Лаборатория разума

Скорей бы старость, да в детство впасть.

 

 

Любовь и оборотни

 

Любовь и голуби – это понятно.

Любовь и оборотни – загадка природы.

Расскажу такую историю….

Давно это было. После двух разводов и похорон мамы жил один в большом отчем доме. Мечтал о женщине, в которой готов был раствориться и до скончания дней своих обожать. Работал таксистом на своей машине. Очерчен был жизненный круг: работа-телевизор-сон. Это в будние дни. По субботам – генеральная уборка машине и дому, баня, бутылочка водки, телевизор и сон. В воскресенье отлеживался. Сад с огородом запустил – вокруг усадьбы лопухи в пояс.

Как-то мою машину бабьим летом, слышу – песик мой, который без привязи жил в конуре, кого-то ругает в лопухах на своем собачьем языке. Пошел, посмотреть – вижу, ежик свернулся клубком. Сколько их в блин раскатанных на асфальте пятнами! Жалко стало – отвезу бедолагу в лес. И отвез, рубля не спросив.

Отпустил, присел на пенек – в лесу красотища от серебряных нитей паутинок, пахнет прелью, ягодами и грибами. Ежик тоже принюхался, а потом шмыг под корягу. Вытаскивает в зубах малюсенького котеночка – ну, наверное, вчера только глазки открыл. Но добычею быть не хочет – как хватит ежа когтистою лапой по носу, тот и в сторону отскочил. Потом закружил-закружил, норовя захватить врасплох, но навстречу ему всегда когтистая лапка и спинка дугой.

А я сижу, не шевелясь, боюсь маму-кошку спугнуть – должна же она быть, не может такая кроха одна в лесу жить. Не дождался – взял котенка за пазуху и домой увез. Он и есть самостоятельно еще не мог – все искал в белых тряпочках молочную железу. Я ткнул его мордочкой в блюдце с молоком – он облизался, и дело пошло.

Умудренные ищут признаки половой принадлежности у котят под хвостом, а я смотрю по глазам – если наглые, то котик, если милые и красивые, то кошечка. У найденыша глазки были голубые, красивые, скромные, стыдливые – ну, просто девочка. Я назвал ее Маркизой.

Ночевать она уходила в подпол – не дело.

В углу у входа стояла картонная коробка с пылесосом. Сверху положил на нее круглый коврик из оленей шкуры – вот, Маркиза, твое царское ложе. Положил, погладил – сходу поняла. Как она с него слазила, ни разу не видел, но как залазила – и видел, и слышал.

Как-то субботним вечером, уговорив бутылочку, готовился отойти ко сну. Смотрю, Маркиза, свернувшись клубочком, на меня с печалью поглядывает – скучает, должно быть, о маме, о братьях и сестрах своих. Я тоже – пойдем скучать вместе. Взял ее на диван – погладил шерстку, животик пощекотал. Она под мышкой у меня мурлыкает – сон навевает.

И он не заставил себя ждать – красивый, красочный и загадочный.

Иду я полем, ромашками вышитым; облака, небо, горизонт – все в своих красках. Смотрю, девочка сидит одна – отроду ей годик или два, едва лопочет, ручки к цветочкам тянет. Я понимаю, что это сон, поэтому не удивился – сел рядом, ромашек нарвал, а потом сплел из него венок. Вобщем, все здорово было….

Повторяться этот сон стал каждый раз после бани, водки, и когда Маркиза мурлычет под мышкой. Растет кошечка моя не по дням, а по часам, и девочка из сна вместе с ней. К концу зимы Маркиза уже в кошечку симпатичную сформировалась. И чаровница на ромашковом поле в очень красивую девушку. Мы гуляли, общались, я рассказывал ей за жизнь, она пела и смеялась. Было здорово!  

