Лаборатория разума

- Вы уже видели летающие тарелки?

- Это ваш способ предложить мне выпить?

 

 

Такой случай. Был на зорьке в конце сентября. Летит кряква высоко-высоко. «Бахнул» на всякий случай – чтоб не было скучно ни ей, ни мне. Смотрю, зацепил – она не упала, а приземлилась в метрах трехстах на твердь земную. Найти – шансов мало, а зорька только началась. Остался. Но так и не видел больше дичи.

Потемну пошел домой, и как раз в ту сторону, куда подранок свалился. Темно, луны нет, небо в тучах, но глянец солончака подсвечивает – смотрю под ноги. Вдруг вижу тень свою на земле, да так отчетливо – вон капюшон штормовки, вон ствол ружья на ремне за спиной. Луна что ли выглянула в прореху облаков? Иду, смотрю утку. Тень пропала, и я оглянулся.

Нет на небе ни звезд, ни луны, только точка яркая светит – движется и от нее растет сектор светящийся. Быстро сообразил, что стал свидетелем паранормального явления. 

Вам встречалось такое? Напишите, друзья!

 

 Дилетанты в поисках НЛО

 

Комментарии   

#8 Они уже среди насАнатолий Агарков 12.08.2017 06:14
Черт бы меня побрал! Другой мужик на моем месте, надравшись крепко, пошел бы женихаться. Да хоть к той же Маришке. Ну и что же что у нее всегда кавалеров полон дом – я что ли не мужик? Взять топор, искромсать их всех на куски и скормить собакам. Всех красавчиков ее – блондинов и брюнетов – тех, что за метр восемьдесят и поменьше, владельцев авто и горьких пьяниц, вечно толкущихся в ее усадьбе. Вот, что надо совершать из любви к авантюрам. А я в озере бултыхаюсь, продрогший до основания – ни хрена себе!
И тем не менее, я оказался в полушаге от величайшего открытия – это я осознавал. Еще нырок, и я прикоснусь к величайшей тайне всех времен и народов. Возможно, открыв ее, я стану богатым и знаменитым. И будет Маришка мне слать открытки – на Багамы, в Гонолулу и к черту на кулички.
Вдыхая запахи лечебного озера, я держался-держался на воде, широко разводя руками, и вдруг встал неожиданно для себя – на что-то твердое, совсем не похожее на ил или песок. Что это? – сердце мое екнуло от испуга. Не хватало еще, чтобы сейчас меня хватил удар. После – пожалуйста, а сейчас еще рано.
Теперь я твердо стоял на том, что мы с Михайловым так усердно искали. Оно поднялось со дна и, кажется еще поднимается – только что вода мне была по… тому месту, откуда ноги растут, а сейчас уже по колен.
Вот это вот инопланетное чудище поглотило моего друга. Теперь меня поднимает – может взлететь хочет со мной вместо флага?
Жизненный опыт подсказывал мне – надо учиться на чужих ошибках: своя может оказаться роковой. Прыгнуть в воду и плыть к берегу во все лопатки? Этот монстр со дна озера меня тоже желает поглотить или только пообщаться? Существуют же какие-то правила – нельзя просто человека так сцапать. Или эти ребята не знают правил?
Наконец, опора моя поднялась из глубинных недр и представляла собой гигантский усеченный конус – скорее из металла, чем какого-либо другого, известного мне материала. Я стоял в центре верхнего круга конуса на каком-то кругляше, похожим на канализационный люк. Не он ли закрывает вход, в который угодил полковник Михайлов? Весьма вероятно.
Берег и окрестности были пусты. Никто не видит, как я стою на вершине удивительной горы, внезапно возникшей в самом центре озера. И не просто стоял, озирая свой постамент – я замер, неуверенный в предсказуемости дальнейших действий НЛО, а это без сомнения был он. Уговаривал сам себя – главное, не делать резких движений. Почему? Ведь любой летающий объект не кусается как собака. Кто знает на что он способен. Может быть он даже и одушевленный.
