Лаборатория разума

Если бы животное убило охотника преднамеренно, это был бы человеческий поступок.

 

 

 

В стиле вестерн 

Неужели следопыты, шетерхенды, виниту, чингачгуки и оцеолы навсегда ушли от нас вместе с детством? Неужели мы не сможем поспорить с Карлом Маем, Фенимором Купером или Майн Ридом, что наши герои американских прерий не менее отважны и благородны?

Кто со мной пойдет? – спросил Кибальчиш.

Предлагаю всей пишущей братии принять участие в совместном труде над серией приключенческих романов о ковбоях, индейцах и золотоискателях. О противостоянии доблести и стяжательства, подлости и благородства, ума и хитрости, прогресса и нравственных ценностей….

Промчаться во весь опор на неоседланном жеребце, ощущая каждой жилкой своего напряженного тела бодрящее чувство триумфа, восторженную радость, преследуя (убегая от?) врагов – это ли не счастье истинного литератора?

Всех обмануть, обвести вокруг пальца, добиться поставленной цели и… понять, что ты не так жил – это ли не интрига интриг?

Так закрутить сюжет, что ум и сообразительность станут обременительны.

Попасть в ловушку и выпутаться из нее – квинтэссенция изощренного ума.

Вовремя заснуть и проспать все самое неприятное и скучное.

Испугаться и скрыть свой испуг – доблесть твердого сердца.

И так далее, тому подобное…. 

Чем больше нас будет участвовать в проекте, тем более непредсказуемым будет сюжет. А ведь задача писателя – удивить читателя.

Все мы разные:

- кто-то может толково лишить сноба одежды фальшивого целомудрия и надменной претенциозности;

- кто-то мастер батальных сцен – когда сталь о сталь, вопли торжества и стоны боли; 

- кто-то правдиво умеет писать про лютую ненависть и нежные чувства;

- кто-то так напишет про неистовые визги в ночи, что кровь застынет;

- кто-то может пропеть осанну там, где хочется плакать;

- у кого-то здорово получается природные вернисажи.

Берегись, читатель! Вместе мы – сила!

Когда берешься за перо, самоконтроль и сдержанность – не добродетели.

А коль герои пишутся с себя, готов на сотрудничество и с негодяем, но не дураком.

Да-да с негодяем, коль он знает, как описать, какой сноровки требует занятие любовью по-ковбойски – поперек седла на скачущей во весь опор лошади.     

«Ах любовь! Волшебство этого мига превращает мужчину и женщину в чудесных, крылатых, парящих высоко над землею существ, подвластных лишь огненной стихии. Соитие влюбленных людей совершенно по своей гармоничности и накалу, содержит в себе все оттенки чувств – от боли и ненасытности до неземного блаженства, когда уже ничего и никого не надо, и человек охвачен чувством полноты бытия или, наоборот, его кругозор в результате полного умиротворения сужается до единственной точки, точки самодостаточности».

«Языки пламени играли на стальных лезвиях ножей, вдоль которых пробегали стремительные голубые отсветы и, ярко сверкнув, гасли на самых остриях смертоносных клинков. Противники держали их за рукояти таким образом, чтобы молниеносный удачный выпад мог нанести наибольший урон сопернику – вонзившись и разорвав его мышцы и внутренние органы». 

Это цитаты. Кто так умеет писать – милости просим в наш проект!

Пригодятся и те, кто считает всех баб стервами – главное, мол, не поворачиваться к ним спиной и не убирать руки с рукояти кнута; пока они чувствуют, кто в доме хозяин, нет с ними проблем.

Итак, цели ясны, задачи поставлены – за работу?

 

 Золото Маниту

 

 

