Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

В час неведомый...

В час неведомый...

26 Июнь 2019

О. Василенко. В час неведомый... От изобилия иуд Уже не больно даже. Мазепа, Курбский, Квислинг, Брут... О всех не перескажешь....

Соловьиная ночь

Соловьиная ночь

25 Июнь 2019

О. Василенко. Соловьиная ночь Ночь стекала любовным теплом в соловьиную трель... Не мешали шумы суетливого дня наслажденью: Ожидалась в округе...

В БОЛЬШУЮ ЖИЗНЬ

В БОЛЬШУЮ ЖИЗНЬ

24 Июнь 2019

К. Еланцев. В БОЛЬШУЮ ЖИЗНЬ Ну, вот и всё, теперь открыты двери…. Не помня текст записанных цитат, На школьной сцене,...

Волшебство...

Волшебство...

24 Июнь 2019

О. Василенко Волшебство... О, Боже! Как самозабвенно пели Сегодня ночью соловьи в саду... Казалось время нежность чувствам стелет... И я...

Всю ночь напролёт

Всю ночь напролёт

23 Июнь 2019

О.Василенко. Всю ночь напролёт Не пойму, отчего так за окнами ветер тревожен? Он всю ночь напролёт извивался в деревьевых кронах......

Себе оставь пёрышко

Себе оставь пёрышко

22 Июнь 2019

О. Василенко. Себе оставь пёрышко Кабы не птичье крыло - Откуда бы взяться пёрышку? Время раздумью мало, Что голодному корочка......

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

22 Июнь 2019

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

 

 

А. Агарков.

Пикник в магазине

С Гришей Авершиным мне определенно повезло – парень порядочный, толковый и не ленивый. В понедельник я привез его на своей машине прямо к нашему магазину. Поменял замок на входе – купил новый. Один ключ дал Грише, другой подвесил себе на связку, третий уже оставил дома в заначке.

Потом показал ему наши пенаты.

- Запомни, Гриша, вот эта комнатка – три на пять метров – наш магазин. Здесь будут стоять твои стул, стол и кассовый аппарат, а также – стул и стол покупателя с прайсом товаров на нем. Он полистал, посмотрел – выбрал и оплатил. Ты деньги принял, в карман положил, в склад пошел и принес то, что он закупил. Это в идеале, и так ты будешь рассказывать, если нагрянет инспектор из налоговой. А как на практике получится, время покажет. Запомни – это у нас магазин.

Привел его в танцзал – то есть большое помещение.

- А это у нас склад. Здесь будут все товары наши лежать. Понял – что к чему? Я буду в налоговую платить за фиксированную торговую площадь, и переплата мне ни к чему.

- Тогда, Анатолий, - посоветовал Гриша, - лучше всего здесь поставить дверь решетчатую и повесить замок: сразу будет видно, где склад и где магазин.

Разумно. Я тут же измерил рулеткой входной проем в будущий склад. Григорий взялся наводить порядок в обоих помещениях, а я, измерив оконные пролеты, поехал на завод заказывать решетки и новые двери.

Без всякого стеснения захожу к директору.

- По поручению Виктора Анатольевича готовлю помещение конторы базы под магазин сантехники и стройматериалов. Вот размеры оконных пролетов и проема на входе – надо сварить четыре решетки и дверь на шарнирах. Поможете?

Без лишних вопросов директор ЮЗСК взял эскизы мои и отправился в цех подготовки арматуры. Моя близость к Чернову играла роль.

В отделе охраны завода выпросил ключ от центральной двери конторы на базе, и до обеда мы с Гришей успели перенести из заброшенных её комнат в наш магазин с помытым полом два стола, два стула и одну тумбочку вполне приличного вида. На неё мы водрузили кассовый аппарат.

Когда все встало на свои места, меня охватило впечатление уюта, порядка и подобающего приличия. 

Обедали с Гришей в столовой ГРЭС – вкусно и дешево. Только вошли, добродушный голос:

- Анатолий, привет! – это был Слава Зырянов, мой старый товарищ по футбольной команде. Он в форме полковника милиции тоже обедал здесь. Стоя в очереди на раздаче, я вкратце рассказал ему о своей затее.

- Буду строить дачу, к тебе за фитингами приеду, - пообещал Слава.

После обеда с завода нам привезли и установили решетки на окна и дверь, сваренную из арматуры, разделяющую помещение на магазин и склад.

- Покупай, начальник, замок – никакой инспектор не докопается, - сказал, улыбаясь, Авершин.

На следующее утро после аппаратного совещания в директорском кабинете доложил Чернову по военно-морскому:

- «Магазин сантехники и стройматериалов» к бою и походу готов.

