Фриды Шутман

 

 

ДИКАЯ СОБАКА ДИНА

Красивый у нас край весной. Поле напротив нашего дома покрывается молодой порослью. Словно нежно-зеленого цвета мягкий коврик, заботливо постеленный мамой для своего балованного дитяти. 

Красивый у нас край летом. После легкого дождика веселая радуга небесным мостиком простирается над полем от нашего дома до небольшого лесочка напротив. Но еще игривее стелется растительная радуга по земле. Какие только цветы не разбросала природа-мать: и белые, и желтые, и голубые, и ... Да если бы мне сейчас скинуть лет ...дцать, честное слово, я бы только что и делала, как плела венки себе и подружкам.

Но, теперь, видно Бог выбрал меня совсем для другого. Мне сейчас не до венков. Как только у меня выдается свободная минутка, я бегу на улицу, прихватив с собой кулечек с остатками еды. Я, можно так выразиться, охотница за бездомными собаками. Только не подумайте, что я их убиваю. Напротив, я их спасаю от двух врагов: голодной смерти и человека. Я тоже человек. Правда, человек человеку рознь. Я против убиения бездомных собак. Ведь людей не отстреливают, когда они оказываются на улице, а собак - да. Вот я и выполняю самую что ни есть человеческую функцию, спасая наших братьев меньших. Кстати, по поводу того, кто меньшие братья - они нам, или мы - им, это тоже еще весьма спорный вопрос. Но, об этом в данном повествовании размышлять не буду.

Суть сейчас не в этом. Я, как могла, всегда помогала четвероногим бедолагам. Они ведь не виноваты, что тысячи лет назад человек приручил их предков для своих потребностей, а затем в течение всех этих тысячелетий то приближал, то прогонял от себя этих умнейших животных. Мне даже трудно называть эти преданные существа животными. Сами знаете, сколько есть на свете двуногих зверей или нелюдей. 

Так вот, выходила я обычно в ясную погоду, когда бездомных зверюшек можно увидать издалека. Часто они ютились как раз в том леске, что через поле напротив нашего дома.(Я еще не писала, что наш высотный дом был построен последним в этом новом жилом районе. Поэтому я могла радоваться одновременно и улучшенным бытовым удобствам и кусочку нетронутой и еще неизуродованной природы прямо из наших окон). 

Вот в этот лесок часто убегали бездомные с рождения или вторично бездомные собаки. Я диву давалась, сколько породистых собак (а я в породах неплохо разбираюсь) было выброшено бездушными хозяевами на улицу. У многих из них, конечно, была трагическая судьба; одни погибали от голода и болезней, другие - под колесами бешеных водителей, третьи - от пули спецслужб. Я чувствовала на себе определенную долю ответственности и причастности к их судьбе и делала, что могла. 

Некоторых собачек я просто подкармливала, а некоторых, которые давались, конечно, я брала домой, купала, вычесывала шерсть, выводила блох и глистов и потом носила на блошиный рынок, чтобы за символическую плату отдать только в добрые руки. Как правило, окрепших, откормленных, чистеньких и причесанных песиков за бесценок брали с большим удовольствием. На вопрос о родословной я честно признавалась, что, кто отец, не знаю. А мать - чистопородная болонка, пинчер, терьер,... Так я спасла несколько собак. 

Как я уже писала, всякие собачки попадались. Но, один раз я увидала настоящее или, если хотите, обыкновенное чудо. Среди бездомных четвероногих появилась молоденькая немецкая овчарка. Она тоже пряталась в лесочке, что через поле. Держалась она в стороне от других собак. Видно, было за что. Она никому не доверяла, ни людям, ни зверям. Долго совсем не хотела приближаться ко мне и к корму. Мое сердце наполнялось необъяснимой тоской, когда поздними вечерами при свете уже показавшейся луны, она безнадежно по-волчьи выла, стоя на пригорке. Я и сейчас четко представляю ее черный силуэт на возвышении. Она, как чья-то неприкаянная душа, (а, может, так оно и есть), скулила, стонала, плакала, высоко задрав свою красивую гордую голову. Наверное, когда Джек Лондон писал свою неповторимую историю о Белом Клыке, он тоже видел перед собой такой же одинокий собачий (волчий) силуэт в ночи. 

Эта овчарка казалась самой одичавшей из всех встречавшихся мне собак. Вот я и прозвала ее Дина. Дикая собака Дина, почти Динго. Долго она не хотела приближаться ко мне. Я стала с ней разговаривать. Так и начинала каждый раз: «Дина, Диночка!» Мне казалось, что она меня понимала, прислушивалась. Тем не менее, она все не подходила. Я уже начала сердиться на ее упрямство. Иногда она выходила на дорогу, становилась посредине, и, как решившийся на самоубийство человек, с поникшим видом, устало опущенной головой и тусклым взглядом подолгу стояла там без движения. Только резкие звуки вокруг выводили ее из этого ступора, тогда она дергала ушами, шевелила хвостом, трусливо поджимая его между задними ногами. Было видно, что ее уже так запугивали. 