Решил сказать тихим и ровным голосом первое, что пришло на ум.
- Я человек добродушный.
НЛО будто того и ждал – стал медленно погружаться обратно в свою пучину.
Эй-эй – а мне-то там что делать? Что-то не очень похожа на торжественную наша сегодняшняя встреча. Постучал босой ногой в «канализационный люк» - эй, я совсем не собираюсь под воду. Если тебе надо, иди, пожалуйста, а я как-нибудь на поверхности поторчу. Или лучше на берег поплыву.
Погружение продолжалось.
- Я не работаю водолазом! – в отчаянии вскричал, когда до воды остался метр. – Вам ясно?
Разумеется, кому кричалось было неясно – НЛО вдруг стремительно ушел из-под ног. На мгновение ощутил невесомость. Потом плюхнулся в воду и угодил в воронку, которая стремительно потащила вниз. Я разумно не стал бултыхаться, экономя силы в мышцах и воздух в легких, чтобы хватило их всплыть, когда НЛО достигнет дна.
Вода еще вращалась вокруг меня, когда ощутил под ногами «канализационный люк». Ну, теперь оттолкнувшись – вверх. Не получилось. У меня вообще с ощущениями что-то случилось, когда НЛО достиг дна, а я босыми ногами люка. Хотел оттолкнуться для рывка наверх, но люк подо мною исчез и тысячи тысяч воздушных пузырьков зарябили перед глазами и окружили меня, поднимаясь наверх. Меня же сила неведомая тянула вниз.
#7 Они уже среди насАнатолий Агарков 03.08.2017 05:44
Я обреченно вздохнул – по крайней мере, не утону. Один раз нырну, может, два – и все. Прощай, Михайлов – обратно поплыву в спасжилете. И больше никаких ориентиров в этом чертовом озере….
Восстановив дыхание, нырнул – просто перебирая руками якорный трос, потащил свое тело ко дну. Дна не достиг – не хватило дыхалки. Но с внезапным воодушевлением подумал – черт возьми! полковник не утонул, он просто исчез. Он не мог утонуть – он вовсе не дилетант. Что-то там есть, на дне – я это всем нутром сразу почувствовал. Чуточку в стороне, но есть.
Не было никакого смысла и дальше стремится к якорю. Но со второй попытки я таки достиг дна и нащупал – он был в заиленном грунте.
Чертово что-то где-то рядом, только не видно ни зги. На этот раз я хорошо набрался воздуха – хватило на несколько гребков в сторону. А потом – аллес! – пора на поверхность. Я рванул и ударился головой обо что-то твердое – будто меня крышкой накрыло. Вот тут я страшно перепугался – перевернулся на спину, оттолкнулся ногами. Вода естественно хлынула в нос. Чудом выбрался на поверхность, изрыгая из носоглотки потоки воды. Кашлял-кашлял, прочищая легкие – мне казалась благословением Божьим немедленная смерть. Но не умер.
Отдышавшись, оседлал жилет – он держал меня погруженным по самые плечи. После того как весь этот эпизод прокрутился в мозгу, словно фильм, я почувствовал, что медленно прихожу в себя. Вижу берега, темную воду, звездное небо и отблески луны. То, что стоит на дне Чокорево, поглотило Михайлова – ему просто не повезло. Остается надеяться, что гуманоиды обращаются с ним по-человечески.
Я глубоко вздохнул ночного воздуха. Ладно, надеваю жилет и плыву к берегу. А то как бы мой стук головой в эту долбанную тарелку инопланетяне не истолковали по-своему. Скажут «войдите», и я пропаду.
Луна отражалась в зеркале озера, вода отливала хрустальным блеском.
Зашевелился червячок сомнения: а может еще раз попробовать? – один раз живем.
Успокоившись, отдышавшись и вроде бы даже согревшись, я снова рискнул нырнуть в глубину с помощью якорь-троса. В принципе дно оказалось недалеко. То, что было на дне, я не видел, но чувствовал его присутствие всеми фибрами души. От него исходило какое-то неумолимое притяжение – влекло, твою мать! Словно в бездну.
