Владимира Шабли

 

 

 

Страсти вокруг отступления

(29 сентября 1941 года. Театр военных действий под Мелитополем)

 

– Ну что, как отреагировали в штабе фронта на наш запрос об отходе к исходным позициям? – с налёту задал вопрос генерал Смирнов, едва открыв двери штаба армии.

– Требуют продолжать наступление, – ответил Колпакчи.

– Я так и думал, – улыбнулся Андрей Кириллович, – но ничего: информация от нас пошла, фронтовое начальство к такому варианту теперь подготовлено, а дальше ход событий сам расставит всё на свои места.

– Что Вы имеете в виду?

– Только то, что является очевидным: 12-ой армии даже после усиления нашими частями едва удаётся сдерживать немцев. И здесь же, под боком, у противника высвобождаются части, участвовавшие в разгроме нашей Киевской группировки. Что бы сделали Вы на месте генералов Вермахта?

– Задействовал бы резервы на самом уязвимом и близком участке, – как на занятиях по тактике ответил начальник штаба.

– Вот и я о том же, – подтвердил командарм, – а такой участок находится на правом фланге нашего Южного фронта.

– В таком случае имеется опасность выхода противника в тыл нашей группировки, и нужно срочно предпринимать меры по оперативному отражению угрозы и отходу на безопасные позиции.

– Да, нужно. Но пока гром не грянет – мужик не перекрестится. Так что сейчас, как приказано, будем наступать, и в то же время не слишком увлекаться: если сопротивление врага сильное – отойдём. А лучше попробуем добить оставшиеся в тылу ошмётки врага, тем самым отводя наши части восточнее.

Андрей Кириллович замолк, выжидающе смотря в глаза Колпакчи, затем одел фуражку. Тот понял такое поведение командарма как побуждение к действию:

– Есть! Будет сделано! – отдал честь начальник штаба.

Смирнов тоже приложил руку к козырьку, слегка кивнул. А Владимир Яковлевич нервно принялся перебирать возможные варианты решения головоломки с множеством неизвестных.

 

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