Свитер и Фея. Кайгородов С.

……………………………..

Здрасьте! Меня зовут Свитер. Так назвала меня моя Фея, когда я её обнял. Но все по порядку. Сразу хочу предупредить! Я не сумасшедший, на самом деле я будущий писатель, который выдает себя за сумасшедшего, чтобы сочинить историю. А теперь мне приходится притворяться не сумасшедшим, чтобы изобразить убедительную роль будущего писателя, который сошел с ума, но не признает этого. В общем, надеюсь, вы меня поняли. Расскажу, какова у нас тут жизнь в Центре. Вот, рядом со мной сидит Богач, парень, который получит миллион долларов от своих родителей, если перестанет пытаться убивать себя. Сразу за ним парочка панков. Их проблема как я понял в сексе. Они любят этим заниматься в общественных местах. А иначе не получается. Вот и сейчас срывают нам сеанс мозготерапии. А так, они классные, Сид и Нэнси, с ними весело! А по другую сторону от меня сидит Жиртрест. Тяжелый сукин сын! Он постоянно вымещает на мне злобу. Колотит, то есть меня. Но не по лицу, чтобы видно не было. Однажды мне удалось, как следует прицелиться и с размаху сыграть по его злобной роже. Щеки его как холодец заиграли туда-сюда. Это было ужас как смешно! Он затаил смертельную обиду! Вот и сейчас я чувствую её своим левым виском. Этот пончик так и сверлит меня своим взглядом. Кажется у бедолаги хроническая агрессия ко всем, кто меньше его ростом. Я не обижаюсь за синяки, мне его даже иногда жалко. Вот такая жизнь у нас тут. Тайком курим травку, которую привозит менеджер Сида. Как шпана ныкаемся по закоулкам, ей богу. Эти панки странные люди, хотя кроме Сида и Нэнси я не знаю больше никого. Такое порасскажут о своей «концертной» жизни! Затылок шевелится! Честно сказать я подсел на их травку, поэтому мне приходится отрабатывать, изображая публику, а иначе у этой парочки ничего не получается! Веселые вечера! Как они это называют. С Богачом у меня большие планы. Вообще мы с ним нашли общий язык. Мы доверяем друг другу. Я даже рассказал ему о том, что на самом деле являюсь писателем, а сумасшествие – это просто прикрытие. Кстати, я изображаю эксгибициониста. Это очень и очень неприятно, зато ничего сложного не нужно делать. Только иногда приходится разгуливать по территории Центра так сказать в чем мать родила. Нельзя давать повод докторам усомниться в моем диагнозе. А так я не сумасшедший, который изображает сумасшедшего. Ну, вы понимаете! Так, о чем это я? Большие планы! Да-да-да! У нас с Богачом большие планы! Как только он перестанет накладывать на себя руки, мы заберем миллион долларов, и отчалим на Кубу! Там тепло и море можно увидеть! Я море никогда не видел! У меня для него уже давно отведено специальное место в дневнике писателя. Ждет-ждет нас море! О-о-о! Море-море-море! Теплое море!

……………………………………………

Знаете, я начал сомневаться на счет моря. Думаю рассказать врачам правду. Сказать им, что я нормальный. Да, понимаю, я и так им говорю это каждое утро. Я имею в виду сказать серьезно! По-правде! Выйти отсюда и написать книгу. Разбогатеть и прославиться. А потом жениться на Фее. Такие вот мысли. А всё из-за неё. Из-за девушки в фиолетовом. Она поступила к нам вчера. Пришла на сеанс мозготерапии в фиолетовом платье с крылышками за спиной. Здравствуйте, говорит, меня зовут Фея. Я не удержался и влюбился в неё. Представляю, как расстроится Богач, когда узнает, что планы несколько изменились. Что ж делать, любовь она такая сто восьмидесяти градусная!           

…………………………………………..

Они помогут нам! Все пациенты разом встанут из-за столов и начнут кидаться едой друг в друга! Такой гомон поднимется. А Свитер и Фея будут держаться за руки, пробираясь сквозь бешеную толпу никем незамеченными. У Феи всегда ледяные ладони, пусть я держу её за руку только первый раз. Она говорит у фей всегда холодные руки. Так, вот, продолжаю я. Мы побежим вместе далеко-далеко. Давай лучше я тебя обниму, и мы полетим вместе, так будет быстрее! У Феи всегда найдется самое умное решение! Я её просто обожаю. А потом мы окажемся у самого моря. Но феи не умеют плавать, с грустью говорит она. А мы просто будем сидеть на песке, и любоваться набегающими на берег волнами. А ещё, ещё будем слушать, как звучит прибой! Да-да-да! Я хочу услышать, как он звучит! Никогда не слышала. У Феи всегда холодные губы, пусть она первый раз поцеловала меня в щечку. Хочу показать тебе как я умею летать! Но дверь на чердак всегда закрыта. Она надула щеки и сдвинула брови, изображая маленькую недовольную девочку. А потом рассмеялась, когда увидела мою улыбку. Не переживай Фея, я знаю, что ты чудесно летаешь! И я сказал, чтобы она без меня больше не летала. И сказал, что будем теперь только вместе летать!

…………………………………………..

