Александра Херсонова

 

 

ФИАСКО ПРОРИЦАТЕЛЯ.


«На руку всякого человека Господь налагает печать для вразумления всех людей, сотворенных им».

Книга Иова, ХХХVII. 7

Начало.

Набежавшие на Россию в начале 90-х годов ветры перемен не обошли и книжные прилавки, на которых в изобилии стала появляться ранее невиданная широким читателем литература . Литература на тему тайнознания, тайноведения, объединенная  мудреным словом оккультная. Одной из ветвей оккультного искусства являлась хиромантия,  искусство предсказания судьбы по рисунку ладоней. Накупив из любопытства книг по хиромантии, я принялся добросовестно изучать премудрость гадания по руке. Начал, как водится,  с собственных рук, потом перешел на руки родных и близких.  Затем «задействовал» руки сослуживцев и  знакомых, а когда поднабрался достаточного опыта (как мне тогда казалось), решил открыть частную  практику. Главное - было желание, а большое желание, как известно,  великая вещь. Однажды,  прочитав в газете  рекламное объявление, я пришел  в  спортивно - оздоровительную фирму и предложил… услуги хироманта. Фирму «держали» ребята молодые, хваткие .  Убедившись в  том, что со мной можно иметь дело, дали от имени фирмы  объявление: «Открывается кабинет  сеансов хиромантии»  Под это дело  отвели мне  небольшую комнатушку. Днём  там  работали массажисты, а вечером  (два раза в неделю) мне  предстояло   показывать «искусство» хиромантии. Пылкое  воображение, как я теперь понимаю, совершенно наивного человека,  рисовало радужные перспективы, и  умозрительно, я  уже видел очередь  желающих «познать судьбу». 

 Странный визитер.

Увы,  трудовые будни, отрезвили  пылавшую энтузиазмом голову. В день первого приема ко мне  никто не пришел. В день второго приема - тоже. Я заметно погрустнел,  нутром почувствовал неладное. Однако, на третий рабочий  день у меня  появилась первая посетительница, готовая доверить незнакомцу собственную   руку. Потихоньку дело  пошло. Случались дни, когда я «пользовал» и трех, и даже  четырех человек. Правда, это были исключительно  женщины. Я быстро набирался «боевого» опыта.  Видел, что клиентки мной довольны,  у меня   получается,  а денежки, хоть и малые,  всё же   «капают». Правда, больше в кассу  хозяев фирмы. Но  работа мне нравилась, и я вошел, что  называется,  во вкус.
Однажды,  в дверь моего кабинета постучался мужчина. Первый мужчина! Но этот очевидный факт,  я  отметил  его  как-то вяло, бездумно. Пришел человек и пришел.   Что же в этом необычного?  Мужчина показался  мне «так себе», не видный,   просто «никакой». Заторможенный, что ли?  Да мало ли какими бывают люди?  Ушел человек в себя и что же  из этого следует?
Диалог у нас долго не получался. Мужчина говорить не желал, а  желал послушать о нем мое мнение. И главным образом ожидал  ответ на вопрос: «Что ожидает его в ближайшем будущем?»  Это был явно неудобный, колючий  клиент,  наглухо закрытый  непроницаемым панцирем. Каждое слово из  него приходилось «тянуть клещами».

 Рука – суперстар.

Делать нечего, надо работать. По  многократно проверенной мной и вполне работоспособной схеме-методике  , безотказно работающей  на женских руках ,  провел исследование обеих рук «странного» мужчины.  И не преминул отметить, что руки  у него, с точки зрения хиромантии, прямо-таки, идеальные.

Просто пособие на тему «руки замечательного, успешного, процветающего  человека».
… Почему   же тогда я  не сообразил,  что  такого  не может быть  в принципе? Нет таких людей. Я был молод? Неопытен? Излишне доверился полюбившейся мне  хиромантии? Конечно! К тому же, как я  теперь понимаю, физиономист и психолог   из меня   оказался никудышный.  Мозг тогда не включится в «ситуацию», словно был заторможен… И,  я искренне  поверил, что передо мной  «человек-идеал».  Может быть потому, что  мне очень хотелось в это верить?
…Усадив перед собой мужчину, «как учили»,  внимательно осмотрел  лицо, фигуру. Потом приступил к работе с руками, которые оказались удивительно соразмерные и гармонично сложенные.   Каждая линия ладоней  этого человека была расположена идеально правильно, четко,  ясно, без разрывов и пересечений. Удивленный открывшейся картиной, я стал добросовестно отмечать  фактуру ладоней, которую видел собственными глазами.   И  которые,  в реальной жизни, должны были представляться невозможными. Но тогда я не думал об этом.  Известно, что нет идеальных людей, как нет идеально данных Богом рук. Однако,  вот они, передо мной эти руки! Все, что было необходимо, я замерил, записал  и  сделал предварительный общий вывод. Разумеется,  в пользу «странного» человека.