Все закончилось 7-го марта. Возвращаясь из бани, встретил бывшую подругу моей бывшей жены. Бла-бла-бла, поздравил с наступающим бабешкиным праздником, пригласил домой, угостил коньяком и согрешил. Утром она домой попросилась. Я за руль садиться не стал: хмель еще гулял, а предложил ее проводить. Подавая пальто, видел Маркизу, свернувшуюся клубком на своем царском ложе. Хвостиком мордочку прикрыла – дуется, должно быть, что ночь провел так бездарно и без нее.

Вернулся – нет Маркизы. К вечеру обеспокоенный полез искать – и в подполе все облазил, в доме все проверил углы, все постели перевернул. Мистика! – из дома ей хода нет, только лишь через двери и в облике человеческом. Отчаявшись искать и ждать, сходил однажды на опушку к той коряге, где она прежде жила. Нет следов.

С тех пор немало воды утекло – много было дум передумано. И представляется такая картина: Маркиза – это не кошечка совсем, а превращенная девушка, которую мне судьба подарила, а я бездарно профукал. Должно быть, любила, если из ревности ушла от меня.

Скажите, шизофрения? – да пусть! лишь бы не коммунизм.

А с Вами такое случалось?

Напишите, друзья!

 

 Оборотни среди нас

 

 