Виктор Анатольевич отстраненно пожал плечами:

- Звони Виталию – пусть шлет товары.

Пошел к снабженцам и, спросив позволения, позвонил через восьмерку Виталию на мобильный. Сказал, как условный пароль произнес:

- Магазин готов к приему товаров.

На том конце провода, помолчав немного, ответил знакомый голос:

- Сейчас уже поздно – машина ушла в вашу сторону. А с завтрашнего дня обязательно будем грузить в каждый рейс - успевай принимать…

- Большое спасибочки.

В тот день я еще успел привезти в наш магазин специалиста, занимающегося ремонтом и настройкой кассовых аппаратов. Он подключил подарок Варвары, настроил и обучил нас с Григорием работе на нем.

- Главное: не суетится, - напоследок посоветовал он.

Оказывается аппарат фиксировал время «вкл» и «выкл» - по нему можно было судить о Гришиной добросовестности и начислять справедливо заработанную плату. Впрочем, о ней чуть ниже.

На следующий день машина из «Сантехлита» пришла на базу груженая – чугунные фитинги и контейнер оконного стекла. По внутризаводской связи я позвонил из будки охранника Николаю Перфильевичу и потребовал грузчиков, сославшись на приказ Чернова об организации магазина на базе ЮЗСК. Сработала четко моя наглость. Пока мы с Григорием разгружали на площадке козловым краном контейнер стекла, подошли ребята погрузо-разгрузочного бюро и всю чугунину перетаскали в склад нашего магазина. И так каждый рабочий день до конца недели.

В понедельник я не приехал в магазин – ведь у меня еще оставались дела от прошлой деятельности с неликвидами, и мне их надо было рулить. Но Гриша сам со всем управился – позвонил Иванову, когда из «Сантехлита» пришла машина, вызвал грузчиков и принял товар согласно накладной.

У меня с Авершиным заключен договор материальной ответственности – любой недостаток, им допущенный, ложится на его зарплату. А она у него начислялась так – в окладе МРОТ (минимальный размер оплаты труда), принятый по стране, плюс один процент от суммы продаж. Минималку я показывал в отчете по НДФЛ и отчислял положенный процент в пенсионный фонд – премия за продажи шла черным налом. Так посоветовал мне Виталий. Правда, процент от объема продаж для продавца он закладывал ниже, но я нежадный, а Гриша – отличный парень!

Мой племянник работал в пенсионном фонде Увельского района. Но я подгрузил его другими делами. Он, отсканировав, распечатал прайс «Сантехлита», увеличив цены на десять процентов. Ввел данные в свой компьютер и редактировал всякий раз по моей просьбе. 

Виталий мне советовал:

- На цены, по которым мы тебе отпускаем товары, накрути три процента и тебе за глаза хватит.

Чернов говорил другое:

- Наценка не более двух процентов! Тебе надо для начала победить всех конкурентов в округе. А когда расправишься с ними да прикормишь покупателя, делай с ценами, что захочешь.

Советы, конечно, мудрые, но у меня своя тактика и стратегия с опытом. Я решил десять процентов накрутки – вполне реальная сумма, так как цены «Сантехлита» достаточно низкие при нулевых транспортных расходах.

А в очередной вторник получил нагоняй от Чернова. Ну, не то, чтобы Виктор Анатольевич кричал на меня и топал ногами, нет… Но…

Он спросил:

- Товар завезли?

- Да, - отвечаю.

- Рекламу дал? – и на мое молчание. – Так чего ж ты ждешь? Что по щучьему велению, по твоему хотению покупатель сам к тебе ринется? Так только в сказках бывает! Шуруй в редакции всех газет, на местное радио и телевидение – чтобы все кричали о тебе. И главное – цены… цены свои укажи. А еще вывеску закажи на магазин и баннер повесь на повороте к базе. Все понял? Исполняй… да не скупись: эти затраты всегда окупаются.

И поехал я по редакциям и студиям, твердя себе правило: не торопиться и ничего не упускать, чувствуя все больший и больший подъем физических сил и внимания ко всему тому, что предстояло сделать.

Дороже всего мне обошлись вывеска на магазин и баннер на поворот. Я заказал их художнику кинотеатра «Экран». Тот исполнил заказ за три дня. А я выпросил на заводе машину, чтобы привезти, потом грузчиков – чтобы с лестницей пришли и прибили баннер на столб, да вывеску над дверью магазина.