Не жизнь, а малина.

Когда сеанс-исследование  подошел к концу, я пригласил  необычного клиента прийти через неделю за результатом.  Хотя многое казалось мне ясным в тот же день. В назначенный  день  мужчина появился,  сел напротив меня   и приготовился  слушать   «приговор» хироманта. Начал я  вдохновенно, уверенный в полной своей  правоте. Я с пафосом живописал  мужественный и волевой характер, отметил хорошее здоровье,  замечательные умственные способности.  Предположил, что, вероятно, этот человек  трудится в науке, работает в одном из  городских НИИ.
Он авторитетен и у него много друзей. А семья  просто замечательная. Отношения с родными  самые теплые,  женщины   его обожают. И далее все в том же духе…  Еще бы: ведь  клиент представил   мне  руки идеального человека, а я уже привык безоговорочно верить  хиромантии и собственным глазам. И не было тогда  рядом  человека, который бы сказал : «Включи мозги!».  Но аналитиком я не никогда являлся  и мозги странным образом не включались… Во  время  уверенного  и победного  монолога «странный» человек  сидел, низко опустив голову.  Замер в одной позе и словно  не слышал меня вовсе. Он сосредоточенно смотрел в одну точку,  а на  лице его была  надета  маска таинственности. Маска интриги?  Но в минуты торжества   моей доброжелательности, явная  особенность  поведения мужчины не смутила  душу, не заронила   законного подозрения. И все же  полное отсутствие, безжизненность и равнодушие  к моим словам,  сделали свое дело. Я замолчал . В растерянности  недоуменно смотрел  на странного визитёра. И тут  что-то недоброе шевельнулось в моей  душе… Наконец, человек поднял на меня глаза, слегка, как мне показалось, улыбнулся и сказал: «А теперь  послушайте меня…».

Исповедь .

 «Я рано остался сиротой,  попал в детский дом, словом, хватил лиха. С трудом окончил 8 классов  вечерней школы. Много болел. Жил трудно и одиноко. Сменил множество профессий.  Работа у меня не получалась, товарищей не было, хотя и старался ко всем относиться по-доброму , работал на совесть.
Меня почему-то  не возлюбили ,  норовили обидеть. Служить я попал в стройбат, где в полной мере  познал суровые  тяготы солдатской жизни.   Однажды,  получил на стройке травму головы.
С тех пор у меня  начались нестерпимые головные боли. Демобилизовавшись, я нашел женщину  «по себе» и женился. Взял подругу  с двумя детьми, да еще выпивающую. Но… Через год  она ушла от меня, словно я был проклятый.  После этого я совсем потерял веру в себя,    житья совсем не стало. Вот  и пришел к вам за советом,  как  мне жить дальше».

Прозрение.

Слушая   исповедь  простого и бесхитростного  человека,  исповедь, поразившую меня до глубины души , я почувствовал , что человек говорит  правду.  Это не розыгрыш! Но тогда,  о чём  же  я ему «плёл» полчаса назад? О какой такой счастливой жизни?  Как хиромант, я был  раздавлен,  уничтожен, показал  полное своё  профессиональное  бессилие. В горькие  минуты растерянности,   я,  наверное, показался   настолько жалок, что «странный» человек улыбнулся.  И сочувствующе посмотрел на меня. Потом,  выждав минуту, миролюбиво сказал:  «А вы интересно обо мне рассказывали, напророчив  хорошее житье-бытье. Наверное,  всё так  и  было бы  на самом деле. Если бы не одно «но». Проклятое «но». Я много лет  ходил по врачам, пытаясь установить причину неизлечимых  хворей. И только недавно, пройдя  основательное обследование,   узнал, что  у меня случился   «хромосомный сбой».  Врачи говорят,  произошла МУТАЦИЯ и  у меня не нормальное число хромосом. На  одну больше, чем положено.  И все беды проистекают от  этого…».
Раскрыв   горькую тайну  рождения,   мужчина отчего-то улыбнулся. Слово ему стало легче. Вполне  по-дружески поблагодарил за работу, пожал    руку и вышел из комнаты. Больше я его не видел. После   памятной осечки  и  пережитого потрясения,  по инерции  я принял еще несколько человек и навсегда оставил хиромантию. Иногда, я задаю   мучительный   вопрос:  как же  случилось, что «на руку этого человека бог наложил замечательную печать», а  природа рождения внесла  такие  тяжкие  коррективы,  которые сумели  перечеркнуть  божественное изъявление?  Неужели подобное возможно? Впрочем, это   вопрос к серьезным ученым.

 

 

Добавить комментарий

ПЯТИОЗЕРЬЕ.РФ