Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

МЕЧТА

МЕЧТА

11 Декабрь 2018

Фрида Шутман МЕЧТА В дождливый день мечтаю я о солнечном; Лучи как ноты бликами звенят. Летают птицы высоко в безоблачном...

ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ

ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ

10 Декабрь 2018

ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ Россия на рубеже веков. Не в Кремле, не в Москве, а в захолустной глубинке творилась её история, когда...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

08 Декабрь 2018

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Пыль грузинских дорог

Пыль грузинских дорог

07 Декабрь 2018

А. Агарков. Пыль грузинских дорог О ком я еще не рассказал из своих более-менее заметных партнеров? А… наверное, о двоюродном...

КРАЙ МОЙ ОТЧИЙ

КРАЙ МОЙ ОТЧИЙ

02 Декабрь 2018

К. Еланцев. КРАЙ МОЙ ОТЧИЙ Утоли мою боль, утоли, Дай мне, боже, душой согреться! Нет на свете другой земли, Где...

Одни неприятности

Одни неприятности

27 Ноябрь 2018

А. Агарков. Одни неприятности Однажды рождественский торговец зерном из кузова грузовика Андрей пришел ко мне, умоляя дать денег взаймы –...

ЗВОНОК МАМЕ

ЗВОНОК МАМЕ

24 Ноябрь 2018

К. Еланцев. ЗВОНОК МАМЕ Мама, слышишь меня? Дорогая, привет, Ты прости, что звоню мимоходом! Я спешу на трамвай, просто времени...

 

 

 

Как Малушка воином стал (11)

Вечером после трапезы Малушка, пожелав воеводе и его семье спокойных снов, поспешил выбраться за ворота. Стражник ворот неохотно, но всё же выпустил его, велев вернуться скорее.

Мальчик, сойдя с дороги в прибрежные камыши, под мостом перебрался на другой берег, и так же осторожно прошёл до того самого осинника, где вчера видел шевеление кустов. Остановившись в самой середине, он тихонько позвал:

- Идилон, ты вернулся?

В тот же миг Малушка оказался в крепких объятиях друга.

- Ты снова со мной, ты вернулся, - не пряча слёз, шептал он. - Как же я ждал тебя! Как мне порой не хватало тебя, друг…

Идилон как пёрышко поднял мальчика и перенёс дальше в чащу. Там он стал видимым и своей лапищей погладил Малушку по голове:

- Я тоже скучал и чувствовал, что тебе было нелегко, что нужна моя помощь.

- Но ты должен был исполнить своё важное дело, - встревожено спросил Малушка друга. - Или ты вернулся раньше времени?

Дракон совсем по-человечьи хихикнул:

- Я исполнил свой долг! И к тебе прилетел не один. Ты готов к встрече?

Малушка, заинтригованный, кивнул.

Идилон проурчал тихонько, но ничего не произошло. Дракон вздохнул и рыкнул громче. И тут рядом с ним проявился второй дракон – только ростом пониже и в шкуре, переливающейся цветами колокольчика и фиалок.

- Знакомься, Малушка – это мой сын Камерион.

Малушка положил руку на плечо молодого дракона и сказал:

- Ты дитя Берендея, я дитя Берендея, вместе нам никто не страшен.

Камерион боднул Малушку в плечо и ответил:

- Сила Берендея с нами навек.

- Ты очень вовремя появился, Идилон, - обратился к другу Малушка.

- Что-то случилось? – встревожился дракон.

- Пока нет, - вздохнул мальчик. - Но скоро может случиться битва. Враги собрали большое войско, чтобы напасть на Русь. Крепость первое препятствие на их пути. А защищать её могут лишь немногие. Да на помощь придут из ближних сёл мужики.

- А мы с отцом сможем помочь? – заинтересованно спросил Камерион.

Малушка задумался, потом проговорил:

- Помощь ваша необходима, но люди вас боятся, и от страха могут принести вам вред – ранить или даже убить.

Идилон вздохнул:

- Да, мой друг, в этом ты прав. Но мы ведь можем помогать, оставаясь невидимыми!

Малушка улыбнулся:

- Представляю, как удивятся жители крепости, если вдруг с неба на врагов прольётся огонь. Они будут уверены, что это сам Перун защищает их, - но улыбка сползла с его лица. - Мне не хотелось, чтобы печенеги горели в огне. Ведь, хоть они и враги, они тоже люди, а смерть в пламени это очень жестоко.

