Пишем фэнтази

Бог — юморист: если не верите — посмотрите на себя в зеркало.

 

 

 

Течет река дремучими лесами (3) 

Вестгар спал еще, когда взошло солнце. Болтун, клоня голову то на один бок, то на другой, разглядывал его сверху, с подсвечника на стене, на котором с вечера примостился. Ворон смотрел на юношу не без симпатии и находил, что его мужественный хозяин выглядит просто красавцем.

Он подумал, что прекрасная персиянка могла стать заслуженной ему наградой. Если бы можно было вернуться назад, он не стал настаивать на казни Синбада. Но дело сделано. Теперь только чудо может свести молодых людей.

Похлопав крыльями и вытянув шею, Болтун каркнул, приглушая голос:

- Прррекрррасная перррсиянка пррредстань на ковррре! 

Жасмин спала на шкуре медвежьей между храпящим троллем и стеной пещеры. Голова ее покоилась на коленях у невидимого Тимура. Оборотень наглаживал ее шелковистые волосы и тихонько пел ей колыбельную в ухо. Храп хозяина и грохот водопада приглушали его негромкую песню.

Вдруг рука Тимура замерла в воздухе, сам он вздрогнул и напрягся – Жасмин пропала. Была, и вдруг исчезла. Нет, не стала невидимой, как он, а растворилась в воздухе пещеры без всяких объяснений. Ну, дела! Тимур пошел ее искать….  

Теперь они лежали рядом на ковре в гостиной Дома Чудес – Вестгар и Жасмин мирно спали. А Болтун мнил себя победителем всех козней на свете, и нахваливал, как только мог – стоило обратиться к Исполняющему Желания, как запутанный клубок похищений, смертей и убийств сразу превратился в строгую последовательность событий с вполне счастливым концом. Результат был окончательным и бесповоротным. Самой Судьбе не пришло бы в голову такое. Хотя, если вспомнить, Болтун в свою первую встречу с персиянкой на торговой площади Твери, подумал – вот отличная невеста для сына хозяина! Потом, конечно, была ненависть из-за чумы. А теперь….

Прикрывая глаза, Болтун представлял себе свадьбу молодых людей.

Что может помешать?

Ненависть за погибший город? Но Жасмин здесь нипричем.

Ненависть из-за отца-подлеца? Но опять же здесь Жасмин нипричем.

Она не сделала ничего такого, за что Вестгар мог ее ненавидеть.

Скорее скромность может стать причиной – ведь они еще так молоды, а любовь не всегда отваживается заявить о себе. 

Но он-то тут для чего! – Болтун в сердцах громко клюнул паука, ползущего по стене, и проглотил его.  

От этого звука Жасмин проснулась, открыв прекрасные глаза – ярко-голубые, изумительной чистоты и прозрачности, как драгоценнейшие карбункулы, способные взглядом укрощать даже троллей.

Когда имеешь дело с таким человеком, лучше быть настороже, подумал Болтун.

- Здррравствуй, прррелестная!

Жасмин вздрогнула и стала искать взглядом того, кому мог принадлежать этот скрипучий голос. Обнаружив рядом спящего и вполне приличного воина, а на подсвечнике ворона, девушка немного успокоилась.

- В скоррром вррремени я рррасчитываю сыгрррать брррачный пррраздник с благоррродным рррыцарррем, которррый рррядом. Пррриглядись – нррравится? 

Жасмин пригляделась – Вестгар ей понравился:

- Вы выходите замуж? Одобряю – прекрасный выбор.

- Пррроклятье! – пришел ворон в ярость. – Я нипррричем – твой выборрр.

- Это мой жених? – удивилась Жасмин и еще внимательнее посмотрела на Вестгара. – А кто он?

- Перррвенец тверррского боярррина Перрреслава. 

- Это который правит городом? – Жасмин снова бросила взгляд на воина. – А что же я его там не видала?

- Дррружинником в грррад на Днепррре пррризван.

- Уже служит? А такой молоденький! Скажи мне, как я здесь очутилась? - Жасмин окинула взором комнату, затем опять посмотрела на ворона. – Здесь гораздо лучше, чем в пещере – и пахнет приятней, и пригляднее смотрится.

- Я специализиррруюсь на перрремещениях! – приврал Болтун.