Яркий баннер украшением поворота провисел всего полдня и не дождался Чернова – на что я надеялся. Очевидец, возвращаясь с обеда в столярную мастерскую, завернул в магазин и рассказал:

- Подъехали два мента – гаишники. Один влез на пасынок и сбил ногой вашу замечательную картину со столба.

Наверное, надо было спрашивать разрешение в Администрации города…

Пошли мы с Григорием, подняли из кювета «шедевр Васнецова», принесли на базу и присобачили на въезде. А вывеску нашу на магазине никто не тронул.

И заработала реклама, и покатил к нам покупатель… Нет, это действительно так – заходили, конечно, к нам и пешие с местных предприятий, но много ли они унесут в руках. Покупатели по рекламе приезжали в наш магазин на машинах и брали, не скупясь, оптом, чтобы бензин оправдать.

Первыми приехали профессиональные остеклители балконов и забрали весь контейнер оконного стекла нераспечатанным. Потом были другие – что-то покупали из фитингов, но опять же спрашивали про стекло. Я его заказывал каждый день, и остеклители балконов несколько дней подряд покупали весь контейнер. Потом выдохлись…

Уезжая в последний раз, спросили Гришу:

- Где вы его берете?

- Места надо знать, - ответил Авершин.

За неделю стекольного бума на руках у меня скопилось сто тысяч российских денег. Пора было от них избавляться, и я поехал в «Сантехлит» без предварительного звонка. Чернова на месте не застал. Виталия тоже не нашел. Постеснялся попросить у менеджеров разрешения позвонить на его сотовый телефон и пошел к Варваре…

Услышав о сути моего визита, она насупила прекрасное лицо и произнесла удивившие меня слова:

- Наличку мы у вас принимать не будем. Вы должны рассчитываться векселями.

Снова уловка с налогами?

- А где же их брать? – удивился я.

- В банке, разумеется.

- Я не умею.

- У вас куратор специальный есть – обращайтесь к нему.

- Я его не нашел, и телефон не отвечает, - немного приврал с жалобной интонацией в голосе.

Варвара подумала и согласилась.

- Ну, хорошо. Поедемте в банк – я вас научу этой операции.

Она вызвала служебную машину. Мы загрузились и покатили в банк. Финансовый директор ООО «Сантехлит» на практике мне показала, как покупается денежный вексель на предъявителя.

И я был рад избавиться от денег да и от наставницы тоже – уж больно она красива!

Интересно, как Чернов рядом с ней выживал? Не потому ли сбежал?

Все следующие векселя покупал в коммерческом банке Южноуральска и отдавал их Виктору Анатольевичу на оперативке.

Это что получается? Если каждый вторник отдавал сто тысяч на оплату за товар, значит магазин мне приносил десять тысяч чистого дохода еженедельно. Или немного больше… Ведь у меня еще были расходы на рекламу и зарплату Авершину.

При этом, учтите – когда все устаканилось, его деятельность (имею ввиду магазин) почти не требовала моего вмешательства. Гриша товар принимал сам и отчитывался по нему тоже. Виталий вместе с накладной всегда высылал нечто вроде расходной ведомости, которую Гриша отправлял вместе с новой, подписанной им накладной, следующим рейсом. Поэтому куратор наш всегда был в курсе всех оборотных дел и наличия товара на складе. Потому он четко высылал именно то, что было надо или совершенно новый товар.

Всех текущих хлопот по магазину для меня было – снять наличку с кассы в конце рабочего дня, заказать и выкупить вексель раз в неделю и вручить его Чернову. По его просьбе директор завода подарил мне старенький сейф, в который Гриша складывал выручку и оставлял её на ночь, если я не являлся к концу дня.

Как ни посмотришь, магазин «Сантехники и стройматериалов» – одно из самых лучших и доходных моих затей. Благодаря Чернову, конечно.

Григорий был доволен своим заработком и впрягся в самостоятельность со всей ответственностью – ему не надо было ноги переставлять замечаниями: это он, скорее, меня подгонял:

- Анатолий, ты на этой неделе рекламу нашу обновлял? У нас появилось…

Он называл новые позиции, высланные Виталием, и цены по ним с нашей надбавкой. Я записывал и редактировал рекламу. Месяц или два спустя, в целях экономии отказался публиковать большую «портянку» наименований – давал информацию только о новых поступлениях. Конечно же, с ценами, удивляя округу…

М-да… Григорий, Григорий… Бывало такое, что не было у меня постороннего дела, а у Авершина покупателей, и мы, в зависимости от погоды, сиживали в магазине или на крылечке и вели неспешные разговоры.