Оторвал якорь от грунта, сделал шаг с ним, второй, третий…. На шесть шагов перенес якорь ближе к цели и бегом на поверхность. На этот раз я ударился плечом. Не то, чтобы очень сильно – задел, скользнул без последствий. Но понял, что сей объект высотой с добрый одноэтажный дом. А макушка его должна быть близко к поверхности.
Отыскал спасжилет, оседлал его, отдышался.
Возбуждение согревало. Я на пороге открытия. Надо быть крайне осторожным. Долго не решался продолжить поиски, взвешивая все «за» и «против».
Луна безучастно наблюдала за странным ночным купальщиком.
Напряжение поиска отступало. Я почувствовал, как устал от всех этих ныряний и переноса якоря по дну озера – слишком большие нагрузки для крепко выпившего человека. Я бы с радостью сейчас вытянулся на постели.
Луна молча смотрела на меня.
- Ну, так что? – спросил я ее. – Вперед, за орденами или ну ее нафик?
Ничего не ответила ночная красавица. Выбор за мной. И я выбрал.
- Не подскажешь, тарелка летающая какого диаметра? Не ври, все ты видела! Ну, метров двадцать, тридцать, сорок… пусть сто. Сейчас отплыву метров полста и буду над ее коньком. Не веришь? А вот увидишь….
Как пацан шаловливый показал язык ночному светилу и поплыл.
Луна ничего не ответила, но почему-то подумал, она все поняла. Судя по ее виду, она отлично знает, где этот гребанный НЛО.
Я проплыл, как рассчитывал, оглянулся – спасжилета не видно, не по чему сориентироваться. Быть может, здесь?
#6 Они уже среди насАнатолий Агарков 27.07.2017 17:39
Внезапно я догадался, что какая-то сила влечет меня к тому месту, где пропал Михайлов. Вот именно, не утоп, а пропал. И мне туда срочно надо. Я уверен, что это неспроста – это не пьяный кураж. Мне казалось, что голос полковника раздавался во мне – и звал, звал, звал….
В темноте я неплохо ориентировался – каким-то чутьем находил дорогу и не запинался о пни, когда меня здорово заносило в сторону. Порой приходилось принимать моментальные решения, и я неплохо справлялся. Но никакого глобального плана в голове не было – наоборот, цель моих действий была абстрактной, неясной и далекой от жизни. Последние события развивались с такой стремительностью, что я даже не успевал в них вникнуть. Решения принимались тайно, на внутреннем уровне, и я послушно следовал им.
В конце концов, я притопал на нашу бывшую стоянку – вон след от машины, вон след от костра. Часы на мобильнике показывали двадцать минут первого. Я сунул телефон в целлофановый мешочек и тщательно замотал его. На мне была майка, шорты и сланцы. Сунув пакет с телефоном в карман шорт, я так и вошел в холод воды. На третьем или четвертом шаге потерял сланцы – да черт с ними! Все равно по дну не дойти – надо плыть.
Когда поплыл, подумал, что назад мне уже не вернуться. Надо было в последний раз позвонить Маришке – вдруг бы ответила, так бы и спасся. Все и так слишком непросто – мне нужна была помощь извне, чтобы справиться с наваждением.
Взяв ориентир по звездам, перевернулся на спину, чтобы сберечь силы. Надо признать, Вселенная была особенно необъятна в эту ночь.
Тихо-тихо было вокруг. Тихонечко булькала вода подо мной. Наверное, мне даже можно вздремнуть, пока доплыву до поплавка. Шутка. Кстати, не помешало бы выпить. Тот алкоголь, что кипел в крови, погрузился в глухое молчание – оглушенный холодной водой, словно боксер на ринге.