Комментарии   

#5 RE: В стиле вестерн Анатолий 05.03.2018 12:36
Только спустился в салун, как столкнулся с Ричардом Райзином – моим старым приятелем из Флориды, где мы когда-то охотились с ним на крокодилов. Едва не стукнувшись головами, некоторое время обмеривали друг друга взглядами, будто припоминая – кто это? Дик был в величайшем изумлении, но вдруг гнев, настоящий гнев, грозно засверкал в его глазах.
- Вот ты где! – крикнул он во все горло. – Сбежал от меня. А я ведь шкуры все тогда продал и долго ходил с деньгами, надеясь отдать твою долю. Ты почему сбежал из Флориды? Я тебя искал по всему восточному побережью, вплоть до Нью-Йорка. А ты, похоже, на Запад смотался. От кого скрываешься? Что это значит? Говори всю правду!
- А то и значит, что болота, гадюки и крокодилы смертельно вдруг надоели, мне захотелось свежего воздуха прерий, - спокойно ответил, не желая немедленного общения даже со старым другом и дебитором, которое могло помешать моей встрече с красавицей Мэри.
- Воздуха прерий? Чего ж ты сейчас снова на юге? Какие дела промышляешь? Признавайся немедленно!
- У меня здесь встреча назначена, и мне сейчас не до тебя. Пусти! – сказал я и хотел пройти мимо.
Это уже вывело Ричарда из себя. Он крепко схватил меня за плечо.
- Пусти? Ты смеешь говорить «пусти», когда мы не виделись целых два года! Да знаешь ли ты, что я сейчас с тобой сделаю? Посажу за стол, накачаю виски, и будешь ты у меня пузыри пускать, как – помнишь? – в форте… как бишь его? …назюзюкался.
- Слушай, Дик, - начал я тихо и совершенно спокойно. – Неужели ты не видишь, что мне сейчас не до тебя. У меня свидание нынче с женщиной, а с тобой давай встретимся завтра – в этом же месте, в этот же час. Буду рад с тобой поболтать. Но сегодня – прости… Отстань, ради Бога, и не мешай. Мою долю за крокодиловы шкуры можешь себе оставить, но сегодня, пожалуйста, не приставай. Считай меня неблагодарным и низким, только сегодня оставь в покое.
Я начал совершенно спокойно, а закончил речь с нетерпением на лице и в голосе.
Дик Райзин постоял, подумал и выпустил мою руку.
- Убирайся хоть к черту! – сказал он тихо и с грустью в голосе.
А когда я тронулся было с места, он снова рявкнул:
- Стой! Слушай меня. Ты мне больше не друг. И носиться с тобой, как с яйцом курица, я больше не буду. Сыворотка у тебя вместо крови в жилах. Ты перестал походить на человека, которого я любил и уважал…
Я снова попытался уйти от него, и он пуще прежнего заорал:
- Стой! Не выпить стаканчик виски с лучшим другом, с которым не виделся целых два года, считаю подлостью. А с подлецами у меня разговор короткий – я вызываю тебя, Анатоль Мару. Все слышали? Я вызываю на дуэль этого негодяя и всажу ему пулю в лоб с тридцати шагов.
- Нет. Я не буду с тобой стреляться – ты пьян и возбужден. И потом – я профессиональный охотник, в глаз попадаю бегущему бизону, а ты…
- Тогда я тебе морду набью, - заорал Дик и попытался меня ударить.
Я поймал его руку и завернул за спину приемом индейской борьбы, которую познал в лесах у Больших озер.
- Я тебе нос откушу, - пыхтел он, от боли в руке, нагибаясь все ниже к полу.
- А я тебе сейчас сдам шерифу.
- Хорош друг!
- Так все-таки друг? – спросил я и вытащил его кольт из кобуры. Руку его отпустил, оттолкнув от себя коленом под зад. – Завтра мы встретимся здесь в это же время, я тебе пушку твою верну. А сейчас ступай и проспись.
- Отдай револьвер, я не приду, - проворчал он, потирая кисть руки.
- Бьюсь об заклад, что придешь.
- Не приду, Анатоль, - Дик повернулся и прочь пошел.
- Я затеваю новое дело, - крикнул ему вдогонку. – Найдется работа и для тебя.
Райзин обернулся в дверях салуна:
- Я еще за шкуры аллигаторов с тобой не рассчитался.
- Приходи, там сочтемся.
Ричард Райзин ушел и, похоже, с обидой. Ну Бог с ним, меня ждала встреча с красавицей Мэри.
#4 RE: В стиле вестерн Анатолий 11.02.2018 05:05
Потом мы сняли номер в салуне «Голубой кит», и я впервые за долгое время почувствовал, что хочется смеяться. Но главное здесь было то, что получил возможность не торопясь обдумать происходящие события. Я отношусь к тем людям, которые живут разумом и логикой. Меня нельзя назвать человеком бурных страстей и героических деяний. Все, что рассказывают обо мне на Миссисипи и в Аппалачах, большей частью выдумка.