- А можешь подружку мою доставить сюда? Ее зовут Лушка. Она томится сейчас в пещере ужасного тролля.   

- Крррасивая?

- Очень.

Ответ Жасмин разбил вдребезги важность ворона – он задергался на подсвечнике, взлетел, вылетел в раскрытую дверь, вновь появился в комнате и уселся на пол возле девушки, которая молча наблюдала за ним.

- Что, вам трудно?

- Не трррудно, а пррротивно!

- Что может быть противного в красивой девушке?

- Вестгаррру понррравится.

- Ну и пусть.

- Ты избррранница.

- Мы обе будем его невестами.

- Не пррринято – ерррунду говоррришь!

Жасмин заплакала, прикрыв прекрасное лицо ладонями:

- Так значит Лушка, моя подружка, умрет в пещере Тролля?

- Безррразлично.

- Ты злая птица. Стану женой этого воина, выгоню тебя из дома.

- Хррреново! – сказал, Болтун, подумав.

Вытянув шею, расправив крылья, он каркнул во все свое воронье горло:

- Лукерррья из пещеррры тррроля пррредстань на ковррре!

Было еще ранее утро – солнце только-только появилось на небосводе. Утомленная страхами и неволей, Лушка тоже спящая появилась в каминном зале Дома Чудес. Она спала и плакала во сне – плач уже стал повседневной привычкой. Однако вместе с грохотом водопада и противным окружающим воздухом страх покинул юную пленницу – черты лица ее разгладились, улыбка коснулась губ.

Болтун склонил голову набок, любуюсь ее чертами – хороша девка! и наша! может, ну ее к черту эту Жасмин, капризную дочь купеческую? Эта мысль обеспокоила его. Он уже стал подумывать – не вернуть ли персиянку троллю?

Пробуждение Вестгара стало концом его сомнений.

- Здравствуйте! А вы кто? – удивился княжий дружинник незнакомкам.

Жасмин засмущалась и толкнула Лушку в плечо – просыпайся и отвечай, подружка. Лукерья тоже удивилась и огляделась, и засмущалась незнакомого воина приятной наружности. Она вскочила на ноги и, потянув за руку, подняла Жасмин.

- Как мы здесь очутились?

Жасмин взглянула на Вестгара и томно опустила глаза, сказала, желая сразить красивого воина своей эрудицией:

- Это значит, не только у правителя Багдада Гаруна аль Рашида водятся феи и волшебники. Видимо встречаются они и в дремучих здешних лесах. Наше с тобой появление здесь – это проделки лесных духов. Если повелитель наш (снова бросила взгляд на Вестгара) позволит мне, я расскажу историю из жизни моего отца. Вернее о том, чему он был свидетелем и мне рассказал еще в детстве как сказку перед сном.

Персиянка окинула взором присутствующих – увидев в глазах доброжелательность и любопытство, продолжила:

- Мой отец, когда получил наследство своего отца, жил в городе Агроба. Здесь ему достался большой и красивый дом-дворец, несколько лавок и мастерских. Он был молод и холост, любил путешествовать – бывал в Африке и Индии, пересекал с торговыми караванами Сахару и Кара-Кум. Захотелось ему пуститься с товаром в плавание по морю….

Тем временем, Яга бесновалась в своей избушке – Тимур пропал вместе с диадемой и ступой. Взяв ухват вместо оружия, пошла его искать к пещере тролля. Если не разбился, на ступе летая, то только там – свою «ягодку» спасает.

Шла-шла и в камышах у озера столкнулась с Корнеем Лютым, искавшим невесть куда пропавшего персидского купца.

- Попалась, старая карга!

- Стой, богатырь! Договоримся?

- Что? – гневно воскликнул он. – Ты осмеливаешься мне делать предложения? Я отрублю тебе башку и утоплю ее в реке.

Старуха пятилась:

- Меня не зря зовут баба-яга. Неужели я тебя не перехитрю, ирод слабоумный? Смотри – вон кто у тебя за спиной сейчас?

Корней недоверчиво обернулся – Яге того и было нужно: она кинулась бежать, являя старыми мощами младую прыть.

- Стой, стерва старая! Убью! – Лютый пустился за ней в погоню, размахивая мечом.