Попробовал подобрать мотив в ритме моего движения – получилась нежная, не слишком печальная, легкая музыка, делающая ночное путешествие по озеру на спине менее монотонным и однообразным. Конечно, это не самое приятное путешествие, но лучше оно, чем петля – я чувствовал, то, что сейчас внутри меня, способно на все.
Вслед за этой пришла другая мысль – возможно, внутри меня сидит гуманоид и управляет мной. Я решил проверить, так ли это самым простым способом – сымпровизировать, затронув струнку доверия, хотя и не был уверен, что мне удастся обвести вокруг пальца инопланетянина.
- Скажи, ты мне доверяешь? – так и спросил вслух, обратив к звездному небу взор.
Никаких движений ни внутри, ни около.
- Я ищу своего друга, который пропал в этом озере. Ты поможешь мне?
Старался говорить холодным, отстраненным тоном. Разворачивал перед неизвестным слушателем картину более чем странного исчезновения Михайлова в пучине этого озера. Сказал, что мучают угрызения совести, и очень боюсь кошмаров.
Первоначальная эйфория скоро сменилась растущим напряжением. Я уже плыл лицом вперед, и хоть со мной никто не вступил в диалог, почему-то уверен был, что с поплавком не разминусь.
Я сделал последнюю попытку, обращаясь к тому, кто внутри меня:
- Мне нужно с тобой поговорить.
Должно быть, обращение показалось риторическим – мне никто не ответил.
Внезапно охватила волна раздражения – наверно, трезвею?
- Никуда я нахрен не поплыву!
Голос подвел меня – засипел. Да и ситуация становилась форс-мажорной – я почувствовал, что замерз. Ни раньше, ни позже, а именно на середине озера.
- Я немедленно поворачиваю назад!
- Слушай внимательно, - сказал я тому, кто у меня в печенках сидит. – Мне плевать, что стало с этим мудаком Михайловым. И даже наоборот…. Так ему и надо! А мне так не надо. Я поворачиваю.
Остановил движение, загребая руками, и вдруг почувствовал под ладонью ребристо-клеенчатую структуру спасжилета.
#5 Они уже среди насАнатолий Агарков 20.07.2017 06:24
Внезапно ощутил острый приступ отчаяния и с трудом сглотнул образовавшийся в горле ком. Мне безумно захотелось изменить мир. Единственное, что интересует людей – это деньги. Они делают их жестокими:
- если что-то подходит для твоих целей, используй это;
- если что-то встает у тебя на пути, разрушь.
Кроме денег ничто не имеет значение. Господи, как же я ненавижу это!
Наверное, это забавно – неприспособленный к жизни неудачник думает, как изменить мир.
Прикрыл глаза, прислушиваясь к звукам нарождающегося дня и наслаждаясь теплом. Постепенно он стал отдаляться. Умиротворенно вздохнув, повернулся на бок. Уже засыпая, возблагодарил судьбу – как же приятно спать в постели! это тебе не палатка в лесу.
Окончательно выспавшись, потопал за водкой – был при этом ни встревожен, ни напряжен. Словом, выглядел так, как всегда, когда стремился к какой-то цели. Ну, скажем, сегодня день ВМФ – есть повод напиться. И не плохо бы… да, компаньона к столу. Напиться и выговориться – вот задача. А потом проспаться и все забыть.
Если бы раньше, до моего одиночества, кто-нибудь сказал мне, что пить и болтать в кампании с женщиной куда приятнее, чем с мужчиной, ни за что не поверил. А выясняется, что это так. С женщиной и спать куда приятнее, чем одному.
Являя собой странную смесь скорби (по утопшему полковнику Михайлову), отчаяния (за свое постыдное бездействие в момент его гибели) и надежды (напьюсь, просплюсь, и все пройдет), притопал в магазин:
- Три бутылки водки!
Итак, три пузыря! – это же много для меня. Чтобы уйти от скорби, достаточно рюмочки две или три. Но три полулитры…! Впрочем, никто не заставляет их разом выпить. И да поможет мне Бог!
Изо всех сил пытался заглушить сомнения и убедить себя, что поступаю правильно. Я всегда прав! Так ведь? Не дьявол меня толкает на это – я сам решил.