Комментарии   

#6 любовь и оборотниАнатолий Агарков 12.08.2017 05:22
Она молчала, собираясь с мыслями.
Я подмигнул ей:
- Безумно так уважаю подробности – так что постарайся ничего не упустить.
Маришка вздохнула:
- Не валяй дурака. Просто мне непонятно, почему ты привел меня сюда, если мы прежде знакомы не были…. Ах да, совсем забыла, ты ведь сразу рожден человеком, а меня реинкорнировали из кошки.
- Правильно, и заметь труп этой кошки я принес на Оленичево для эксперимента. Ожидал естественно кошку живую. Почему эксперимент получился не так, я не знаю и надеюсь, что ты найдешь разумное объяснение этому чуду. Если встретишь того, кто там всем заправляет, постарайся убедить его все исправить – тебя вернуть живой кошкой, а девушку, по чьему подобию тебя сотворили, оживить.
- У нее где-то должна быть семья.
- Я ни хрена о ней не знаю кроме телефона из объявления в газете.
Маришка на мгновение задумалась.
- А может быть, мне к ним пойти – живой невредимой дочкой? На тебя ссылаться не буду – скажу заблудилась в лесах, потеряла сознание, кое-как вышла к селу….
- Ты не хочешь вернуться в озеро и спасти девушку?
Она положила мне на колено руку.
- Чтобы снова стать кошкой? Ты бы так сделал?
Я подложил ладони под голову.
- Честно скажу, при других обстоятельствах я бы просил тебя насовсем остаться.
- Что же мешает? – проси, - она гладила мне колено.
- Убийство.
- Черт возьми, а тебе-то что?
- Как что? Где-то рядом ходят насильники и убийцы, которые, увидев тебя, постараются закончить дело и замести следы.
- Ты полагаешь, они ворвутся к тебе? Лично я, если уйду, не вижу причины им это делать.
- Сюда, может, и не ворвутся, но в любом случае захотят тебя прикончить, увидев снова живой.
- Я уеду с новой семьей, - рука ее нежна, движения плавные.
Я глянул на часы.
- Ты не хочешь поспать? А как стемнеет, пойдем на Оленичево.
- Давай поспим. А как проснемся, пойдем на Оленичево, - согласилась она.
- Все будет путем, - буркнул я, закрывая глаза. – Утопленницу спасем из пучины вод, а тебя обратим в кошачий прах. А потом снова займемся реинкорнацией.
Следующие шесть часов промелькнули молнией – потому что я спал.
Не замечали? – кошка в постели всегда навивает сон. Вот и меня усыпила Маришка, поглаживая колено. А сама ушла – не трудно догадаться куда. Впрочем, нет два варианта все же есть. Либо она пошла по озерам, где сейчас полно отдыхающих – и поскольку не знает семью утонувшей девушки, просто демонстрирует себя: авось повезет, и кто-то узнает. Либо она на Оленичево. Найти ее там – шансов больше, и я отправился на таинственное озеро. Во имя нашей дружбы и политического расчета, разумеется.
Объявление в газете спровоцировало поиски пропавшей девушки всем миром – отдыхающими и местными жителями. По округе весь день трещали скутеры, следопыты прочесывали камыши и кусты парами и даже целыми группами. К глубокой ночи все успокоилась – селяне отправились по домам, отдыхающие пели грустные песни у костров.
Может быть, те, кто убили ее, среди них или давно слиняли из наших мест. Риск снова попасться к ним в лапы у Маришки был слишком велик. В ту ночь, отправляясь по ее следам, в пределах села я еще встречал группки людей в куртках, банданах и спортивной обуви. Фраков и смокингов не наблюдалось – тем более за околицей.
#5 любовь и оборотниАнатолий Агарков 05.08.2017 05:11
- Ты сама это видела? Или тебе показалось? А откуда она взялась?
- Она изнасилована, удушена и утоплена. Красивая очень. Меня сделали по ее подобию. Но я – не она. Поразительно, правда?
Да – подумал я. – Детектив какой-то. Флирт с девушкой-кошкой обернулся конфеткой, пьяной вишенкой на вершине пирамидки из взбитых сливок….
Что до меня, то я искал разгадку тайны Оленичева озера и столкнулся с невероятным преступлением в самый неподходящий момент – страшным и безнадежно разрушительным убийством, жертву которого даже чудесное озеро не решилось реинкарнировать. Она только скопировала ее внешность для реинкарнированной кошки. Опыт мой получился неожиданно криминальным – выскочил, как чертик из табакерки. И это в глухой сельской местности. Так получается….