Колдунья бежала к пещере и вопила, что было мочи:

- Чертушка, любимый мой, спаси!

Тем временем, тролль тоже бесновался – вторая девушка пропала из пещеры. Со злости хотел, было Прошку прибить, но тут в потоке воды на миг мелькнул уходящий Тимур.

- Ага! Вот ты где, расхититель моего добра проклятый! – взревел хозяин пещеры, схватил свою многопудовую дубину и бросился за ним.

Навстречу ему его невеста жарит по песку от оборотня с головою кабана.

- Ага! – вскричал могучий тролль и так ударил Лютого дубиной, что голова его клыкастая с плеч долой – взвилась в воздух, покувыркалась-покувыркалась и шлепнулась в воду где-то на середине озера.

Корней упал в песок, сжимая меч в руке.

- Кто это? – ревниво спросил тролль свою невесту.

- Шла к тебе, а он напал, - еле переводя дух, молвила Яга. – Насильник поганый.

- Да ну! – покачал тролль огромной головой, с сомнением поглядывая на обезглавленного Корнея. 

- Да. А я шла тебя предупредить, что в пещеру твою вор хочет проникнуть невидимый. Возможно он уже у тебя. Пойдем в берлогу твою, я знаю наговоры, как его в видимого превратить.

- Кажется, он уже ушел, - засомневался тролль.

- Пойдем, посмотрим, - настаивала Яга. – Мы, старые колдуньи, изобретательный народ, - она похлопала себя по безобразному носу, - мы чувствуем чужой дух за версту.

- Может и так, - упрямо ворчал тролль. – Только я его уже увидел убегавшим из пещеры.

Он очень не хотел, чтобы Яга обнаружила мальчишку – обязательно выпросит и съест: невесте ведь не откажешь.

- Пошли скорей, может, он вернулся, - и сама двинулась к потоку воды, прикрывающему вход в пещеру. – Ты можешь воду остановить, чтобы мне не промокнуть?

- Как это? – удивился тролль.

- А вот смотри, как это делается - старуха пошептала что-то, взмахнула руками и – о, чудо! – поток разорвался и завис в воздухе, открывая вход в пещеру.

Как и предполагал ее хозяин, гостья лишь увидала Прошку в клетке, стала клянчить – подари-подари:

- Я тебе пирог с мальчишкой испеку. В гости позову…

Кокетливо повела плечами:

- В баньку вместе сходим.

И тролль сдался:

- Бери да помни – это второй свадебный подарок, а от тебя нет ни одного.

- Я буду ласкова с тобой, - ухмыльнулась щербатая старуха.

И тролль заволновался любовной лихорадкой.

Прежде, чем сцапать мальчишку, Яга попросила:

- Есть у тебя брагулька? Хочется выпить. Набегалась – тошнит, как молодку в критические дни.

- Вон водопад – пей, сколько хочешь. 

- Я бы выпила бражки, - возразила старуха.

- Нет у меня ничего спиртного!

Гостья была явно удивлена таким беспрекословным ответом.

- Почему нет? Все выжрал? Так снова заведи! Эх, ты лентяй лежебокин….

Тролль насупился. Ему хотелось сказать, что раз они затеяли свадьбу и хотят нарожать тролльчат, то ей лучше воздержаться от употребления спиртного…

- Ты жмот! – напустилась на него Яга.

- Мне не нравится, когда ты пьешь.

- С каких это пор?

- Как стала моей невестой.

- Я сейчас рассержусь и уйду.

- Нет, не рассердишься, - по выражению лица тролля можно было догадаться, что он ей не верит.

- Яга! – произнес хозяин пещеры, топнув ногой, и с таким угрожающим видом, который, по его мнению, должен был призвать ее к немедленному ответу. Но, увидев ее ханжескую улыбку, понял, что это не возымело на нее никакого действия.

- Подчиняйся мне, - попросил он. – Я твой вскорости муж.

Тролль просил, а не приказывал. Это совсем другое дело.

- В нашей семье главной буду я. Запомни это!

Тролль был смущен.

- Я все-таки ничего не понимаю, - растерянно сознался он.

- Я буду все понимать. Ты только слушай и исполняй. Сейчас посади мальчишку в мешок и следуй за мной.