Настроив компьютер на любимый фильм, нарезав закуски, я решил – четыре рюмочки за упокой души полковника Михайлова.
Я забыл об утопленнике и начал думать уже о Маришке после второй рюмки водки. Еще не поздно ее заказать. Именно так – не позвать к застолью, а заказать в постель, заплатив ей привычную таксу. Это сначала я, балбес, думал, что у нас может получиться что-то серьезное – и боялся этого, и хотел. Но потом понял – ничего ей кроме выпивки и денег не надо. При этом она настолько обольстительна и ловка, что совратит и священника, принявшего целибат. В своих женских штучках она лучший полководец всех времен и народов, отважнее свирепого льва и хитрее самой хитрой лисицы. А статус красивой молодой разведенки привлекает к ней всех мужчин без разбору. Впрочем, она не ищет счастья с ними – достаточно выпивки и денег за доставленные удовольствия. Опасная, коварная, прекрасная… - такая вот она, подружка дней моих холостяцких. И ночей.
Ей, конечно, будет плевать на несчастный случай с полковником и его дурацкие поиски НЛО. Так и мне теперь не до него – пора браться за дело. Я позвонил, а мне сообщили – абонент отключен или находится вне досягаемости. Вот те раз! и как же так? Планы придется поменять.
На экране мушкетеры спасали честь королевы Франции, а я пил водку в гордом одиночестве.
К потемкам был чертовски пьян, но спать совсем не хотелось. Каждый час я набирал телефон и получал один и тот же ответ. Не отпускала тревога, что я сейчас потеряю контроль над собой – вызову такси и помчусь к ней домой. А там очередной кавалер, и пьяная драка с поножовщиной. Оно мне надо?
Еще рюмашечка и еще одна – все в меня вселился бес, жаждущий приключений.
Возможно, разумным последним движением было то, что я тщательно ключом закрыл замок входной двери. А потом, пошатываясь, но вполне уверенно побрел, куда глаза глядят. Глядели они на юг – в сторону озера Чокорева. Наверное, я уже потерял контроль над собой, потому что никакой тревоги не чувствовал.
#4 Они уже среди насАнатолий Агарков 14.07.2017 05:40
Захотелось напиться.
Пришел рассвет, но все вокруг было по-прежнему погружено в грусть и уныние. Есть не хотелось – я только судорожно сглотнул слюну и не почувствовал аппетита.
Не делай этого, все напрасно – подсказывал разум, но я таки спустил лодку на воду и поплыл к центру озера. Я должен сплавать… хотя бы для того, чтобы успокоить совесть. Конечно же, я не ожидал увидеть Михайлова всплывшим утопленником, но что-то тянуло к тому место. Может, прощальный визит? И, может быть, стоит извиниться хоть в мыслях за свое поведения, что я не бросился в воду вслед за ним. В этот момент я не оправдывал, а ненавидел себя.
В подобном поведении не было ни капли здравого смысла. Но стоит ли ломать себе голову? Надо проститься и что-то делать.
Найдя спасжилет, привязанный к якорю, я не стал поднимать его, а опустил руку в холодную воду. Не знаю, что на меня нашло, но заговорил вслух.
- Черт возьми, что же мне с тобой делать, полковник? Сколько можно биться головой о стену. Ну, разве я не глупец? Все, с меня хватит – всех этих НЛО, инопланетян – хватит! Я забираю твой джип, палатку, лодку и мотаю отсюда. Если ты сейчас не вылезешь из воды живой или мертвый, так и сделаю.
Страх ударил меня в грудь, точно конь копытом. Я чуть из лодки не вывалился – так дернулся. Мне показалось, я что-то увидел в темной глуби? Но что? Акулу? Утопленника? НЛО? Или его обитателей? Или утопшего полковника, манящего меня в глубину?