Интересной была его философия о женщинах. Он, как и я, был влюбчивым малым. Но на этом сходство наше заканчивалось. Я, как свободный человек, мог позволить себе флирт со всеми вытекающими из него последствиями. А Гриша, если чувства его достаточно глубоки, мог развестись и жениться на новой пассии. Сколько он уже оставил женщин? И от каждой у него были дети… Разве так можно?

Я убеждал его в наших дискуссиях, что женщины нам даны для наслаждений, а дети для продолжения рода и в обязанность… Их не бросать надо, заводя новые шашни, а содержать и воспитывать.

- Вот ты знаешь, - я фантазировал, - заработаю много денег, построю большущий дом и соберу в нем всех мною когда-то любимых женщин в благодарность за то, что были со мной.

- А они тебе глаза выцарапают, - хмыкал Авершин. – Ведь говорят: где кончается любовь, там начинается ненависть.

- Да зачем же? У меня две жены… были. Я и сейчас с ними встречаюсь без брани, детям помогаю. Дети – это святое. Очень разумно свою жизнь устроили мусульмане – понравилась баба, пошел и купил: никаких разводов – зарабатывай мужик!  

Однажды весной в Родительский День – то был вторник с визитом Чернова на завод – вернувшись с оперативки домой, прихватив маму, сестру и зятя, поехал на кладбище.

Погода была ясная. Все утро шел частый мелкий дождь, а к обеду разведрило. На дорогах и грязи не было, лишь парил и блестел подсыхающий асфальт от апрельского солнышка. Мы посидели чинно и благородно на могиле отца, потом вернулись домой.

Я пообедал и прилег отдохнуть. А поспав немного, отправился в магазин, чтобы кассу снять и Григория свозить, если он попросит, на кладбище. Но застал своего продавца в будке охранника в стельку пьяным. На столе были остатки пиршества. Я подошел и зачем-то понюхал хлеб и сыр, а также пустые стаканы. Убедившись, что запах спиртного еще не выветрился, осуждающе покачал головой.

- Мы тут немного дерябнули… по поводу, - сказал охранник подсевшим голосом.

Служивый тоже был под шефе, но на ногах и в сознании. Я было принялся будить Григория, но гостеприимный хозяин отговорил:

- Не булгачь его – пусть поспит: все равно покупателей седня нет. Хороший малый. А все могилы, говорит, у него в Казахстане – и всплакнуть даже негде.

Ради такого случая не стал проявлять командирского нрава – забрал у Григория все ключи и говорю охраннику:

- Пусть отсыпается. Только вы мне пообещайте, что не отпустите его никуда ночью, а то еще заблудится или в парке убьют.

Открыв магазин, заглянул в сейф и тетрадь продаж – пусто. Заглянул на склад – все привезенные из Челябинска фитинги уместились без стеллажей – стоят рядами: отвод к отводу, труба к трубе… как войска на параде. Вот за что уважаю Григория, так за этот эстетический порядок – ведь не лень ему было выставлять всю эту чугунину в кузбасслаке, как фигуры на шахматной доске. Ладно, пусть отдыхает малый – один раз выпить на работе можно по случаю…

Вышел на крыльцо, закрыв склад и магазин.  Ясный и еще теплый на солнце вечер опускался на город. Как хорошо и уютно на базе, заросшей кленами, шиповником и разнотравьем… Даже позавидовал Авершину, который останется здесь ночевать.

Утром приехал с беляшами и пивом – похмелил страдальца и до обеда с ним просидел. Вот так бывает. Но мы не скандалили, споров не затевали, а напротив, когда Гриша после еды и пива пришел в себя, оба были в самом хорошем расположении духа – так, что мысль не поспевала за чувством. 

Новое радостное состояние охватило меня, глядя на мающегося с похмелья Авершина. Вот ведь, не врет и не кается – живет по душе человек, по правде. Таких теперь днем с огнем не сыскать! Я не делал умышленно строгого лица – угощал продавца и посмеивался. Хотя червячок сомнений был на душе – может быть, слабину даю? Ну, как Гришка сядет на шею? Но не верилось, что такое возможно…

Нет, правда, Григорий Авершин существом своим и поступками вновь меня заставил задуматься над смыслом жизни, приводя его к значению природы в наших судьбах. Проще – кто-то голову ломает и живет в сомнениях, другой идет к своей смерти легко и верною дорогой. Выходит – кому что дано: одни жизнь угадывают разумом, другие по наитию. И надо сдерживаться от соблазна считать себя выше других.

Вот так малообразованный и подчиненный мне продавец заставил усомниться в давно сложившихся традициях. Прежде чем браться прожить жизнь, надо сначала понять, что она такое есть – как её проживать и для чего? И тогда становится ясно и весело на душе.