Тролль нашел в тряпье мешок, двинулся к клетке, где лежал обессиленный Прошка, и вдруг заорал:

- Он тоже пропал!

- Черт возьми, что происходит? – спросила Яга и кинулась к клетке.

- Я тут нипричем, - попятился от нее Тролль. – Сначала девки исчезли. Теперь он…

Баба-Яга закружилась на месте, шепча заклинания:

- Сейчас я узнаю, что у тебя здесь происходит.

Хозяин пещеры с опаской наблюдал за ней. Ее трясло, ее кружило и извивало – она была вся во власти своего колдовства. Потом, наконец, упала на спину, сложив руки на груди и закрыв глаза.

Умерла – подумал тролль и медленно стал подходить к невесте. Наклонился над ней, приблизил лицо – и вздрогнул с испугу, когда открылись ее глаза.

- Их унесла из пещеры волшебная сила Дома Чудес, - загробным голосом вещала Яга.

От подступившего страха тролль почувствовал удушающий приступ тошноты.

- Храни меня Тор!

- Слушай сюда, - сказала Яга, поднимаясь на ноги. – Сейчас мы с тобой пойдем и разыщем мою ступу, если Тимур-прохиндей снова на ней не улетел. Потом я полечу, а ты побежишь берегом реки к Дому Заветных Желаний. Ночью залезем через трубу….

- Поди, не пролезу я в дымоход, - подал голос тролль.

- … головы всем отрежем, а мальчишку с собой возьмем. Закатаем в тесто, сунем в печь, и будем накрывать свадебный стол под его вопли.

- Ты все понял?! – Баба-Яга сделала резкое движение, а тролль вздрогнул испуганно. – Тогда за дело.

Они вышли из пещеры в поисках ступы  – причем Яга совершенно сухая, остановив, как прошлый раз, поток воды – и первым делом увидели, что нет тела Корнея на прежнем месте.

- Куда этот безголовый подался? – в задумчивости спросила Яга невесть кого. 

После всех мук перенесенного плена Прошка был слишком слаб, чтобы есть самостоятельно – Лушка из ложки кормила его. Мальчика разместили в отдельную комнату, и пока он спал, никто не тревожил его. Когда Прошка просыпался, и Лушка начинала его кормить, все остальные обитатели Заветного Дома собирались вокруг его кровати и рассаживались на специально принесенных стульях.

Силы вливались в молодое тело не по дням, а по часам. К вечеру того же дня Прошка уже не только вертел головой и разговаривал, но даже пытался встать с кровати. Он сравнивал свое состояние с нырянием в Чертову речку на порогах, когда после каждого нырка чувствуешь себя слабее. Но как только отдышишься, ощущаешь новый прилив силы.

Гораздо хуже восстанавливалась память и понимание всего происходящего. Он не помнил, как попал в этот Дом, но чувствовал, что оказался впутанным в череду событий, которые, в конце концов, привели его сюда. Теперешнее окружение и окружающие сильно пошатнули его рассудительность и благоразумие. Лушка, общавшаяся с ним, казалась девкой мало интересующейся логикой событий и отвечала на его вопросы примерно так:

- Все нормально? Ну и ладненько!

На Прошкин вопрос – как это Дом может сам накрывать на стол, стоит только попросить? – отвечала, смеясь:

- Али не вкусно?

Прошка прикрыл глаза, вспоминая все чудеса им виденные после того, как он покинул селение Зеленый Холм. Ему казалось, что этого не могло быть, потому что в этом нет никакого смысла.

- Может, и я стал колдуном? – спросил Прошка невесть кого.

В комнате засмеялись.

- Прррошу прррекррратить! – прокаркал Болтун. – Порррядка тррребую! 

- А кому этот Дом Чудес принадлежит? – чего-то опасаясь, спросил Прошка.

- Тебе это зачем надо знать? – поинтересовался Вестгар.

- Да вот приходят в голову разные мысли.

- На пррримеррр? – подпрыгнул на спинке стула Болтун.

Прошка вздохнул:

- После набега черноногих остались в деревне Зеленый Холм много маленьких бездомных сирот – они умирают с голоду. Вот я и подумал, а нельзя ли их сюда переселить.

- Правильно! – взмахнула косой Лушка.