К черту все! Я налег на весла и помчался к берегу.
Успокоился, только выйдя из лодки. Что за опасность меня напугала? Что за нелепые мысли лезут в голову? Нет, с этим определенно надо что-то делать. А что? Надо кончать эту бодягу и про все забыть.
Я выпустил из лодки воздух, положил в прицеп. Разобрал палатку, скатал и тоже туда. Все подобрал, ничего не осталось – только черный кружок костра. Чувствуя себя самым большим мошенником из всех живущих на свете, сел за руль джипа. Дух полковника Михайлова витал в салоне.
Мое появление в крутом джипе перед домом определенно произведет впечатление на соседей. Но что делать?
Сосед коротышка с бегающими глазами и угодливой улыбкой на лице сразу же подбежал ко мне и спросил:
- Откуда сие богатство?
- Приятель попросил присмотреть, а сам улетел в Питер по срочному делу.
- Понятно, - сосед отошел с фальшиво любезной улыбкой.
Я предпочел не заметить его недоверчивый взгляд и равнодушно зевнул, ставя джип на сигнализацию. Скарб из прицепа перетаскал в квартиру. Закончив эти дела, почувствовал голод. Сварил картошки с тушенкой и съел за один присест.
На улице пошел дождь. Я слышал, как он мягко барабанит по машинам, выстроившимся под окнами, шелестит по листьям деревьям и журчит ручьями с крыши. Мне был люб шум дождя – он вернул мне покой. Что-то шевельнулось в сердце – сначала просто интерес к окружающему, а потом будто даже кураж. У меня есть джип – я могу кататься на нем или продать. Стоит отметить!
Дождь не позволил исполнить задуманное – не было ни зонта, ни плаща сходить за выпивкой.
Рассвет пробился сквозь мрачные тучи, все еще грозящие дождем. Земля была тщательно промыта, воздух наполнен запахами берез, летней травы и полевых цветов. Нежный бриз, налетавший с Горького, раскачивал высокие деревья, шелестел листьями в густых ветвях, смешиваясь с граем грачей, носившимися над ними. В кустах щебетали певчие птицы. Коршун парил над селом, пугая тенью своей гусиные выводки.
Не было ничего необычного в этом мире, лишь джип полковника Михайлова стоял под окном сладкой мечтой. Ну и умница же бывший военный летчик: просто гениальный план был у него – найти НЛО на дне Чокорева.
#3 Они уже среди насАнатолий Агарков 06.07.2017 05:48
Солнце коснулось макушек леса. Что делать?
Нет, к ментам однозначно не пойду. И дело тут не в НЛО. Знаю, я этих гавриков! Отличный пример мой последний начальник – ну, тупее тупого, а гонор колбасы «краковской». Чего доброго еще меня заподозрят в убийстве Михайлова и упекут в КПЗ, и забудут там – отсидишь ни за что, ни про что полгода иль год.
Вот так безобидная затея обратилась насущной проблемой. И все же, должен признать, беспокойство за полковника было важнее моей безопасности. При этом чувствовал себя совершенно беспомощным, но в то же время душа застыла в какой-то отстраненности и равнодушии, хотя к горлу подступали слезы. Я не запаниковал, когда от полковника пошли пузыри. Не заплачу и теперь, пять часов спустя.
Короче говоря, я верил и не верил в гибель полковника. В последнее время со мной это часто бывало – и верю, и не верю одновременно и на полном серьезе. Ведь человек – это больше, чем набор хромосом. Если Михайлов погиб, я несу за это ответственность. Это мой долг – считать себя виноватым, раз уж не булькнулся рядом с ним. Однако подспудно хотел, чтобы это стало долгом кого-то другого.
Надо было двигать отсюда. Отвязал якорь от лодки и за конец шкерта привязал спасжилет, который Михайлов брал для меня в лодку. Длину выбрал такую, чтобы яркий поплавок был чуточку приутоплен и не бросался в глаза с берега.