- Слушай, если ты такой умный, то почему не женатый? – спросил меня в тот раз Авершин.

- Все очень просто – Толстого послушал. Знаешь, как граф Лев Николаевич однажды сказал? «Хорошо жить в честном браке, но лучше никогда не жениться. Редкие люди могут это. Но хорошо тому, кто сумеет».

- И тебе хорошо?

- А то. Мы оттого бываем недовольны жизнью, что ищем блага не там, где оно дано нам. В этом причина всех соблазнов. Стремись взрастить в душе своей чистоту и смирение – ведь нам предстоит встреча с Вечным. Учись, студент, пока я жив! Человек отличается от животных тем, что у него есть способность мыслить.

Моя показная набожность вызвала у Гриши улыбку, но он воздержался от комментариев – все-таки есть в мире вещи, запретные даже для отъявленных циников. Я угадал это по его глазам. Он ведь знал, что все эти праведные слова тоже не от меня. А мне в жизнь не искупить содеянных грехов. По этой причине проповедник из меня никакой. Ну а Гриша-то улыбнулся искренне, поскольку еще не освоил тайну принужденных улыбок. Впрочем, как и искусство лести. Общаться с ним – одно удовольствие.

Ладно, Бог с ним, Григорием, и прошедшим Родительским Днем. Расскажу я вам другую историю, приключившуюся, примерно, в то же время.

На ЮЗСК работали секретаршами две молоденькие женщины, ну, очень красивые – одна другой краше. Причем, одна стала бывшей, уйдя в отдел кадров, а другая пришла на её место. Ну а, поскольку, я давно с заводом работаю, то помню обеих на этом посту.

Начну с бывшей. Ей было лет тридцать или чуть меньше. У неё была невероятно белая кожа, тонкие черты лица, черные прямые волосы, стриженные точно по линии плеч. В черных глазах светились ум и огонь роковой женщины. Она была стройна и макияжем не злоупотребляла. Говорят, у неё уже трое детей, но она все равно была очень и очень привлекательна. 

Другая еще моложе, еще красивей. И первое впечатление о ней – холодная, непроницаемая и суперсексуальная.

Первая уже побывала замужем, вторая еще нет. Звали их Лена и Катя, а кого как – потом узнаете.

Захожу я как-то в конце рабочего дня в приемную директора. Кроме подруг-секретарш сидит в ней главный инженер завода.

- О, господин бизнесмен! – приветствовал меня он. – Вот кто нам накроет поляну.

- С чего это вдруг? – мне показалось, он прикалывается надо мной.

Бывшая секретарша приложила палец к губам и оглянулась на дверь в кабинет директора:

- У Катюши день варения сегодня.

- Поздравляю! Действительно, повод. Но причем здесь я?

Объяснил все главный инженер:

- Мы друзья, но в ресторан нам нельзя – дома могут не понять. Вот и подумали, что на базе, где сейчас твой магазин процветает, можно скромненько расслабиться после работы. Ну а, поскольку, ты там хозяин, тебе и карты в руки. Годится?

- Столик на четверых?

- Ну а что? Ты небось и продавца пригласить хочешь? Во-первых, ему пары не хватит. Во-вторых, домой пора – рабочий день-то кончается.

- А вы где хотите посидеть – в старой конторе или магазине?

- Где почище, - выбрала именинница.

Я посмотрел на часы:

- Тогда надо стремиться, а то Гриша закроет все и уедет.

- У тебя нет ключей? – усомнился главный инженер.

И тут я вспомнил – есть ключи у меня на связке, и продавец нам не нужен. Но все равно: мне надо кассу снять и Григория к остановке стоит подбросить.

- Да, но стол сам собой не накроется. Кто поедет со мной за продуктами?

Девушки переглянулись, и Лена выразила желание.

Прежде чем я успел задуматься: что, черт возьми, происходит – мы с бывшей секретаршей директора уже катили в магазин на базу за Гришей. Я снял кассу, продавец закрыл дверь на замок, и мы втроем поехали в город. Авершина высадили на остановке и поехали с Леной в подсказанный ею супермаркет.

Когда закупили все, что требовалось для застолья, бывшая секретарша села рядом со мною. Я не протестовал, зачарованный её взглядом. Ситуация да и девушка казались мне сказочными.

- Что бы вы делали, не зайди я в приемную? – спросил как можно вежливее, стараясь не обидеть Елену словом.

Она помедлила, прежде чем ответить:

- Поболтали бы да домой пошли. Мы ведь уже отметили событие бутылкой вина и тортиком, которые Катька принесла. Дальше все Витькина импровизация.

- Вы давно дружите?