Все как будто специально запрограммировано, чтобы вляпать меня в криминал. Я только-только приблизился к тайнам озера и на тебе! – девушка-кошка как две капли воды похожая на убиенную. Кто-то подстроил? Но с какой жестокостью!
- Ладно, - сказал, встряхнувшись. – Я тебя никому не отдам. Но что делать с трупом на дне озера?
Короткая пауза и тут же:
- Давай ее вытащим на берег – труп найдут, и все успокоятся.
- И наши следы. И по следу пойдут. Минимум в тот же день нас найдут. Представляю, будет скандал – меня в тюрьму определят, тебя к ученым на опыты…. Нет спасибо – мне еще не надоела свобода.
Я тяжело дышал, как будто уже ощущал себя в каменном мешке следственного изолятора. Вяло протянул руку, чтобы отключить компьютер – думать мешал. Чтобы окончательно собраться с мыслями и начать обдумывать ситуацию, потребовалась не одна минута.
Мне хотелось быть гуманным, но совсем не хотелось быть обвиняемым и посаженным в КПЗ.
- Что будем делать? – я снова спросил свою гостью.
Та пробормотала что-то невнятное и опять легла на диван, укрывшись одеялом, как в прошлый раз….
- Понимаешь, мы не должны допустить ошибки – ни малейшей….
- Понимаю.
- Хорошо, перейдем к серьезным вещам. В полицию мы сообщить не можем, так как я сразу стану главным подозреваемым. Скоро не только в газете, но и по столбам – всюду развесят твои фотографии. Тебя узнают, меня посадят. Нужно бежать отсюда подальше и где-нибудь спрятаться.
- А давай на дне озера – там прикольно.
- Щас! Утонуть иль повеситься в камере – это от меня не уйдет.
- Так отпусти меня. Я уйду, спрячусь на озере. Меня не поймают, девушку не найдут – кто к тебе придерется?
Честно говоря, это было бы лучшим решением.
Но я оставался невозмутимым – думал и ждал других предложений.
- Ладно, давай так поступим – только надо дождаться ночи.
Не раздеваясь, лег рядом с ней на диван.
- Кушать не хочешь?
Она промолчала.
Я вздохнул, прочистил горло и стал обдумывать варианты – что может случиться дальше?
- Может быть, расскажешь о себе?
- Что ты хочешь знать?
- Все – как озеро действует, когда оживляет покойных? почему не оживило разыскиваемую девушку? почему передало тебе ее внешность? и кто там вообще, в этом озере действует?
#4 любовь и оборотниАнатолий Агарков 29.07.2017 18:07
Помолчала-помолчала и заявила:
- Анатолий, мне надо уйти. Я должна как можно быстрее вернуться к своему озеру. Я… я кое-что чувствую…. Что-то случится.
Выражение лица ее стало очень серьезным и напряженным. Зеленые глаза излучали странную гипнотическую силу.
Я ничего не ответил. Пошел на кухню, заварил чай, собрал на поднос закуски и принес в комнату.
- Перекусим?
Девушка-кошка отрицательно покачала головой.
- Я еще вчера должна была вернуться на озеро.
Фраза прозвучала как пощечина мне. После чего Маришка умолкла – лицо ее стало замкнутым и надутым.
Вот только этого мне и не хватало, - подумал. – Да-а… Маришка не великолепная загадочная красавица, а настоящая чума, кошка, способная даже члена общества защиты животных превратить в убийцу с утюгом. Впрочем, у меня нет утюга. Или нет, есть где-то в хозяйкином хламе, но испорченный. Солидно ли убивать пусть даже кошку перегоревшим утюгом?
Я попытался скрыть улыбку и принялся за еду. Это был то ли завтрак, то ли обед, то ли ужин – кто его разберет? В голове один за другим возникали вопросы, на которые у меня не было ответа. Что она имела в виду, заявляя «что-то случится»? Как будто эти сутки, прожитые у меня были спокойными. «Я кое-что чувствую» - повторил про себя. – «Чувствую»….
Мысленно вернулся к нашим вчерашним поцелуям. Все они были подобны лобзаниям с обыкновенной девушкой – наполнены скорее любопытством, чем страстью. Какая же тайна скрыта в ней? Чего она так боится? И почему все время рвется к озеру? Почему она вздрагивала во сне? Какие кошмары ее мучают? Кто же преследует ее во сне?
