога вселилась в меня? И нянька не ворчит, как обычно, словно его подменили, или он изменил своим принципам и подобрел?  

- Ничего ответить не могу – прошипел он. Потом, прокашлявшись, добавил – я ничего не могу понять, что происходит, и дал команду к пробуждению, сбору…            

   Загорелись сигнальные лампочки экстренного сбора, но Джермида ласковым тоном и очень спокойно остановила  ЭМО:

- Успокойся, мой хороший, ты ведь знаешь, что сразу сбор невозможен! Пусть экипаж придёт в себя после долгого анабиоза, а там и сбор объявишь, хорошо? Давай будем работать без паники, без суеты! Ты меня понимаешь, мой прекрасный ЭМО? - ласково, но строго спросила девушка.

- Да! Понимаю! Но не понимаю…  - продолжил он и умолк смущённо.

    Сердце девушки трепетало и щемило в груди так необычно, что  никак не могла сосредоточиться на возникшей и непонятной ей проблеме. Она мучительно думала над детским поведением робота, ища ответа, потом над необычной суетливостью ЭМО. «Что бы это значило?»

-  А ты что на это скажешь, моё  подобие – няня-Ваня? А?- полушутливо, полусерьёзно спросила она, но он растерянно заморгал синтетическими ресницами и, как-то глупо улыбаясь, развёл  руками, потом от напряжения, очумело завертел головой, словно отгонял от себя какое-то наваждение:

- Я не знаю, моя милая, что это со мной! Опять какое-то детство… и он затряс головой, словно стряхивал с себя  воду.

   Джермида ничего не сказала механическому другу и стала терпеливо дожидаться пробуждения своих товарищей.  

   Во время диалога с разумными машинами, она настойчиво нажимала какие-то кнопки, передвигала рычажки на пульте управления, готовя двигатели к аварийному прыжку, но голограммы не отвечали на заданные расчёты, а только однозначно мигали, не выдавая никаких решений и команд на исходные данные, и в то же время не зажигался сигнал аварийной тревоги… 

   Просыпаясь, вдруг задумалась о душе, которая не известно, как себя чувствует, когда я уходила в анабиоз? Что известно об этом  экипажу?

Мгновенное перемещение в пространстве, преодоление его и времени. Я думала, что телепартация схожа с полётом души, которая может быть одновременно в разных местах, а вернее - её фантомы. О душе никто ни разу не обмолвился, словно о существовании её никто ничего не знает. Возможно, что такую способность мгновенно перемещаться экипаж приобрёл в космосе, а их собратья на Геодемиде остались такими же смертными. Тогда получается, что экипаж и я, в том числе живём настолько долго по исчислению времени на планетах, что можно было бы их жизнь приблизить к бессмертию, но гибли от несчастных случаев или умирали от старости. Что же будет с нами, когда окажемся на планете, то будем уже зависеть от её времени, то по всей вероятности очень скоро, может быть и мгновенно, потеряем эту способность. Стало мне не по себе. Я привыкла к своему постоянному, отличному здоровью и неувядающей молодости, чего не скажешь о здоровье, когда я была на Земле.

   Задумывался ли над этим вопросом Иссилен? А  может  быть, это всё было запрограммировано заранее и стало обыденным в их кочующей жизни?

   На корабле идёт полным ходом пробуждение экипажа. Волны мыслей пронизывают всё пространство: тут были и приветствия, и вопросы, которые не всегда находили адресата, потому что ещё многие не пришли в себя и были  в расслабленном состоянии и не могли принять чью-то мысль, но каждый, придя в себя, уловил сигнал тревоги, сигнал бедствия.

   Джермида готовила дублёра ЭМО, который сконструирован и собран на корабле после того случая на подлёте к планете Земля в Солнечной системе. ЭМО-2 ещё не был опробован, но настало время дать ему полную нагрузку и чем быстрее, тем лучше. Опасно оставаться под влиянием ЭМО-1.

   Ещё предстояло заменить всю кибергаппаратуру, которая не будет поддаваться чужому враждебному влиянию на расстоянии. 

   Я чувствовала себя отлично и стремилась к общению с Джермидой, чтобы поделиться с ней своими мыслями о душе, ещё не подозревая о нависшей над нами опасности. Когда Джермида уловила мои позывные, ей так захотелось поскорее рассказать о возникших проблемах экипажу, потому что вдруг стало и страшно, и одиноко.

 

 

 

 

Добавить комментарий