- Не пррравильно! – закаркал Болтун. – Жррратву беррречь тррребуется!

- Заткнись! – посоветовал птице Вестгар, лицо его приняло задумчивое и вместе с тем раздраженное выражение.

Прошка заметил это и испугался – странный, суровый хоть и молодой человек. Он здесь главный? Мальчик чувствовал: Дом Чудес – это конец его поискам, это то, что надо старой Скалке и сироткам Зеленого Холма. От этой тревожной мысли его затрясло.

Что-то в словах мальчика взволновало Вестгара. Почему я разнервничался? – спросил дружинник себя. Он попытался избавиться от беспокойства, но безуспешно. Эта тревога шла из глубин души – теперь у него нет дома, нет родителей, стало быть, нет обязательства, данного князю его отцом на службу Вестгара в дружине. Надо ли ему возвращаться в Киев? Может, разумнее будет остаться здесь и служить защитой бездомным ребятишкам? И тут он понял, что останется здесь вместе с Лукерьей, которая нравилась ему все сильней с каждым часом, с каждым ее словом и движением. Даже ее беспечность импонировала – а еще голубые глаза и полные губы. Она была одета в расшитый оранжевой ниткой белый льняной сарафан, который успела уже постирать после грязи и вони пещеры тролля.

Вот она склонилась и поцеловала Прошку в лоб, как старшая сестра брата – любящая сестра. Глядя на нее, Вестгар чувствовал, как душа его наливается теплом.

Большой светлый дом, чистый как терем княжеский, пожалуй, не место для гурьбы грязных и оборванных малышей да замызганной старухи. Глядя в зеркала на стенах, они сами себя перепугались. Но Лукерья и вслед за ней Жасмин тут же принялись за дело – набрали большую ванну в ванной комнате теплой пенной воды и принялись отмывать карапузов. Вестгару с Прошкой тоже достало работы – ловить, раздевать и доставлять в ванную разбегавшихся и прятавшихся по всем углам непривыкших к таким процедурам маленьких гостей. Полдня было весело и шумно в доме. Впрочем, весело было и за столом, когда постриженных мальчиков и принаряженных девочек усадили обедать.

Стол сам собой вытянулся, и число стульев соответствовало количеству обедающего народа. Обеденный зал был угловой комнатой двухэтажного дома – по трем стенам, выкрашенных белой краской, располагались большие окна. Сейчас они были распахнуты, и веселые краски цветов и зелени, а также птичий гомон вливались в них.

В середине стола стояли блюда с яствами и горшки с супами. Малыши жадно набросились на них, но были остановлены упреками Болтуна:

- Безобррразие! Не порррядок! Когда я ем, я глух и нем. 

- Ненормальная птица, - кто-то сказал, и все рассмеялись.

Пришлось Лукерье и Жасмин ухаживать за карапузами. Они ходили с обеих сторон стола и каждого спрашивали, что ему положить на тарелочку. С их помощью порядок был водворен. Малыши обращались за советом и помощью к Прошке, а кто побойчей и к Вестгару. Старшие помогали им как могли. Только старая Скалка сидела во главе стола – молча ела, и слезы радости текли по ее морщинистым щекам.

Болтун, войдя в роль, ходил по столу и ворчал на ребят:

- Пррроглоты! Живодррристики! Хрррен вас прррокорррмишь! Пятнадцать оболтусов с ложкой и ни одного с сошкой.

Но внимание на него никто не обращал – ворон как ворон, только болтливый.

- Ну, как, весело стало у нас? – озаренная радостной улыбкой спросила Лукерья.

В ответ Вестгар показал ей два оттопыренных больших пальца.

- Увлекательная работа учить малолеток жить. Главное – не слишком давить, чтобы не напугать. А уж веселья в них – будь здоров! 

Лукерья согласно кивнула ему.

Скалка ложку отложила, промокнула салфеткой губы и сказала свои первые слова в Доме Чудес:

- Знаешь, витязь, какие мужчины пользуются успехом у красных девиц?

Потом помолчала, заставив утихнуть всех и прислушаться к ее речи, потрогала серебряную сережку, сохранившуюся в ее потемневшем от времени ухе, вспоминая годы своей пылкой юности и сказала:

- Те, что любят детей.