Она так ничего и не рассказала мне, а ведь хотела – я это видел. Что же ее остановило?
Я не мог понять почему, но тоже стал чувствовать какую-то неопределенную, но растущую угрозу, связанную с ней. Точнее с ее пребыванием в моей квартире. Сны Маришки – ключ к разгадке. Я был уверен в этом, сам не зная почему.
Я убрал остатки еды, вымыл посуду и сел за компьютер.
Что-то должно случиться…, что-то должно случиться…, - почему она так сказала?
Случился мой приятель Виктор, плотник из санатория. И он принес новости.
На последней странице районной газеты фотография Маришки в шортах и майке и маленькая заметка. «Пропала девушка, приехавшая отдыхать с семьей. Если кто встретит, позвоните по телефону (указан номер) за приличное вознаграждение».
«Пропавшая девушка» лежала у меня на диване, укрывшись с головой одеялом.
Дьявольщина! Я принял ее за реинкарнированную кошку, а она и не возражала.
Виктор не замечал моей гостьи и, судя по всему, был не слишком-то озабочен.
- Ты все равно ничем не занят, поброди по лесам, поищи ее – обещают приличное вознаграждение.
Я ответил непонимающим взглядом. Виктор ткнул пальцем в газету:
- Тут написано – найти и позвонить за приличное вознаграждение.
Выходит, Маришке есть, что рассказать, но она не хочет.
Тут Виктор заметил женский силуэт под одеялом и подскочил, будто шилом уколотый.
- О, извини! Ты не один, - и к двери.
Маришка лежала неподвижно, но я чувствовал, что она не спала. Она тут же вскочила, когда Виктор ушел. Я по взгляду ее мгновенно понял, какие противоречивые чувства ее раздирают – смесь тоски и ярости.
- Меня уже ищут?
Подошла к столу, на котором лежала газета, ткнула пальцем в свое фото и сказала, коверкая губы плачем:
- Эта девушка лежит на дне озера.
#3 любовь и оборотниАнатолий Агарков 24.07.2017 16:25
Я не могу не рассказать об этом, ибо оно, может быть, будет полезно для тех, в чьи руки попадет моя рукопись и научит их управлять бурными проявлениями своих страстей. Ведь как говаривал Санек Пушкин – чем меньше женщину мы того, тем больше она с этим лезет к нам.
В тот момент, когда мы полуголые скрылись с головой под одеялом, я понял, чтобы добиться близости с девушкой-кошкой необходимо сдерживать свои страсти. Она уже показала, что чрезмерное выпячивание моих чувств ей неприятно. Не потому ли, что пришла из животного мира? – где секс не признает ни родства, ни дружбы, ни справедливости, ни права (разве только право сильного), недоступен угрызениям совести и не способен к состраданию.
Потом мы перешептывались под одеялом, прислушиваясь к грозе. И уснули, хотя это странно – мужское коварство редко спит крепким сном рядом с красивой женщиной. Однако людям мудрым, к коим я себя причисляю, не подобает придаваться отчаянию от женского несогласия к интимной жизни – всегда следует обращаться к разуму для облегчения настоящего и обеспечения лучшего будущего. Другими словами – я не терял надежды, что Маришка, эта девушка-кошка, рано или поздно станет моей. И унывать не собирался, ибо уныние самое последнее, что может привлечь в мужчине женщину. Как говориться, сокрушаться в горе – увеличивать его вдвое! А истинное величие – даже женщины это знают! – состоит в умении владеть собой. Верх человеческой мудрости – это уже мое! – умение приспосабливаться к обстоятельствам, какую бы фортель они не подкинули. Если взглянуть на жизнь философски, то подлинное счастье в том, что мы живы. А уж как живем – вопрос риторический. Низменные страсти, если задуматься, могут стать добродетельными. Все дело в личной оценке. Лишенный в настоящий момент мнимых радостей порочной близости, я не лишен надежд на нее. Ожидание счастья бывает приятнее его достижения – столько томлений тревожащих душу! И потом – не стоит забывать Господа нашего Бога и его милости к людям, отличившимся поведением трезвым и рассудительным.