Идилон прошелся по поляне в раздумье. Сын внимательно на него смотрел, и вдруг воскликнул:

- А я придумал, как мы можем помочь без пламени. Мы можем заваливать вражеское войско камнями и деревьями. Можно попросить зверей лесных поучаствовать в этой битве.

- Это как? – удивленно смотрел на младшего дракона Малушка.

- Ну, например, - воодушевленно заговорил Камерион. - Можно белок попросить собрать много шишек, а зайцев принести камней. А волки сами хорошие бойцы.

Идилон внимательно посмотрел на Малушку:

- Мой сын дело говорит. А ещё мы с ним можем слетать посмотреть, где находятся враги, и когда они нападут на крепость.

Малушка обнял дракона:

- Это здорово!

- Отец, Малушка - привлёк их внимание Камерион. - Есть одна проблема.

- Ты о чём? – повернулись к нему оба.

- Я летать-то умею, но совмещать полёт с метанием камней у меня не получится без всадника, Ведь Малушка будет летать с тобой, отец.

Идилон взмахнул крыльями, вызвав порыв ветра:

- Да-а-а, это проблема.

Малушка вспомнил про Дарёну:

- Скажи, Идилон, ты помнишь девочку, которую вместе с лошадкой спас от Тираха?

Дракон засмеялся:

- Как не помнить! Славная девчушка, смелая.

- А что если Дарёну сделать всадницей? Ты сам знаешь, что она на лошади сидит как влитая!

- А не забоится? – засомневался Идилон.

- Я с ней поговорю! Она отчаянная, она согласится. Ты бы видел, как с оборотнями в битве на Мокше расправлялась, - уверенно проговорил мальчик.

Дракон задумался, снова прошёлся по поляне. И согласно кивнул:

- Давай, попробуем. Приведи на утренней заре Дарёну к Синей Елани – что в сосновом бору.

- Хорошо, - улыбнулся Малушка, предвидя, как воспримет это приключение Дарёна. – Тогда я пошёл – мне пора в крепость.

- Я помогу, садись на шею, - склонился перед Малушкой Идилон.

Через мгновение дракон опустил мальчика невдалеке от крепостных ворот.

 

Едва встало солнце, Малушка пришёл к воеводскому терему и уселся на крыльце, строгая палочку. Ждал он недолго. Вскоре услышал лёгкие шаги, и рядом с ним опустилась на ступеньку Дарёна. Она с интересом понаблюдала за работой мальчика, потом, не вытерпев молчания, спросила:

- А куда ты вечор делся? Тебя не было в крепости.

- Дарён, как бы нам с тобой из крепости выйти, чтобы никто не заметил да батюшке твоему не доложил? – не отвечая на вопрос, тихо проговорил Малушка.

- Да запросто! – воскликнула девочка и метнулась в терем.

Она вернулась, неся в руках какой-то свёрток.

- Вот. Плащ, который мне подарил Бомани, - протянула Дарёна свёрток Малушке. - Он волшебный – делает невидимым каждого, кто его оденет.

Малушка оглядел подворье и путь к воротам:

- Народ просыпается. Нельзя, чтобы видели, как мы плащ этот оденем.

Дарёна потянула Малушку за руку в сени, скрывшие их от постороннего взгляда. Накинув плащ, они спокойно дошли до крепостных ворот – дождались, пока откроются, чтобы впустить селян с подводами, и вышли наружу. Малушка попросил Дерёну не снимать плащ, пока они не доберутся до зарослей осинника.

Когда Малушка уверился, что из крепости их не увидят, он сам скинул с плеч волшебный плащ:

- Нам надо немного по лесу пройти. Встреча назначена у Синей Елани.

- Я знаю, где это, - ответила Дарёна. - Я с нянюшкой туда ходила за грибами.

Малушка недолго вёл подружку за руку по лесной тропинке.

- Вот и пришли, - сказал, остановившись в середине поляны. - Дарён, я хочу тебя познакомить с моим другом. Это не человек. Это дракон. Помнишь, мы его видели, когда я тебя в лесу нашёл?