- Да мы ведь родственники.

Теперь ситуация показалась еще более сюрреалистической.

- Тогда я совсем ничего не пойму. Я-то вам для чего? Как спонсор?

Лена отпила из открытой бутылочки лимонад и мне предложила:

- Хочешь хлебнуть?

- Я-то вам для чего? – раздраженно повторил и ещё сказал. – Можно мне узнать, кого из вас я поеду провожать домой после пикника? Только не говорите, что главного инженера…

Она опять поднесла бутылочку к губам и отпила глоток.

- Думаю, у вас есть право выбора – хотите меня, хотите Катюшку. Кто больше понравится…

- А вам все равно?

- А нам показалось, что вы – человек интеллигентный, с таким любой девушке приятно провести вечер.

Я удрученно покачал головой.

- А вы не подумали о желаниях мужчины, угощающего дам?

- Да желания-то у всех одинаковы – это понятно. Все зависит от ваших способностей разжечь чувственность. Если удастся – почему нет?

- Я не о поцелуях говорю, а о более тесном контакте между мужчиной и женщиной.

Она скорчила гримасу, а потом медленно заговорила, словно желая снизить накал разговора.

- А я была замужем и детей рожала. Чем вы меня хотите напугать? Однако все упирается в культуру – вам не кажется? Вот в Японии гейша – украшение застолья, и её не надо тащить в постель. Она развлекает – поет, танцует, рассыпает комплименты мужчине, её нанявшему – что в этом плохого? Если вы отнесетесь к нам с Катькой как гейшам, вы проведете приятный вечер. Ну, а если попадете под пяту своей похоти, вечер может и не задастся – и в этом будете виноваты сами.

Я вздохнул. Вспомнилась Куба и наш договор с ульяновской девой, который в принципе решил проблему половых отношений, не испортив никому из нас отпуск. Мне стало не по себе от спокойствия и харизматической силы, исходившей от Лены. Тогда на тропическом острове я владел ситуацией и задавал ей продуманный ход развития, теперь, похоже, и мной, и ситуацией завладела эта красотка. Сейчас она играет в игру, правил которой я не знаю.

Но отступать уже поздно – продукты и выпивка в пакетах на заднем сидении… Едем гулять в магазин «Сантехника и строительные материалы»!

В какой-то момент внезапно подумал – эту красавицу рядом со мной, такую непринужденную и уверенную в себе, с насмешливым взглядом роковых глаз, возможно, влекут не мужчины… а женщины. Она уверена, что никогда не загорится от присутствии мужчины, его похотливого взгляда и рук, и потому ничего не боится. Проще говоря, она выглядела и вела себя как лесбиянка. Или же в соответствии с теми представлениями о лесбиянках, которые были придуманы идиотами вроде меня. 

М-да… Если это правда, то ничему не надо удивляться. Лишь бы главный инженер завода не оказался гомосеком. Вот тогда я попал!

Какое-то время ехали молча. Я пытался осмыслить услышанное и подуманное, а Лена терпеливо ждала, когда в голове у меня шарики с роликами станут на место. Она закурила сигарету.

- Вам когда-нибудь говорили, что у вас красивые и чувственные губы? – улыбнувшись, спросила она. – Они вам к лицу.

Южноуральская гейша умолкла и уставилась на меня. Я угадывал в её взгляде нечто вроде вызова. Быть может, каким-то образом она угадала мои подозрения? Или, не теряя времени даром, начала сражение за мое внимание? И почему-то у меня возникла уверенность, что в этой игре Катюха, не смотря на молодость, свежую красоту и отсутствие детей, обречена на поражение.

Я был не против продолжить беседу – пусть даже в таком русле. Но я должен сосредоточиться и заставить её проговориться о сексуальных пристрастиях. Мне нужно было знать, есть ли у меня шанс на секс сегодняшним вечером. Или меня сразу же бросят, как только выпивка и закуска закончатся под заявленным предлогом – не разжег ни в ком страсть. 

- Я рад, что вам нравлюсь, - сказал наконец. – И учтите, Лена, я – фактически свободный человек и могу быть хорошим мужем для хорошей женщины.

Она глубоко затянулась и с улыбкой выдохнула большой клуб дыма. Провести её не удалось. Думаю, что она точно угадывала мои мысли и настроение с того самого момента, как высадили Гришу Авершина. Наверное, любая секретарша должна уметь это делать. Понимать своего начальника с полуслова или обладать неким предвидением...