Богач расстроился, как я и ожидал, но сделал вид, будто ему все равно. Он сказал, что потратит миллион без моей помощи. А через два дня, посреди ночи я слышал, как приехала карета скорой помощи и забрала его. Думаю, он хотел одним махом расправиться с деньгами назло мне. Фея боялась, что в жарких странах она обожжет свои крылья и больше не сможет летать, но я видел на открытке, что у моря на песке растут большие зонтики и обещал ей, что буду беречь её от солнечных лучей. Она согласилась поехать с нами на Кубу. Когда Богач вернулся из клиники, он был чернее тучи и несколько дней не разговаривал со мной. Наконец, мне удалось  поговорить с ним и объяснить, как сильно я люблю Фею и без неё никуда не поеду! Тогда он улыбнулся и сказал, что миллион долларов это очень много и хватит на всех!

…………………………………………..

Я рассказал правду. Рассказал, что всё это время притворялся эксгибиционистом, чтобы проникнуть в Центр и потом написать книгу. Но встретил Фею, влюбился, и теперь мы отправляемся на Кубу вместе с Богачом, который поклялся больше никогда не пытаться убивать себя! Главврач пообещал в скором времени подготовить все необходимые документы и попросил нас немного подождать и вести себя хорошо. Жизнь налаживается! Ура! Ура! Ура!

…………………………………………..

Прошло уже четыре недели, а врачи так и не отдают мне документы. Я начинаю задумываться о побеге. А ещё Сид и Нэнси учудили. Но на то был повод. Мне исполнилось шестнадцать! Теперь я уже совсем взрослый, сказали они и подарили торт, на котором дымилось шестнадцать сигарет. Мы дождались выходных, когда в Центре обычно остается только один санитар. Сид спёр ключи, и мы всей толпой закрылись в изоляторе. Даже Жиртрест в последнее время перестал колотить меня, но мне не нравится, как он поглядывает на Фею. Менеджер панков спрятал в куширях спиртное и ящик, из которого идет музыка. Фея подарила мне мелкие блестящие звездочки. Она сказала, если мне будет страшно, то я должен высыпать их на ладонь и дунуть со всей силы. Когда они закружатся в воздухе, я исчезну, и мне больше не будет страшно. Эти звездочки всегда её выручали. А потом она поцеловала меня в губы. Сид и Нэнси засвистели и сказали, чтобы мы обязательно пригласили их на нашу свадьбу.

…………………………………….

Все пошло кувырком! И началось это из-за Жиртреста. Скотина, он схватил Фею за её нежное крылышко, и сказал что оно не настоящее. Фея закричала от боли, а я набросился на эту сволочь и начал колотить изо всех сил. Если честно я не помню, что случилось дальше. Позже Богач рассказал, что я был похож на настоящего психа. Метался из угла в угол, раздевался на ходу и пытался ударить Жиртреста стулом. А сейчас я в одиночной палате, и судя по количеству синяков, колотили в основном меня. А ещё он сказал, что меня на время изолируют от окружающих. И вообще из-за этой истории разразился большой скандал. Он сказал, что я больше не увижу Фею, потому что родители её переводят в другое место. Передал, что она целует меня и обязательно ко мне прилетит, только попозже.

Нужно что-то делать…!!!!!!

         ……………………………………….

Я пытался объяснить, что всего лишь притворяюсь! Но врачи не слушали. Во мне теплилась надежда, что шум уляжется и Фея останется здесь, а потом мы снова встретимся, и будем гулять босиком по мокрой от росы траве. Или же я узнаю, куда её заточили, и приду за ней, освобожу её, чтобы она снова могла летать как прежде. Её звездочки остались у меня в тумбочке, и здесь, в одиночной палате по ночам мне становится жутко страшно. Я боюсь остаться навсегда один.

………………………………………….

Тот ужасный день наступил. Меня вели под руки санитары. Я обедал и ужинал теперь после всех остальных. В одиночестве. Проходя по тропе, ведущей в здание столовой, я увидел автомобиль, около которого стоял главврач, беседовавший с незнакомым мужчиной, а рядом, женщина, обнимавшая фиолетовое чудо! Мою Фею. У входных дверей собрался народ. Видимо они прощались. И как я мог все эти дни ничего не предпринимать?! Вырвался. Я бежал и кричал. Фея! Фея! Сид и Нэнси переглянулись и начали раздевать друг друга, отвлекая внимание санитаров. Жиртрест преградил путь еще двум, из лап, которых я только что вырвался. Ну, беги уже давай! Кричал он. А Богач орал, что в жизни бритву больше не возьмет. А ещё что-то про Кубу. Я не расслышал. Видел только улыбку своей Феи. Она вытянула руку. Но её отец преградил мне путь. Чуть с ним не столкнулся. Но вовремя юркнул под сводом его нависших ручищ. Я схватил ладонь Феи. И мы побежали прочь в раскрытые ворота. Сзади слышались голоса, сливавшиеся в галдеж. Мать взяла высокую ноту, отец кричал «вернись», главврач ругался, а панки орали про чумовой концерт на нашей свадьбе!

……………………………………

 Мы мчались как ветер. Юные и свободные! А потом Фея остановила меня и сказала, чтобы я обнял её. Мягкий и теплый! Как свитер! Я помню эти слова! Ты сказала их в первый же день нашего знакомства. Её крылышки затрепетали. Люблю тебя! И мы взмыли в небо!       

 

 

 

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