Самый безрассудный поступок в моей жизни был визит с шаманом Сан Севаном в пещеру за золотом Маниту. Честно говоря, это был мой единственный безрассудный поступок. Даже мои взаимоотношения с женщинами всегда представляли собой тщательно разученные пьесы – каждый акт и каждая сцена просчитывались еще до начала представления. Не то чтобы я был холодным и бесчувственным, просто предпочитал оставлять за собой возможность выбираться из любовных историй прежде, чем увязну в них слишком глубоко и придется резать по живому.
Теперь, с момента встречи со старым шаманом, события обрушивались на меня так быстро, что я не успевал уворачиваться. Мне необходимо было переварить это все и подвести кое-какие итоги. Но мне никак не удавалось начать мыслить ясно – весь рассудок сбивался. Черт бы побрал это золото, эти деньги, эту Мэри из оружейного магазина, ее красоту и желание продать мне большую партию современного оружия. Мне еще некуда его везти. Сначала следовало попасть к губернатору и купить остров…
До встречи с шаманом все было понятно и обстоятельно. Теперь события понеслись вскачь. Сегодня вечером у нас с Мэри рандеву в салуне «Голубой кит». Она хочет мне всучить несколько сот стволов – кольты, винчестеры… и патроны к ним. А я хочу затащить ее в постель. В конце концов, я согласен на то и на это. Но она требует деньги, а оружие, похоже, уже готово к передаче в руки покупателя, но мне пока негде его спрятать.
Остров… мне нужен остров. Нет, не так. Время… мне нужно время. Но как быть с Мэри, винчестерами и… со всем остальным?
Решив довериться ходу событий, почувствовал изрядное облегчение. Приветствуя осторожность, я презираю нерешительность,. Если суждено мне во что вляпаться, то и черт со мною. Вспомнив красоту Мэри, расхрабрился – хотя на самом деле не стоило бы.
Я почему стал бродягой-охотником? Лишь потому что принадлежу к тем людям, которых называют бирюками – к тем, кто редко испытывает потребность в обществе себе подобных. Да, конечно, у меня были друзья. Трудно даже представить, на что был бы похож мир без друзей. Еще были женщины, хоть я и прирожденный холостяк. Но любви, говорят, даже такие подвержены.
Помню Мариналь – стройную блондинку с упругими как яблоки грудями и фигуркой, достойной кисти художника. Сам не знаю, как меня угораздило в нее влюбиться, хотя в ней конечно было нечто еще помимо спокойной души и совершенной внешности. Мариналь обладала какой-то мягкостью флоры и почти животным теплом. Она была словно остров, куда можно пристать после плавания по бурному морю, обретя покой и утешение. Наверное, однажды я бы остался в ее уютной гавани, но она покинула меня. Ну зачем женщине возиться с бродягой-охотником, который даже дом ей не может купить? Тем более, если она способна заполучить любого мужчину, которого только пожелает. Хороший вопрос. Вот и Мариналь его себе задала. Вечером она еще была со мной, а наутро исчезла.
Но зато появилась Глория – с темными волосами, карими глазами и золотистой кожей. Я влюбился в нее до беспамятства. А потом была драка в кабаке. Я бился как лев против стаи гиен. И я победил их всех, но Глорию потерял – кто-то всадил ей нож под лопатку.
Лишь этих двух женщин я любил. Теперь одна из них ушла к другому, а вторая погибла. Мне бы хотелось, чтобы они обе были со мною.
Мэри из оружейного магазина я еще не любил, но страстно хотел с ней переспать. Я еще не понимал ее планов и желаний, но уже чувствовал, что тоже ей нравлюсь. Наши личности в короткой встрече пересеклись, перепутались то ли чувствами, то ли интересами – этого я еще не понимал.
#3 RE: В стиле вестерн Анатолий 27.01.2018 12:02
Когда мы вышли из банка на моем личном счету было около четырехсот тысяч долларов и тысяча их наличкой в кармане. Возможно, я стал богатейшим человеком восточных штатов. Но осознание этого мне не сносило голову. Если делу будет надо, я готов, даже имея такое богатство, жить в шалаше, питаться чем Бог пошлет. Я не из тех, для которых самое главное – деньги. Они для меня – достижение цели. Я помнил – кто я, где я и зачем. И помнил свои обещания. Мы отправились на поиски оружейного магазина.
Спутники мои были хмуры. Они с удовольствием проводили бы дни на свежем воздухе – в лесах или прерии – подальше от суетливого, душного города и его нелепых обитателей. Они предпочитали свободу цивильному платью и жизни под крышей.