- П-п-помню, - еле вымолвила девочка. - Он такой страшный.

- Не-е-т, - рассмеялся Малушка. - Он очень умный и добрый. Скажи сейчас заветные слова, и дракон появится.

Дарёна зажмурилась и прошептала:

- Ты дитя Берендея, я дитя Берендея, вместе нам никто не страшен.

Услышав ответ: «Сила Берендея с нами навек», она ойкнула и спряталась за спину друга.

- А чего это она прячется, глаза закрыты? – спросил нетерпеливо Камерион.

Дарёна ойкнула и вцепилась в плечи Малушки.

Идилон, видя испуг гостьи, осторожно к ней приблизился и погладил по голове:

- Не бойся, людское дитя. Мы друзья.

Дарёна медленно открыла глаза и встретила ласковый взгляд Идилона.

- Я – Идилон, а это мой сын Камерион, - тихо сказал дракон. – И тебя знаю – ты Дарёна.

Дарёна осторожно погладила Камериона по лапе и улыбнулась:

- А ты красивый.

Камерион от смущения стал почти белым, но цвет чешуи скоро к нему вернулся и он проговорил:

- Дарёна, ты согласишься стать моим всадником?

Малушка с Идилоном внимательно смотрели на неё, ожидая ответа. А Дарёна, коротко взглянув на них, посмотрела молодому дракону прямо в глаза:

- Мы с тобой станем друзьями! Полетаем?

Камерион присел на обе лапы, чтобы девочке было удобно забраться на него. Малушка надел на него уздечку, такую же какая была на Идилоне:

- Вот держись.

Всадники заняли свои места на спинах драконов, и легко взмыли за облака. Дарёне вначале полёта было немного страшно, но поверив в силу своего летающего друга, она открыла глаза и обрадовалась. Полёт походил на весёлые скачки на Касатке.

Идилон что-то коротко рыкнул сыну и повернул в сторону крепости. Камерион последовал за ним. И вскоре Дарёна увидела с высоты крепость, которая готовилась к бою. Пара полетела дальше вдоль дороги, над лесом. Малушка внимательно смотрел вниз – для него это был разведывательный полёт. Они пролетели погост, покинутый купцами и жителями. Через мгновение Малушка заметил облако пыли на горизонте, и дал Идилону знак возвращаться.

Драконы опустили всадников на уже знакомой елани. Идилон издал шипящий громкий звук, всколыхнувший и листву, и траву. Лес отозвался на его зов и скоро на поляне появились лесные животные. С опаской смотрели они на людей, ходили по краю елани. Идилон обратился к ним:

- Доброго здравия вам звери и птицы лесные, все мы дети Берендея, и должны защитить свою землю. Не бойтесь этого человека, это мой всадник Малушка, а эта девонька всадница сына моего Камериона, зовут её Дарёна. Многие из вас должны её знать.

Звери успокоились и расселись вокруг драконов.

- Вот зачем мы позвали вас. Возможно, завтра уже нападут на Ужгорскую крепость враги. Просим вас помочь её защитникам. Их мало, а врагов много.

Вперёд вышел старый волк:

- Зачем нам помогать людям? Они на нас охотятся, капканы, силки ставят.

Идилон вздохнул:

- Но ведь и ты не без греха! На одиноких путников нападаешь…

Малушка смело стал пред волком:

- Те, кто придут, не только убьют всех людей в крепости, но и сожгут лес – многих переловят из вас на шкуры и мясо. Надо всем вместе – и людям, и зверям – отстоять землю нашу, не отдать её на разграбление врагам.

- Что делать нам, говори, - прорычал самый огромный медведь.

- Сначала надо подготовить кучи каменьев и сплести из веток большие корзины, из которых мы с драконами будем закидывать печенегов. Если все дружно возьмётесь, то скоро всё сделаете. А когда начнется битва – нападайте на пеших из-за кустов, пугайте лошадей, чтоб сбрасывали своих всадников и прочь бежали. Кусайте-клюйте врага, чтоб неповадно было ходить на Русь…

Хищные звери загомонили в согласии и разбежались. А белки и зайцы уселись посреди елани, чтобы плести корзины. А драконы полетели к крепости, чтобы доставить туда обоих всадников.

Малушка поспешил к Быляте.