Вечером у костра долго сидел в одиночестве и размышлял.
Чтобы ни делали мы в этой жизни, выбор совершается кем-то за нас. Погода, время дня или ночи, наши потребности, то, что нам нужно для выживания, коллективная воля всех остальных жителей планета Земля – все это определяет нашу судьбу. Может, это инструмент в руках Господа, может, нет. Но когда мы притворяемся, что проявляем свободу воли, когда мы совершаем то, что называем выбором, мы, на самом деле, просто смиряемся с тем, что предопределено. У прилива с отливом и то больше свободы выбора, чем у человека. Я мог бы прыгнуть с лодки вслед за Михайловым, но не сделал этого. Как бы то ни было, все мои дальнейшие шаги неотвратимы.
В известном смысле мое поведение предсказуемо. Я старею, меня страшат перемены. С Михайловым было интересно, но поиски НЛО не были моей фикс-идеей, чтобы очертя голову ринуться в холодную пучину. И все же что-то было не так. Со мной что-то было не так.
Когда Венера появилась над горизонтом, торя путь солнцу, я пошел спать в палатку. Сон не шел, но мысли поменяли направление. С Михайловым конечно интересно, но мне пора на покой – к черту летающие тарелки! Спина болит от неудобств сидения в лодке часами и ночевок на жесткой земле. Голова трещит от догадок об инопланетянах. Всю свою жизнь я мечтал дать ей покой. Если о чем поразмыслить, так о хлебе насущном. Или вот, что делать с имуществом полковника – машиной, прицепом, лодкой, палаткой и прочим? В ментовку их не сдашь без вопросов.
Я хотел бы отмахнуться от этих забот – насладиться солнечным днем, спокойно спать дома, бродить по лесу без цели, смотреть, как нежится природа в преддверье лета. Вот подходящее занятие, чтобы скрасить старость.
Завтра все и закончится. Я вернусь домой, побреюсь и помоюсь в ванной, приготовлю обед на плите газовой, и буду вести жизнь полную комфорта и размышлений о сути уходящей жизни.
Я лежал и не спал – обманывал себя сам, что я отдыхаю. Разве можно спокойно спать-отдыхать, когда приятель твой только что утонул, а ты и пальца не замочил, чтобы спасти его. Не знаю, из каких глубин всплыла мысль о самоубийстве. Представил, как сажусь в Михайловский джип, присоединив шланг к выхлопной трубе и просунув другой его конец в приоткрытое окно, закрываю щель полотенцем и включаю мотор. А сам засыпаю под музыку авторадио – под старую замечательную песенку о любви. Наверное, ее слушали еще мои родители. Я помню, как распевали ее в застольях – бесхитростную историю потерянной любви.
Вот так без мук и без боли погружаюсь в вечный покой, шепча про себя – прости, полковник меня, прости….
#2 Они уже среди насАнатолий Агарков 29.06.2017 16:59
Дело было совсем хреново. С Михайловым что-то случилось, а я ни под каким предлогом не хотел лезть в ледяную воду и чувствовал себя виноватым. Я понимал, что это бравада все – мне не найти его на дне, не спасти от чего-то там, а вот самому утонуть, как два пальца об асфальт….
Мы занимались с ним ерундой – это и ежу понятно. Но ерунда обернулась катастрофой – вот в чем проблема. Мне нравилось проводить время с полковником – болтать о чем-то, мечтая о всякой ерунде. Но азарта и опасности мне не надо даже из-за него.
Михайлов был (уже был?!) увлеченным человеком – он хотел найти НЛО. Хотел ли я этого? Как можно хотеть то, во что не веришь. Точно также можно хотеть неприятностей.
Полковник был умным человеком, но при этом сам оставался для меня загадкой. К примеру, каков на самом деле его возраст – семьдесят или сорок?