Обе девицы враз закачали головами, согласные с ее словами. Они едва поспевали подкладывать малышам в тарелки, поскольку те метали еду в себя со скоростью жонглеров. А потом ребятишки заплакали дружно, когда вся еда вдруг исчезла со стола.

- Хватит на первый раз, - сказала мудрая Скалка, - а то ненароком лопните.  

- А теперь спать, - девушки стали разводить, а Вестгар разносить малышей по комнатам. Предложили отдохнуть и Скалке с Прошкой.

В отдельных комнатах были поставлены кровати для девочек и мальчиков. В мальчишеской спальне стены были украшены картинами сражений и охоты. У девочек – картины цветов и красивых ландшафтов. В игровой комнате кроме картин были еще полки, уставленные игрушками-безделушками и сувенирами. В комнате для занятий кроме стола со скамьей была еще большая белая настенная доска, на которой рисовали угольком. А еще маленькие дощечки для учащихся на столе. 

Когда дом затих, Вестгар, Болтун и две девицы собрались у холодного камина.

Большой шершень влетел в трубу, но не успел напугать девиц, как был склеван Болтуном.

- Малышам теперь не грозит голодная смерть, - сказала Лукерья, благодарно улыбнувшись Болтуну.

- Волос длинный да ум коррроткий, - невежливо ответил ворон.

И Вестгар согласился с ним:

- Да, напастей еще немало за стенами этого дома. 

За окном что-то мелькнуло. Девушки вздрогнули, Болтун скверно выругался, а Вестгар кинулся к клинку на стене.

Болтун закричал:

- Запрррите дверррь!

Но прежде чем девушки это сделали, Вестгар распахнул ее и вышел за порог с клинком в руке. Увидев его, выбравшийся из ступы Тимур тут же исчез.

 - Тимур, не прячься, - успела крикнуть Жасмин, узнав его.

Вестгар повернулся на крик, и этим, видимо, воспользовался оборотень – он проскользнул мимо дружинника в дом. Никто не видел его, но Болтун взлетел под потолок и закричал:

- Он здесь! Он здесь! Тысяча черрртей!

Тимур вновь появился, сняв диадему с головы.

- Разрази меня гром, если это не Лукерья и Жасмин. Но кто этот отчаянный с клинком в руке?

- Тимур! – воскликнула Лушка. – Как ты здесь оказался?

- Не совсем так, как ты, - ухмыльнулся оборотень. Бросив настороженный взгляд на Вестгара, он продолжал. – Когда вы обе пропали из пещеры тролля, я подумал, что дело нечисто. Я сам собирался вас освободить…

- Ты тоже был в пещере? – удивилась Лушка.

- Жасмин только открылся. Вот с этой штукой я в пещеру проник.

Он продемонстрировал свойства диадемы.

- Вы еще не все знаете. Я такое расскажу вам…. Ступа, на которой я сюда добрался, бабы-яги. Я угнал ее….

- Значит, она скоро будет здесь, - рассудительно сказал Вестгар.

- А с нею тррроль! – каркнул болтун. 

- О, господи! – вздрогнули девушки.

- Но может дом защитит нас, - сказал Тимур. 

- Черррт поберрри! – каркнул Болтун. – Это наш дом – он не будет всяких ррразных защищать.

- Так может им отдать ступу? - предложил Вестгар.

- И девок заодно, - каркнул Болтун. – И ррребятню!

- Я не хочу к бабе-яге, - раздался голос Прошки от двери, ведущую в покои. – А к троллю и тем более.

- Нам надо бежать отсюда, - из-за Прошкиной спины сказала старая Скалка.

- Ты почему не спишь? – спросила Лукерья.

- А и никто не спит. Все напряглись, готовы попрятаться с кроватей под кровати. Девочки плачут.

- А, черт! – выругался Вестгар и Болтуну. – Если ты еще что-нибудь гадкое сболтнешь, я сверну тебе шею.

Ворон с виноватым видом взглянул на дружинника.

- Я семейная ррреликвия. Последнее, что у тебя осталось от Тверрри.

- Все равно заткнись, - приказал Вестгар и старухе. – Иди и скажи ребятишкам, чтоб ничего не боялись. Мы попросим Дом, и он никого в себя не пустит.