Но в магазин, где можно купить огнестрельное оружие белого человека, они отправились с удовольствием – их кирпичного цвета лица повеселели. Их бесстрастность сменилась на понимающее выражение.
- Чтобы вы хотели приобрести?
Они принялись вспоминать разные огнестрельные штучки, которые видели у бледнолицых – тут были не только пистоли и пищали, но и пушки.
Я не выдержал и расхохотался. Не очень-то просто было вообразить, как согнувшись под тяжестью, индеец бредет лесной тропой с пушкою на плече. Нет, более правдоподобно было представить краснокожего с кольтом в руке.
- Ну, думаю, вы просите слишком многого, - отсмеявшись, я им пообещал по кольту, винчестеру и одно длинноствольное охотничье ружье на двоих, чей заряд летит почти на милю.
Никогда не случается ничего того, что не было предопределено заранее. В оружейном магазине нас встретила женщина неземной красоты.
- Чем могу быть полезной, господа? – спросила она.
Я даже вздрогнул, ее увидев, а спутники мои напряглись.
- Мы хотели подобрать себе что-нибудь из оружия, - сказал я, внимательно рассматривая ее.
- Законом штата запрещено продавать оружие краснокожим.
- Я не индеец, вы вполне можете мне доверять, - усмехнулся я. – А со мной мои слуги. Нам предстоит долгий путь на Запад – мы должны быть во всеоружии.
Она очаровательно улыбнулась.
- Если кто-нибудь увидит, как из моего магазина выходят краснокожие с оружием в руках и донесет судье или шерифу, у меня будут большие неприятности.
- Без риска не заработать денег, - я показал ей пачку банкнот. – Или вы предпочитаете чек наличке?
- Пойдемте со мной, - она увела меня в маленькую, тихую конторку магазина. – Стоит ли рисковать из-за двух-трех стволов?
- Вы верно сообразили, что я могу быть оптовым покупателем оружия. Надеюсь, это не так очевидно для каждого?
- Не знаю про каждого, но я ясно вижу в ваших глазах блеск отваги. И если я не ошибаюсь, вы выглядите так, словно что-то задумали.
- Да, - ответил я медленно и с ленцой улыбнулся. Немногим женщинам было дано увидеть эту улыбку. – Я намерен приударить за вами. Ведь вы же не замужем?
- Уверена, - сказала она, переходя на «ты», - ты очаруешь любую женщину, которую выберешь.
- Я хочу именно вас.
- Да, я не замужем, но с отцом и братьями веду этот бизнес – мне некогда заниматься пустяками.
- Как насчет деловой встречи? Где-нибудь в очень приличном месте мы обсудим условия поставки вами большой партии оружия нам.
- Вы хотите перепродать его краснокожим?
Я улыбнулся:
- Как говорится, деньги не пахнут.
#2 RE: В стиле вестерн Анатолий 14.01.2018 05:21
В банке, как только узнали, что я хочу открыть личный счет, вложив золото, пригласили меня в отдельный кабинет. Повел меня туда клерк – зубастый молодой парень с деловым блокнотом в руках. Помимо интерьера в комнате были рычажные весы небольшого размера и сам управляющий новоорлеанским отделением банка, который попыхивал сигарой, ожидая меня в кресле.
- Господин управляющий, - произнес клерк и представил меня так, как я назвался, - старатель Мару.
Затем обошел стол, на котором стояли весы, открыл блокнот и положил на него ручку из чернильного прибора.
Толстяк в кресле отрывисто кивнул ему и провел носовым платком по своей лысой, сияющей от пота голове.
Клерк в слух произнес и записал на странице блокнота:
- 4 Мая 18… года. Новый Орлеан. Прием золота. Взвес № 1.
Потом оторвался от блокнота и заявил:
- Сейчас мы перевешаем весь ваш товар, оценим по курсу – вы его видели в фойе – оформим договор купли, откроем вам счет, выдадим чековую книжку и любую сумму наличными. Будьте любезны, подтвердите согласие.
Других мест для сидения, кроме кресла, в котором курил управляющий, тут не оказалось – наверное, подразумевалось, что посетителям не до того. Ну что ж…
Я подтвердил свое согласие.
- У вас песок или самородки? – спросил клерк.
А черт его знает – я ведь толком и не заглядывался на свою ношу. Но судя по тому, как он мне бока шпынял – камни: с песком было бы проще.
- Самородки.
- Выкладывайте по одному на чашечку весов.
Я сунул руку в мешок, не глядя вытащил первый попавшийся золотой самородок. Клерк стал уравновешивать чашечки гирьками и пластинками, на которых были указаны миллиграммы. Когда стрелка ровно пришла на ноль, он забрал себе золото, а мне протянул чашу с гирьками.
- Считайте.
- Мне нужны бумага и ручка.
Он протянул мне чистый листок и свою ручку, макнув в чернильцу.
Я сосчитал, записал, объявил. Клерк вернул себе чашу с гирьками, пересчитал и подтвердил:
- Верно. Записываем: взвес № 1… Кладите следующий.
Я так понял – бодяга до вечера. А ведь я еще даже не завтракал. И спутники мои, которые остались в фойе. Но у них есть мешки, в которых не золото, а что-то наверняка более съедобное…
В разгаре работы, я кинул взгляд на управляющего, который безучастно и молча наблюдал за нами.
- Мне кажется, за такой объем стоит накинуть процент-другой к текущему курсу.
- Можем, обсудить этот вопрос, - ответил толстяк, - если вы скажите, откуда товар.
- Естественно с прииска.
- У вас есть документ на него?
На мое молчание он покачал головой:
- То-то и оно.
- А кто-то предъявляет?
- Мы все далеки от совершенства, - чопорно поджав губы, ответил управляющий.
- Видимо формула «не суди, да не судим будешь» помогает вам в вашем бизнесе, - заметил я.
Толстяк вскинул подбородок:
- Если вы надеетесь услышать что-либо объясняющее, то должен заявить, что не в моих привычках судить, кому и как подвалило счастье.
#1 RE: В стиле вестерн Анатолий 04.01.2018 05:47
- Черт, а ведь мне, ребята, ваша помощь в городе нужна еще больше.
В виду города мои спутники (телохранители?) замедлили шаги и, наконец, совсем остановились.
- Большой город, - сказал один из них на наречии сиу, которое я знал, и указал рукой на видневшиеся строения.
Я сбросил мешок с плеча.
- С этим грузом я там на каждом шагу рискую нарваться на неприятности. Здесь, смотрите, - я развязал удавку и распахнул мешок, - золото Маниту. Шаман Сан Севан доверил его мне для вызволения краснокожих братьев из резерваций. Вы не должны меня бросать с этим грузом одного.
Проводники с сомнением переглянулись.
- Давайте разберемся в сути вещей. Приказ проводить меня в город отдал вам ваш вожак – вы его выполнили. Но к тому времени, когда вы вернетесь, его уже не будет в живых. Вы же видели его состояние после ранения. Так что… Я прошу вас остаться со мною и помочь мне осуществить волю шамана…
Уговаривать долго не пришлось.
Куда упорнее они не соглашались оставить свое оружие где-нибудь в тайнике.
- Да поймите вы, братья, ваши луки и стрелы, ваши томагавки и копья – это провокация для любого пьяного горожанина, а они все ходят с кольтами. Вы еще с боевой раскраской явитесь. Значит так, оружие спрятать, лица и руки помыть... Это приказ! Если вы взялись мне помогать, то должны слушаться. Мы положим золото в банк, получим наличку и я вам куплю настоящие ружья в первой же оружейной лавке.
Однако, первую покупку до обмена золота пришлось делать в лавке, где продавали одежду. Я увидел витрину с манекенами и толкнул дверь. Она оказалась запертой. Но из открытого окна над ней доносились звуки пиано.
Музыка оборвалась на середине такта, когда я постучал в дверь медной колотушкой в виде галстука-бабочки. Дернулась штора за окном – кто-то посмотрел на нас. Мгновение спустя дверь в лавку осторожно приоткрыли на ширину бледного лица, принадлежащего молодому человеку. Оно было худым, обрамленным прядями волос, свисавшими до груди.
- Что вам? – спросил он.
- Я так понимаю, это лавка? И здесь продают одежду? Мне надо приодеть двух краснокожих джентльменов. Они перед вами.
Худолицый, похоже, приложил усилие, чтобы не взглянуть на суровых индейцев.
- Мы можем войти?
Радости владелец (?) лавки не проявил, но отступил и распахнул дверь.
- Я обедал.
Мы прошли к стойке, где на плечиках висели мужские костюмы.
- Подберите что-нибудь подешевле и не очень маркое.
Худолицый вытер о свои брюки руки, словно те вспотели, и принялся передвигать костюмы на плечиках по стойке.
- Можете присесть, если хотите, - сказал он мне. – Вы в город надолго?
Не отвечая прямо, я спросил:
- Все зависит от того, как нас примут в банке. Не подскажите, кстати, как к нему пройти?
- Я пошлю с вами мальчика, если вы ему заплатите десять центов.
Лавочник отобрал на стойке то, что хотел и предложил краснокожим переодеться.
- Я куплю у вас еще мешок, куда можно будет сложить старые наряды моих спутников.
Бледнолицый заправил за уши волосы:
- Сейчас поищу.
Итак, телохранители мои в цивильных костюмах, в жилетах, рубашках (от галстуков я отказался), в ковбойских шляпах и мокасинах (от сапог отказались они – причем, категорически), ваш покорный слуга и мальчишка, нанятый в проводники за десять центов, отправились на поиски банк-оф-Америка.

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