Эти мои глубокомысленные размышления – дело нынешнее, а не тогдашнее, когда мы уснули, прижавшись и укрывшись с головой одеялом, под грохот грозы. Проснувшись, первым делом установил, что гроза прошла, за окном установилась мертвая тишина – даже капель с крыш уже прекратился, и было темно. Маришка спала, тихо дыша и вздрагивая во сне – должно быть, снились кошкины сны. Ну а я постарался сделать в уме экспресс-анализ ситуации и составить план срочных шагов, которые позволят двигаться к цели, не напрягая душевного состояния моей гостьи.
К ее пробуждению я был готов.
- Слушай меня внимательно, Мариша: если ты хочешь здесь жить со мной долго и счастливо, мы должны будем все сделать правильно.
Гостья молча кивнула в знак согласия.
- Итак…. Сначала ты мне все расскажешь о том, что помнишь из прежней жизни. Потом поведаешь, что ты умеешь в домашнем хозяйстве – убирать? стирать? готовить? Дальше, если ты не слишком устанешь и сама этого захочешь, мы обстоятельно обсудим несколько важных вопросов. Например, знаешь ли ты, что такое секс? и как к нему относишься? Идет?
Еще один кивок. Между нами впервые установилось молчаливое согласие. Я заложил первый кирпичик в стену доверия, и Маришка дала понять – я на верном пути.
- Тогда начнем? – продолжил я еще более спокойнее и дружелюбнее. Говоря это, я сел на диване, привалившись спиной к стене – ноги и все что немного выше прикрыл одеялом.
Мариша задумалась всего на полсекунды, потом кивнула головой и тоже села, пристроев между спиной и стеной подушку.
Я склонил голову и распахнул глаза, показывая своим видом – я внимательно слушаю. Гостья как зачарованная смотрела на игру бликов света фонарей за окном.
- Если тебе что-то мешает, скажи.
- Я хочу рассказать, как я жила, - сказала Маришка, и надолго умолкла.
#2 любовь и оборотниАнатолий Агарков 15.07.2017 05:49
За окном шел ленивый мелкий дождь, но грозовые тучи сгущались, и их похожие на грязную вату края почти касались вершин высоких берез. Временами солнце выглядывало, но ненадолго – вновь пряталось за тучи.
- Как плохо на улице, - сказала гостья.
- Ты что, собралась уходить? – удивился я.
Она стояла у большого окна в лоджию и смотрела сквозь стекла на озеро своего рождения, которое виднелось узкой полосой в полутора километрах от моего дома. Страх затаился в ее глазах. Да и понятно – зловещие тучи с каждой минутой сгущались, гром накатывал откуда-то издалека. Но по нервному беспокойству ее рук я догадался, что она боится чего-то более страшного, чем дождь.
- Ты меня боишься?
Она помотала головой.
- Нашей близости?
Не шелохнулась.
- Зря. Поверь мне, я никогда не сделаю того, чего бы тебе не хотелось. То, что плоть моя восстала, это не страшно, я еще в силах повелевать своим телом. А женщины всегда гордятся тем, что вызывают интерес у мужчин. Даже оглядываются, чтобы посмотреть – не оглянулся ли прошедший мимо мужчина….
Прогремел гром, прерывая меня. Я поднялся с дивана. Достал из шкафа чистый тельник.
- Переоденься. Скинь к черту свою лягушачью шкуру – ты боишься из-за нее. Давай дверь откроем в лоджию, заберемся под одеяло и полюбуемся на грозу. Чай приготовить?
Я вышел на кухню. Когда вернулся с подносом, уставленным чашкой с чаем, вазочкой с сахаром и блюдцем с печеньем, Маришка лежала уже на диване, завернувшись в стеганое одеяло. Ее ночная сорочка, в которой она со мной пришла с озера, на полу лежала. Я скомкал ее и сунул в ведро для мусора.
За окном потемнело. Всполохи молний стали ярче. Гром буквально ходил по крыше дома.
Пока Маришка пила чай, полулежа, в позе греческого архонта, я забрался к ней под одеяло.
- Слушай, давай поженимся. Мы будем хорошей парой.
Она весьма характерным жестом указала мне уровень моего мышления – указательным пальчиком постучала себя по виску. А зря! В голове моей уже зрела подлость – ведь мужчина в погоне за ласками женщины хитер на выдумки. Раз она не дает мне к себе прикоснуться – решил я – достану и подсыплю ей возбуждающего средства. Потом подумал – должно, старею: раньше бы мне такая мысль и в голову не пришла.