- А лучше бы он нас унес в безопасное место, а то стоим на самом юру – заходи всяк проходящий, - вздохнула старуха и пошла успокаивать перепуганных ребятишек.

Лукерья за ней последовала.

Жасмин хотела тоже пойти, но осталась. Она сказала:

- Нам бы отсюда перенестись вместе с домом. Вот было бы здорово!

- А ты мудрррая! Дуй в свою Перррсию! – дом для ррруских.  - каркнул Болтун и тут же спрятал голову под крыло.

- Возможны несколько вариантов, - рассудительно сказал Вестгар. – Надо бы их обсудить. Только сначала Дом закрыть для всех посторонних.

- Чтоб он даже бабу-ягу сюда не пускал, - поддакнул Тимур. – А тролля, я бы попросил Дом превратить в червяка, чтобы в землю зарылся и не пугал своим видом белый свет.

Вестгар рассмеялся, оценив шутку.

   Немного времени погодя все обитатели Дома собрались в каминном зале.

Руководил заседанием Вестгар.

Когда все успокоились, он сказал, сложив руки на груди:

- Дом Чудес, ты слышишь нас?

И тут же в камине вспыхнул огонь.

- Что же, начнем с заморских гостей.

Вестгар подал руку Жасмин и подвел ее к камину. Девушка, сохраняя на лице торжественное выражение, приняла ее и пошла вслед за дружинником. Обратилась, глядя в огонь камина:

- Я немедленно хочу оказаться в отчем доме.

И тут девушка, уже почти растворившись в воздухе, закричала:

- Лушечка! Ну, пожалуйста, через месяц или два вызови меня в гости – самой мне сюда не добраться.

- Не забывай меня! – эти слова долетели из пространства: облик Жасмин растворился в воздухе.

Все были в шоке, ребятишки напуганы.

- Теперь ты, - кивнул Тимуру Вестгар.

Исчезновение Жасмин оборотня совсем не обрадовало. Вместе с ней улетучивалась его мечта – научиться перекидываться в тигра, самого сильного хищника на земле.

- Хочу оказаться рядом с Жасмин.

И чувствуя движение воздуха, закричал:

- И чтобы со мной была ступа. Меня ведь никто не будет вызывать, а я хочу вернуться – лишь устрою дела Жасмин и вернусь. 

Тимур пропал. И, наверное, ступа бабы-яги, которая стояла перед крыльцом.

Вестгар:

- Теперь остались только те, кто хочет жить в этом Доме. Куда мы перенесем его? Может, в Киев под защиту князя?

- Еще чего, - проворчала Скалка. – Князь узнает о чудесах и отберет у нас Дом.

- Тогда куда?

- Куда-нибудь подальше от этих мест.

Прошка:

- Лучше всего на необитаемый остров посреди реки. Чтобы лес был кругом, а берега неподступные.

Вестгар внимательно осмотрел присутствующих, заглянул во все ребячьи лица и все равно спросил:

- Все согласны? Тогда, Прошка, выходи к камину и говори свое заветное желание.

Когда оно исполнялось, всё вокруг на мгновение померкло, все на чуть-чуть ощутили неприятное чувство невесомости, но высказался только Болтун:

- Ни хрррена себе!

Скалка потребовала лужайку с цветами возле дома, огороженную высоким частоколом без калитки.

- Чтобы сердце постоянно не болело за непосед, - объяснила она.

Лукерья переделала внутреннее убранство и расположение комнат – для удобства проживания, конечно.

Вестгар внешний фасад. По его желанию Дом Чудес стал похож на княжий терем – в несколько этажей, с башнями по углам и парадным крыльцом на каждую сторону света.

Посыпались заявки от ребятишек:

- чтобы бельчата с зайчатами  скакали на лужайке;

- чтобы в доме котята были, а под крыльцами щенята;

- чтобы голуби жили на крыше и садились на руки к нам и плечи;

- чтобы по лужайке птицы заморские важно ходили, называемые страусами и павлинами (о них им рассказала Жасмин);

- чтобы….

Последним подлетел к камину Болтун и прокаркал, требовательно глядя в огонь:

- Хочу, чтобы перестали меня звать Болтуном.

- Молчуном? – усмехнулся Вестгар.

- Наимудрррейшим! – важно ворон сказал.