- Исполать тебе, воевода, - обратился мальчик к нему, найдя его на надвратной башне.

- Где ты пропадал? - нахмурился, было, воевода, но услышав ответ отрока, улыбнулся.

- Я разведывал – далеко ли еще печенеги? Им для прихода сюда осталось всего дня два. Может быть, ещё на день они задержатся на погосте в поисках добычи.

- Все люди с погоста уже в крепости, - сказал Былята. – Врагов будем здесь встречать.

Два дня готовилась крепость к нападению, два дня готовился к битве лес. Вечор тревожная тишина накрыла всю округу. Ожидание занимало умы и сердца и людей и зверей.

 

Между тем, в печенежский лагерь врнулись разведчики с погоста, доложили увиденное – торжище стоит пустое.

- Проклятый византиец! – злобно выругался Барыс-хан. – Упустили время мы, упустили. Убежали русичи за стены крепости. И что теперь делать? Крепость брать, теряя воинов? На Муром двинутся? Того и гляди Былята в спину ударит.

Берди-паша ухмыльнулся.

- Да сколько их там? Два-три десятка бородатых мужиков? Что они сделают нам вне стен крепости. Не обращай внимания на них, великий хан, веди нас на Муром. Крепости пусть Велизарий берет. Это ему нужна земля русичей, а нам только добыча.

Барыс-хан почесал в затылке и оглядел присутствующих на совете.

- Все так думают?

Темник Анбар поклонился сидя.

- Великий хан, дозволь слово молвить.

- Говори.

- Я возьму Ужгорскую крепость.

- Как?

- Хитростью.

- Поведай её.

- Я знаю русичей. Они воюют так, будто жизнь для них ничего не значит. Но они всегда спешат на помощь попавшим в беду. Я с воинами разыграю для них сцену: «Кибитка русичей удирает от печенегов». Они откроют ворота ей. А в повозке будет десяток лучших моих воинов. Мы остановим кибитку прямо в воротах, чтобы не дать их захлопнуть и нападем на стражу. Тем временем прискачут те, кто изображали погоню. Всего сотней воинов и почти бескровно я возьму Ужгорскую крепость, великий хан.

Барыс пожевал губами, посмотрел на других членов Совета и сказал темнику:

- Мне нравится твой план.

Пошукав по окрестностям, воины Анбара раздобыли повозку русичей. Полог над ней натянули на металлических дугах. Коней подобрали самых резвых и быстрых из числа трофейных - подкованных. Возницей посадили захваченного в селении кузнеца Миродара, привязав на становище к столбу и обложив хворостом его жену и двух маленьких детей.

- Вздумаешь нас предать, я их сожгу, - пообещал Анбар.

Широкоплечий с бородой-лопатой Миродар был олицетворением русской силы и стати. Но страх за жизни жены и детей омрачил его чело.

- Сделаю все, как ты велишь, печенег, - хрипло сказал кузнец.

Рядом на облучке разместился печенег-полукровка по имени Корч в одежде русича.

- Остановишь кибитку прямо в воротах. Не остановишь – тебя убьют. И помни об участи, которая ждет твою семью, - приказал Анбар Миродару.

Десять лучших воинов с луками и короткими кривыми мечами спрятались в повозке под пологом.

К утру все было готово для захвата Ужгорской крепости военной хитростью.

 

До опушки леса доехали вместе – «беглецы» и «преследователи». Дождались рассвета. Когда солнце поднялось над горизонтом, Анбар дал команду:

- Пора.

Кибитка выехала из леса и, разгоняясь, понеслась к воротам крепости. Стоя на облучке Миродар держал вожжи в руках и орал во всю глотку:

- Откройте ворота! Откройте ворота! Печенеги идут!

Корч кнутом горячил коней.

Стражники на воротах заметили повозку и послали гонца к Быляте. Когда она уже была на полдороге к мосту через крепостной ров, из леса выскочил большой отряд печенегов – со свистом и гиканьем степняки понеслись за кибиткой.

- Откройте ворота! Откройте ворота! Спасите мою семью! – кричал Миродар во всю глотку.

На стенах его узнали ополченцы. Стражникам ворот закричали:

- Это наш кузнец Миродар! Откройте ворота, печенеги еще далеко – он успеет.