На базе нас уже ждали главный инженер завода и секретарша Катя. И охранник, конечно, который вылез из будки и распахнул пред машиной ворота. Я припарковал её возле крыльца магазина. Открыл дверь под вывеской «Сантехника и стройматериалы». Вместе с Витькой вынесли в коридор один стол и поставили на него кассовый аппарат. Второй стол поместили в центр торговой площади, придвинули к нему два стула, сейф и тумбочку – мужчинам придется сидеть без удобств. А дамы занялись сервировкой стола.

Главный инженер завода Витька взял в руки и стал крутить Гришин транзистор в поисках пикантной музыки. А я наблюдал за Катюшей, чтобы выбрать себе гейшу получше. В каждом движении девушки ощущалась странная чувственность. В походке, в манере курить, в том как она нарезала колбасу и сыр… А в поведении у неё было нечто театральное – словно она ничего не делала спонтанно, и каждый жест её тщательно отрепетирован. У Екатерины были физические данные спортсменки и опыт хозяйки.

- Если бы ты знала, какие у Анатолия приятные манеры, - между прочим, сказала ей Лена.

- Так я разве не вижу? Он по вторникам на оперативку к Чернову приходит. Всегда улыбается, будто дарит цветы…

- Учту на будущее, - буркнул я, намекая: надо немного постараться и будут у вас, прекрасная Катя, цветы в благодарность.

Девочки закончили сервировку стола. Витька нашел подобающую музыку, открыл и разлил шампанское по пластиковым стаканам.

- За именинницу! – провозгласил он тост и перегнулся через стол – Катюха подставила губы.

Мне тоже захотелось челомкнуться.

- За ваш день рождения! – чокнулся с именинницей и получил, что хотел.

Начало было приятное.

Потом выпили водки, и потекли разговоры. О себе, работе, заводе… и, конечно же, Чернове.

- Он как заходит в приемную, - говорила Катя, то ли жалуясь, то ли хвастаясь, - сразу раздевает глазами. И у меня ощущение возникает, что он точно знает: какого цвета на мне трусики.

Я попытался заступиться за моего протеже.

- Что в том плохого, что мужчина смотрит на девушку, как на красивую женщину?

- Мягко сказано. Вот вы на меня смотрите правильно – восхищаетесь, но не раздеваете. Мне приятны ваши взгляды. И совсем не приятно ощущать себя голой.

- Еще сейчас накачу стаканчик и начну раздевать вас глазами. 

- Ну, пошли разговоры, - проворчал Витька главный инженер и наполнил стаканчики водкой.

А меня, похоже, зацепило.

- А все-таки, Кать, если тебе прикажет Чернов: «Поедем со мной на квартирку», ты поедешь?

Секретарша директора выдержала эффектную драматическую паузу, вытащила из пачки на столе сигарету и закурила, не сводя с меня глаз.

- Я не думала об этом.

- Жаль, - признался я.

Еще одна долгая пауза. Две пары девичьих глаз не отрывались от моего лица.

- Вам-то чего? – спросила Лена.

- Чисто мужская солидарность. А то знаете, в больших городах уже приживается культура Запада: когда мальчики любит мальчиков, а девочки девочек…

- Вам-то что? Это их дело, - сказала Катя и затянулась сигаретой.

- А по-моему, это дикое извращение!

Девушки дружно расхохотались.

- Это слабо сказано!

- Каким образом? – удивился я.

Девушки смотрели на меня с улыбками, словно оценивая мою толерантность. Потом Лена сказала:

- Если мы сейчас с Катюшей поцелуемся в губы, вас вырвет?

- Да, почему же? Целуйтесь на здоровье. Только меня не заставляйте целовать товарища главного инженера – тогда точно вырвет?

- Он так безобразен?

- Нет, но к примеру, если я не люблю хлеб, жаренный в яичнице, то зачем мне его есть?

- Слышь, Витька, ты зачем яйца в хлебе жаришь? – спросила Лена, но главный инженер сидел отрешенно, тупо улыбаясь своим мыслям; наш разговор казался ему никчемным.

- Итак, чем мы займемся? – спросила Катя присутствующих. – Какова культурная программа праздника?

Я готов был поклясться, что в её глазах сверкнул лукавый огонек.

- Есть предложение! Как в той песне средних веков – две девчонки танцуют на палубе… под транзистор себя раздевая.

Самозваные гейши недоуменно переглянулись. Лена отрицательно покачала головой. Катюша улыбнулась.

- Желание клиента – закон.

- А он не примет нас за сумасшедших? - усмехнулась Лена.

- Мы его предупредим: глазами смотреть, руками не трогать… иначе весь вечер насмарку, и мы по домам.

Я вскинул руки как мусульманин:

- Клянусь Аллахом, с места не сдвинусь.