Но, доброе слово и собаке приятно. Дина, наконец, сообразила, что я ей не враг, и стала кушать принесенный мной корм наряду с другими собаками. Ко мне она еще не приближалась. О том, что она, наконец, стала мне доверять, говорил ее следующий поступок: она принесла из лесочка по-очереди один за другим своих четырех очаровательных щенят. Положила их под строительную балку, где я кормила бедных зверюшек. Это было очень разумно с ее стороны, т. к. тогда сухое жаркое лето было в полном разгаре и без меня она и ее детеныши просто пропали бы. Я им носила и пищу, и воду. Не обошлось, как часто бывает с бездомными, и без трагедии. Один из ее щенков попал под колеса промчавшегося мимо грузовика. Второй утонул, упав в канализационный люк. Третьего кто-то унес домой. Осталась четвертая малютка, красавица Бетти, так я ее назвала. Когда она подросла, я ее тоже отнесла на рынок. Теперь я уже совершенно честно сказала покупателю, что ее мать - немецкая овчарка, а отца я не знаю. 

Дина продолжала приходить ко мне на прокорм. Теперь она меня не боялась, а, наоборот, выражала искреннюю радость при моем приближении. Но, так долго продолжаться не могло. Жизнь складывалась таким образом, что мы с мужем должны были уехать из страны. У нас была уже собачка, так что о том, чтобы взять еще и полуодичавшую собаку, не могло быть и речи.  

А Дина как будто-то поняла все мои мысли и намерения. Не даром же говорят о высоком интеллекте некоторых животных. За считанные до нашего отъезда недели она впервые зашла в наш дом, нашла мою дверь и стала там дежурить, практически не выходя на улицу. Она так боялась меня потерять, что-то пропустить, что ходила по своим надобностям на первый этаж, не покидая наш дом. Это было поразительно. Соседи стали возражать. Они говорили, что боятся бездомную собаку. Конечно, они были правы. Ведь никто не мог отвечать за ее поведение. Я решила впустить ее в небольшой, но теплый и уютный коридорчик перед входом в нашу квартиру. Как Дина радовалась, она даже радостно приветствовала нашу собаку, хотя та ревниво на нее рычала. Я подстелила ей коврик и продолжала кормить и поить. Что делать дальше, я просто не знала: преданность Дины приводила меня в замешательство. Но, когда я поняла, что она опять беременная, я пришла в ужас. Как ее бросить в таком состоянии! Благо попалась мне на глаза местная газета с объявлением о наличии в городе организации, помогающей находить животным новых хозяев. Естественно, я сразу туда поехала. Там я все честно рассказала о Дине и умоляла найти ей хороших хозяев. Мне пообещали.

Через неделю раздался звонок; нашлась семья из деревни, которая хочет взять Дину. Наконец, они приехали. К дому подъехал старенький «запорожец», а в нем сидели папа, мама, девочка-подросток и их родственник. Они предусмотрительно опустили переднее сиденье, чтобы Дине было место. 

Теперь передо мной стояла серьезная задача вывести ее из дома и посадить в машину. Незадолго перед этим я начала надевать ей ошейник. Вот я тихо взяла ее и повела к выходу. Конечно, она что-то почуяла. А, когда она увидела на улице машину и двух незнакомых мужиков, она резко вырвалась из рук и побежала по направлению к лесу. 

Я поняла, что это был единственный и последний шанс ее пристроить, и, если он будет упущен, то судьба Дины и ее будущих щенков ставится под угрозу. И я стала кричать ей вслед: «Дина, Диночка, остановись, тебе хотят только добра. Это хорошие люди, они будут тебя любить. Диночка, вернись, это твой последний шанс. Я очень тебя прошу!..»
 И она остановилась. Посмотрела на меня абсолютно человеческими глазами и подошла ко мне! Потом я вместе с мужчинами повела ее к машине. Когда она вошла в нее и села на подготовленное ей место, застыв, словно древнеегипетский Сфинкс, я поняла - это судьба. Ей была дарована новая жизнь в тепле и холе, в любви и мире. И она это поняла, а это главное.

* * *

Перед самым нашим отъездом я с опаской позвонила в эту семью справиться о Дине, не страдает ли она. Меня успокоили, что с ней все в порядке, она ощенилась 12 крошками. Все деревенские ее обожают. Я даже приревновала немножко, но сердце мое успокоилось.

Прощай, дикая собака Дина. Мир тебе и твоим щенкам. Мир всем нам.

 

                                                                                                                                            2006 год.

 

 

 

Комментарии   

#4 RE: ДИКАЯ СОБАКА ДИНАФрида Шутман 15.12.2017 12:07
Благодарю... Мысленно покраснела...
#3 RE: ДИКАЯ СОБАКА ДИНААнатолий 17.11.2017 23:32
Я обожаю Татьяну Росину!
Но и Вас тоже...
#2 Ответ на комментарийФрида Шутман 17.11.2017 10:36
Анатолий! Спасибо огромное за добрые слова! Вы не перестанете быть моим поклонником, если я Вам признаюсь, что это всё произошло не со мной, а с моей близкой знакомой? Татьяна Росина, зная, что я пишу рассказы, поведала мне эту историю. Конечно, я всё происходящее пропустила через себя... Я сама обожаю собак. Я рада, что Вы мне поверили! Раз такое дело, пришлю на сайт свой рассказ про змею...
#1 RE: ДИКАЯ СОБАКА ДИНААнатолий 16.11.2017 23:28
Очень сильно, Фрида, душу рвет. Спасибо Вам, как автору и милосердной женщине. Я Ваш поклонник.

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