Надежды Сергеевой

 

 

 

 

Н. Сергеева. 

 

НОВАЯ ИСТОРИЯ ПРО КРАСНУЮ ШАПОЧКУ

Фантазия «Шарль Перро глазами Павла Бажова». Есть у нас в поселке дед. Имя его люди не помнят, и сколько лет старику, никто и не скажет. Кличут Епифанычем и детвора, и взрослые. Летом он в одиночестве на лесной пасеке в землянке живет. Зимой в поселке в своем доме детей привечает, тех, что по малолетству не могут работать ни в горе, ни на прииске. Соберется такой мелкоты полна горница, и пойдут у них разговоры, сказки да присказки. Однажды и я забрел на такие посиделки в дом Епифаныча. Долго слушал его побасенки, а потом спросил:

- Епифаныч, а вот слышал я, на севере, за Турой, есть рудник, который «Красной шапочкой» все называют. Не знаешь почему?

- Как не знаю? – всполошился старик, - я все знаю. Вот послушайте.

Ну, слухайте, как дело было. Жила за Турой, на берегу речки Вагран в приисковом поселке семья вольных. Как уж они попали в те края, где строгановские крепостные жили, никто не ведает. Дед с бабкой заимку аккурат сробили, старик охотой промышлял, а баушка – ох, и мастерица была…. Она из каменной крошки картины делала! Да, какие! Хоть лес, хоть ягода какая али человек – ну, прям живые! Сказывают, ей САМА помогала. Сын на прииске вожгался, сноха в дому хозяйкой колготилась. А была у них девчушка, подлеток, басенька така! Баушка ей подарок на рожество сделала – собственноручно сшила из самотканого льна шапку, на манер вогульской, да покрасила в красный цвет. Чем – не знаю, а врать мне не с руки. И ведь что скажу - никто из девок на поселке не смел шапку носить, в крепости, чай, а вольным-то - пожалста. Вот эту-то девчушку на прииске по энтой шапке и стали звать – Красна шапка. Артуть-девка! Помощница и отцу с матерью, и бабке с дедом. Жили они дружно, не охтимнеченьки. Завидки кого брали на них. Был человек в поселке, коему семья эта не по ноздре была! Да, знатье бы вперед, что судьбина нагадает…

Так случилось, что дед и сын его сгинули зимой на охоте, шатуна лихого повстречали, он их и замял. Остались бабы одни – баушка на заимке, сноха ее с дочкой в поселке. Весну слезой-тоской промаялись. К лету отутовели малеха, а там жизнь и наладилась. Баушка стала картинки из камня на продажу гнать, не утыхаючи, Красна шапка эти картинки таскала с заимки до дому, а сноха их в поселке да городе сбывала. С того и копеечку имели, и зажили в леготку. Народ баил, им много камнями разными Сама помогала, да заимку от зла какого охраняла - от зверя ли, от человека ли.

А сосед-то совсем изварначился! Иначе как Волком, никто и не звал. Так решил дело угоить, чтоб самому на энтих картинках прибыль заиметь. Вот ведь охлестыш! Долгонько ли думал и подыскавался. Сперва он напраслину взвел на матерь Красной шапки. Мол, приворовывает с прииска. Увезли горемычную на пожарну. Успела только девке наказать, чтоб на заимку поторопилась, да баушку упредила.

А варнак-то решил и баушку напужать, и над Красной шапкой изгалиться. Знал он, грабастенький, что девчонка-то завсе через елань на заимку ходит, потому что там среди травы можно самоцветные камушки сыскать. И ведь, как нароком, положены камушки… А Красна шапка их в туесок собирает, как к баушке идет. Из энтих камушков и делаются картинки.

Решил он девку обскакать и бёгом кинулся напрямки по стлани.

Вскоростях хитник этот незнатко к заимке подобрался. Только за заплот перелез, как во дворе что-то звосияло. Он зенки-то протер, а перед ним Сама стоит…. И хмуро так смотрит и тихохонько говорит:

- Ты чаво эт надумал, каково заделье тебя на энтот двор привело?

Вытащил сосед заплотину да пошел на нее. Тут аккурат и Красна шапка из лесу выбежала. Увидал ее супостат, да от Хозяйки отвернулся, на девчонку попер.

Шибко огневалась девка каменна, как топнет, аж земля задрожала. Потемнело все вокруг, словно небо на землю порушилось. А когда провиднелось… - ни заимки, ни хитника, ни баушки с Красной шапкой, ни Самой! Лес стеной, и ни просвета. Лишь скала встала на волка похожая да вся сплошь обальчик.

Да только с той поры открылось на речке Вагран людям рудное место, верхушка коего вся красной глиной покрыта, словно гора - в красной шапке.

А уж когда и рудник там заробил, люди сказывали, порой обой-то осыпется и глядельце откроется – ну, прям картина нарисована, как руками делана, а на ней девка в красной шапке смеется, посреди поляны заимка стоит, на крылечке две бабы сидят - постарше и помоложе. Покажется така картинка и снова засыпется. А людям разговору на год вперед!

Вот потому шахту и назвали «Красная шапочка» .

 

Примечание – объяснение некоторых слов староуральского говора в тексте:

строгановские - крепостные промышленников Строгановых

сробили – построили

баушка – бабушка

сама – Хозяйка Медной горы

вожгался – упорно, длительно трудиться

колготилась – трудиться без отдыха

подлеток – подросток

басенька – красивая

Рожество – рождество Христово

артуть-девка – подвижная. Быстрая

не охтимнеченьки жить – без затруднений

отутовели – отойти, прийти в нормальное состояние

малеха – немного

не утыхаючи – без отдыха

зажили в леготку – легко, без затруднений

изварначился - превратиться в негодяя

угоить – устроить

охлестыш – человек грязной репутации, который ничего не стыдится, наглец

подыскавался - приискивать повод

варнак – негодяй, бандит

изгалиться – надругаться

грабастенький - грабитель, захватчик, вороватый

завсе – по привычке

елань – травяная поляна среди леса

нароком – как нарочно

вскоростях - вскоре

хитник – вор, разбойник

незнатко – незаметно

звосияло – засверкало

заделье – причина

заплот – забор,

заплотина – палка из забора

провиделось – прояснилось

обой, обальчик – пустая порода

глядельце – место в забое или руднике, где видны пласты пород.

 

 

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