Маришка запивала печенье чаем все в той же позе, а я, приподняв свой край одеяла, исподтишка любовался эротичным изгибом ее спины, голыми стройными длинными ногами и попой, едва прикрытой тельником. Лично мне никаких возбуждающих средств не надо – достаточно одного взгляда.
Я мнил себя открывателем, человеком науки, прилежным и вдумчивым ученым, исследовавшим законы природы и поведения человека. Возбуждающее средство заложено в женщину самой природой – надо только чуточку подождать, малость подыграть, приласкать в эрогенных зонах, и девушка-кошка может стать гремучей смесью в постели. Я добьюсь своего – не зря же меня со школьной скамьи называют упрямцем. Господь одарил меня (наказал?) темпераментом холерика и рассудком меланхолика – получился неуравновешенный сангвиник. То есть – не то, не се. Ибо я всегда хотел исключительно одного, чтобы меня оставили в покое.
Теперь я хочу эту девушку-кошку. Оборотня, чье полуобнаженное тело приводит меня в такой восторг.
Последний гром громыхнул прямо в стекло, едва не высадив его.
- Ой! – Маришка с испугу обронила поднос. – Что я наделала!
- Да черт с ним! Давай, спрячемся.
Мы залезли с головой под одеяло и прижались друг к другу.
#1 любовь и оборотниАнатолий Агарков 09.07.2017 05:01
Не беспокойся, милая, никто не посмеет приблизиться к тебе – я это обещаю.
- Спасибо тебе… а кстати, как тебя зовут?
- А тебя?
- Можешь звать меня – кис-кис… или мур-мур…
- Я буду звать тебя Мариша.
- А я тебя… ну, скажи.
- Зови меня мой капитан.
- Ты моряк?
- И моряк тоже, но капитан запаса советской армии.
- Я тебя прощаю, - сказала она.
- Прощаешь?
- Да, мой капитан. Прощаю, что не кормишь меня, что не нальешь мне теплого молочка. И я так спокойненько сейчас умру от голода, - она откинулась на подушку, прикрыла глаза и сложила на груди руки, только губы ее улыбались.
- О, Господи! Я сейчас, - сунул ноги в туфли и помчался в магазин.
Она не пошла за стол: сказала – сил нет. Я сварганил ей сосиски с картофельным пюре и налил молока в кружку – подал на подносе в кровать. А сам водрузил свое тело в кресло и принялся наблюдать.
Она ела с кошечьей грацией. А я думал, что мне удастся ее приручить.
Поев, она прилегла, подперев голову ладошкой, локоть уткнув в подушку.
- Ты один живешь? А почему?
- Со временем расскажу.
Она нахмурилась.
- Что за секреты? Рассказывай….
- Так получилось. Потом я тебе все объясню.
- Черт побери, мой капитан, я не люблю секретов!
- Да? Хочешь кошмаров на сон грядущий?
- Никакие кошмары не остановят – мы, кошки, любопытнее женщин.
- Ты женщина, а не кошка. И неужели сложно понять? – я сейчас не хочу говорить об этом.
- Тогда сказочку расскажи.
- Расскажу, если позволишь рядом прилечь.
Она с любопытством посмотрела на меня и кивнула – ложись, мол.
Я пробрался к стенке и прилег за ее спиной. Роскошные волосы под моей рукой – я стал гладить их.
- Жила-была девочка….
- Как приятно! Продолжай.
- Она была очень красивая, и злая колдунья, превратила ее в кошку….
Маришка резко повернулась ко мне и попала в мои объятия.
- Правда? Так вот что со мной случилось.
Она поделилась со мной подушкой.
- Тебе удобно?
- Вполне, моя дорогая.
- Как ты себя чувствуешь?
- Как победитель в «спортлото».
Я улыбнулся, и она улыбнулась мне в ответ. Осторожно провела пальцем по моим губам.
- Ты целоваться умеешь?
- Тебя это беспокоит?
- Тогда поцелуй меня, и я буду знать, что я девушка, а не кошка.
Я поднес к губам ее руку и заглянул ей в глаза.
- Ты брезгуешь моих губ? – спросила она.
- Лучше ты меня, - улыбнулся я. – Поцелуй своего будущего мужа.
Мне не пришлось ее уговаривать. Закрыв глаза, Маришка склонилась надо мной, и губы наши слились в поцелуе. Она прижималась ко мне все крепче и вдруг отпрянула, почувствовав, как я возбудился.

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