На полянке, где прежде стоял Дом Чудес, было пусто.

И еще там было влажно и жарко. Умаявшийся тролль, бежавший едва ли не от самых порогов с Ягой на закорках, перевел дух – уф! – и осторожно опустил невесту на землю. Слипшиеся от пота волосы медленно рассыпались по плечам. Жарившее во всю прыть солнце то ли сушило их, то ли добавляло в них поту из безобразной головы.

Ну, наконец-то они добрались! Умотавшийся тролль шумно высморкался и повалился в траву. Яга ответила истерическими криками:

- Украли! Сволокли сволочи! Кто же это мог додуматься?

Тролль покрутил головой, озирая окрестности:

- Может, ошиблась? Может, не то это место?

Баба-яга кружилась юлой, плечами дергала и головой, принюхивалась и ворчала, брызгая слюной. Ее неухоженные космы вздымались веером. Выцветшие глаза, да и все морщинистое лицо светились ненавистью и умом.

- Подь сюды. 

Завороженный яростью и внутренней силой, исходящей от ведьмы, тролль, как во сне, на четырех ватных конечностях приковылял к ней. Дыхание его прерывалось. Он едва обратил внимание на игрушечного ежа и раздавил как кочку земли коленом.

- Смотри, видишь, - топала Яга ногой, - здесь даже травы нет. Здесь стоял дом. А теперь его нет!

Тролль покивал головой, немного расслабившись – решил подождать, когда невеста потребует от него конкретный ответ на конкретный вопрос. Он был слишком примитивно устроен, чтобы сильно о чем-либо горевать.

- Кто его мог упереть? Что сидишь? Ищи!

«Теплый, дружелюбный, любовный» тон – голос невесты звучал истерично.

Тролль кивнул, подскочил, встал на задние конечности и внимательно осмотрелся вокруг. Выбрал к реке направление и, держа спину прямо (если так можно сказать о бочке костей, мышц и сала) потопал к берегу. Он полностью сосредоточился на поиске – приглядывался, принюхивался и прислушивался ко всему вокруг. Так собирался исполнить невестин приказ и найти Дом Чудес – пусть это будет нелегко.

Яга без сил опустилась на задницу, вцепилась костлявыми пальцами в космы и закачала в отчаянии головой:

- Ой, дурак! Ой, дурак! Убожество умственное.

Не сразу, но успокоилась – сидела и думала, что сталось с Домом Чудес. Это нормально – решила она – Дом Чудес не пропал совсем, он где-то есть. Кто-то им завладел и перенес отсюда его же силой. Мы найдем его и отберем.

Тролль затих в камышах реки.

- Милый, ты по нужде, что ли там присел?

Тролль чуть не выскочил на берег со спущенными портками – его испуганная голова вдруг показалась над метелками камыша.

- А как ты догадалась?

- Ты забыл, что ведунья я и всегда все про всех знаю.

Тупой тролль на слове ее и поймал.

- Тогда ты должна знать, кто и куда упер этот проклятый Дом.

- Не называй его так, - голос Яги сделался мягким. – Я только что поняла то, что мне надо было понять давно: Дом Чудес можно двигать, прятать и пользоваться им одному. Вот найдем его, отберем и поставим посреди озера. Никто в него тогда не сунется, а мы будем там жить и ни в чем не нуждаться. Если бы эта идея пришла в мою голову раньше, как я сейчас припеваючи жила….

Тролль снова присел, а время спустя во весь рост поднялся и вышел из камышей, подвязывая портки. Ведьма, думая о своем, внимательно за ним наблюдала. Тролль искал Дом Чудес, будто оброненную корзинку – раздвигал камыши, поднимал склоненные ветви кустов.

- Ладно, Дома Чудес здесь нет, и вряд ли он где-то рядом будет. Мне надо вернуться в свою избушку и поколдовать – здесь у меня ничего не получится. Ты готов нести меня снова? – только теперь бежать не придется.

Ее жених ответил не сразу. Он еще раз подтянул штаны и поднял на плечо болтавшуюся помочь. Потом взглянул на невесту исподлобья, как будто заранее испытывая стыд за то, что вынужден будет сказать. Прикусил губу и бесцветным голосом выдал:

- Поехали, моя дорогая….

 

 

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