Никогда не чувствовал себя таким беспомощным как в те минуты, растянувшиеся на часы. Я сидел в лодке, уставясь в воду, надеясь, что Михайлов вот-вот появится. Но время шло, а полковника не было. И я не знал, что предпринять.
Сидел и молчал, ничего не делая – сам себе был противен. Ужасно переживал за Михайлова, но понимал, что вряд ли ему смогу помочь. К переживаниям за приятеля примешивалось и нечто другое – я бы мог оказаться на его месте. И окажусь, если последую за ним. Вот дилемма!
Чокорево и окрестности выглядели как обычно – вода, берег, лес. У озера был беззаботный вид – чайки кружились над водою, утки плавали и ныряли. Не к чему придраться, если не знать, что в толще его воды только что погиб человек. Где это место? – я уже точно не помнил. Но где-то поблизости, в радиусе десяти метров – лодка стоит на якоре, отмечая точку отсчета.
А в ней сидит трус, бросивший друга в минуту опасности. От таких мыслей чувствовал себя неуютно, но прыгать за борт все равно не хотелось – мне уже не пятнадцать лет, и я не Павка Корчагин! Даже при чрезвычайных обстоятельствах разум выше инстинкта – так успокаивал себя.
И хотя Михайлов мне достаточно симпатичен – это не повод бросаться в бездну очертя голову. Прежде всего – спокойствие и рассудительность. В прошлом у меня были опрометчивые поступки, когда я бросался на помощь малознакомым людям – потом всякий раз об этом жалел. Казалось бы, парадокс – люди не любят тех, кто спасает их. Но объяснимо – бескорыстная помощь рождает зависимость. А ее мало кто переносит.
Сложившиеся отношения с Михайловым меня вполне устраивали – у него была цель, мне было интересно с ним. Наши отношения нельзя было называть мужской дружбой. Мы чаще пикировались по многим вопросам, чем соглашались. В другое время и в другом месте, возможно, мы бы смогли стать друзьями. Но сейчас не были – так, приятели на досуге.
Так что же могло случиться с полковником? Возможно, что произошел несчастный случай – судорога, остановка сердца, мало ли…. Возможно, что он столкнулся с чем-то необъяснимым – со вспышкой уму непостижимого зла. Возможно, это связано с тем, что он искал на дне Чокорево. Судя по его рассказам, он уже имел контакт с инопланетянами. И вот еще один – на этот раз неудачный. Или может, вмешались силы совсем иного толка. Ведь инопланетяне не отвечают канонам любой из религий. Они – насмешка над Господом Богом. Разве Он такое простит? Это также объясняет почему я еще жив – у меня со Всевышним конфликтов нет.
Долго ли коротко я скорбел и размышлял – время шло. Вот уж солнце склонилось к закату, а я все в лодке на якоре в центре озера и не знаю, что делать. Знаю точно, что в милицию обращаться не буду. Почему? Так рассуждал – вдруг Михайлов нашел, что искал. Вдруг он там сейчас, на подводной лодке… тьфу! на летающей тарелке, что таится на дне озера.
А позови я ментов…. А начни они искать…. А найди они этот самый НЛО…
То-то криков будет полковника.
Нет, к ментам обращаться не буду. Подожду еще.
#1 RE: Они уже среди насТатьяна 02.05.2017 01:46
Мы не одни в этом мире подлунном,
Мы не одни.
Есть сестры-сородичи дальние-дальние
У нашей Земли.
Крутятся где-то планеты такие же,
Мир в них иной.
Недосягаемый, непонимаемый
Мыслью одной.
Сны и фантазии рисуют узорами
Призрачный круг,
Странные лики существ большеглазые
Мнятся вокруг.
Может быть рядом они, лишь невидимы,
Также живут,
Нас изучают и опыты разные
Над человеком ведут.
Страшно и боязно как-то становится,
МЫ НЕ ОДНИ.
Путь разрушения иль созидания
Держат они?
Только уже очевидно для глаз -
ОНИ СРЕДИ НАС!
Кто вы, пришельцы из будущего?
Дайте ваш глас!

Е. Матвеева

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