И началось представление! Две девчонки вышли в коридор и закружились в медленном танго под музыку из транзистора, положив ладони друг дружке на плечи. После нескольких па руки их скользнули на талии, потом ниже – задержались на ягодицах и стали собирать в складки подолы юбок…

Вот уже ноги обнажены до самых оснований, вот уже трусики на виду…

Черт… становится жарко!

Девчонки танцевали и целовались. Я угорал от зрелища, и только главный инженер Витька сидел отрешенный – весь в себе. Толкнул его, когда девушки вернулись за стол:

- Наливай! За это стоит выпить. Дамы, позвольте тост. Ничего более эротичного в жизни не видел. Дай вам Бог счастья за доставленное удовольствие!

Глаза мои горели желанием. А девчонки были веселы и возбуждены, как будто только что спрыгнули с качель, которые уносили их в самое небо. Если они действительно лесбиянки, то я не против составить им компанию.

В этот миг до меня дошло, что я ведь выдержал испытание – посмотрел стриптиз, но остался на своем месте вполне благовоспитанным джентльменом. Я был убежден, что вечер этим не кончится. Девчонки совсем раззадорятся и отважатся на черте что. О, как мудра та пословица об отношениях мужчин и женщин – лучше пару часов помолчать, чем четыре дня добиваться.

Девчонки красивы, девчонки на взводе – я был не против с ними коротать здесь хоть каждый вечер. Во мне словно пробудилась страсть ко всему необычному, неожиданному, авантюрному. Всего этого давно не хватало. И плевать, лесбиянки они или нет. Лена и Катя мне обе нравились, и не стоит их различать.

Я улыбнулся им, приглашая выпить.

Поздно ночью, закончив пиршество, развез гостей своего магазина по домам. Впрочем, не всех – со мной Лена осталась и кое-что со стола: закуска, выпивка… Припарковал машину на стоянке у стадиона, надеясь, что менты патрульные нас здесь не заметят. А для случайных прохожих уже было слишком поздно.

Лена была печальна, хотя не против выпить ещё. Она сказала:

- Я понимаю: за удовольствия надо платить. Давай так – секса не будет, но все, что до пояса твое. Можешь губами, руками… чем хочешь. Но ниже – ни-ни…

И она разделась топлес. Не знаю, правильно ли употребил этот иностранный термин. По-русски звучит так – она сняла с себя кофточку, рубашку, лифчик и осталась голой по пояс.

За окном автомобиля сгущалась ночная прохлада. Но внутри было тепло, и потому запотели стекла, отгораживая нас от города. Будто мы на необитаемом острове – я и она…

Она знала, что делает. Что делал я? Сидел и смотрел. Ведь женская нагота всегда приятна мужским глазам. Все эти ямочки, выпуклости… груди, соски… шея и губы… мочки ушей... Эрогенные зоны самки так привлекательны для самца.

Мы выпили, она покурила.

- Ты не хочешь потискать? Ну, тогда я оденусь.

- Ты замерзла?

- Нет.

- Тогда посиди ещё. Знаешь, как приятно смотреть и думать, что все это для тебя одного, а не просто так.

- Ну, смотри…

- А тебя не возбуждает близость мужчины?

- К чему возбуждаться, если знаешь, что ничего не будет?

- А почему не будет?

- Ну, во-первых, я не люблю этим заниматься в машине. Во-вторых, сегодня не самый лучший день для занятия сексом без презерватива – могут последствия случиться.

- Но ведь в городе где-то есть круглосуточная аптека. Можем сгонять…

- Тогда, во-первых…

Я умолк, соглашаясь и любуясь девушкой, как настоящий гурман. И Лене нравилось мое восхищение – это было видно по глазам. Я был сейчас полностью в её власти – заложником, рабом, легкой мишенью… Я бы сделал все, что она приказала.

Но я сдерживал себя и не бросался на её наготу. Лену это интриговало.

- Это ведь просто интеллектуальная забава: нам не стоит говорить о великих чувствах – ведь верно? – спросил, чтобы не молчать, потому что ответ знал.

Лена придвинулась ко мне и опустила голову на мое плечо.

- Хочу сделать чистосердечное признание. Подобная интрижка однажды случилась со мной на Кубе. Но девушка слишком быстро мне отдалась, и правила отношений заказывал я. А вот у вас есть всё, чтобы меня привязать к себе, сделав послушным и преданным псом.

- Какой ужас! – сказала Лена и притянула голову мою для поцелуя.

Короче, просидели мы с ней всю ночь – все допили и доели, немного потискались и целовались – а потом увез девушку домой.

Добавить комментарий