Ворота крепости дрогнули и стали открываться. Но привратная стража, помня наказ воеводы «никого не пускать», поторопилась их закрыть. Между тяжелых створ вспыхнула драка – ополченцы отталкивали стражников, стараясь распахнуть крепостные ворота.

В тот самый миг, когда ополченцы почти открыли ворота, с неба на повозку вдруг упали огромные валуны, а сам возница вдруг исчез. В страхе от увиденного стража захлопнула ворота. Из-под полога повозки доносились страшные вопли умирающих и раненых.

- Смотрите, да там печенеги, – воскликнул один из дружинников в надвратной башне.

Лучник точно пустил стрелу во врага, выползшего из-под порванного полога повозки.

Ропот прошелестел среди ополченцев:

- Это что же?! Получается наш Миродар предатель? А куда он пропал? Ведь это он правил повозкой?

Дружинники доложили Быляте о происшествии, и он поднялся на башню. С повозки еще слышны были стоны.

- Держать ворота на запоре, - крикнул воевода так, чтобы было слышно всем. - Будьте готовы врага отразить, если пойдут они на штурм.

 

А Миродар, тем временем, сидел на мшелом пне посреди елани. По лицу его текли слёзы, а он всё твердил:

- Они погибнут теперь, печенеги сожгут заживо жену и деток малых моих.

Малушка изменился в лице. Вскочил на Идилона, и дракон свечой взмыл в небо. Отсутствовали они недолго. Идилон осторожно опустился перед кузнецом, Малушка помог сойти на землю испуганной заплаканной женщине и передал Миродару в руки двух малышей.

- Помогайте нам готовиться к битве, - обратился к кузнецу Малушка. - А после битвы я смогу защитить вас.

Миродар склонил голову:

- Рассчитывайте на нас.

Малушка кивнул, сел на дракона, и они унеслись под облака.

- Идилон, нам надо посмотреть, что печенеги еще замышляют, - склонился к самой шее дракона Малушка.

Тот согласно кивнул и полетел прочь от крепости.

То, что Малушка увидел в стане врага, его и позабавило и встревожило. Несколько испуганных печенегов бегали вокруг опустевшего лобного места. Но вот вышел предводитель и прокричал:

- Псы поганые! Как смогли не устеречь бабу урусскую? В другое время я бы вас на кол посадил, а сейчас каждый, кто может оружие в руках держать, нужен. Подите прочь с глаз моих!

Потом он что-то тихо сказал ближним воинам и скрылся в шатре.

Малушка заметил, как на краю стана несколько человек готовили странное сооружение на колёсах. Там наложено было много дров, спереди воткнуты копья, а за ними виднелась небольшая крыша. Когда дрова полили черной смолой, Малушка понял, что это сделано для поджога ворот. Если огонь достигнет деревянных створ, они вспыхнут, а за ними и вся крепость.

- Возвращаемся, - дал команду дракону всадник, а сам задумался, - как не пустить огонь к воротам?

 

Идилон опустил мальчика у крыльца воеводы, и Малушка поспешил в светлицу.

- Воевода, - с поклоном обратился он к Быляте. - Я знаю, что задумали печенеги. Они хотят поджечь ворота, и я придумал, как можно не допустить их телегу с огнём к крепости.

Былята удивился осведомлённости Малушки, но вида не подал и подозвал его поближе.

- Вели за развилкой, перед мостом выкопать ров и закрыть ветками. А сверху мешковину положить, да присыпать легонько пылью дорожной, чтобы незаметно было, - Малушка поднял взгляд на воеводу. – Она станет ловушкой для телеги, с помощью которой они хотят поджечь ворота. 

- Толково баешь, - улыбнулся воевода и повернулся к Белизару. - Слышал? Поди со своими людьми, и сделайте всё, как он сказал. Да так, чтобы печенеги ловушки не увидели раньше времени. А тебя, Малушка, Всеслава хотела увидеть. Ступай к ней в горницу.

- Я буду рад с нею встретиться, - улыбнулся мальчик. - Но у меня к тебе есть просьба.

- Говори, - кивнул воевода.

Малушка подошёл к двери, выглянул и поманил кого-то рукой. В светлицу вошёл Гирен. Воевода с удивлением разглядывал гостя в нерусских одёжках.

- Воевода, это мой отец названный Гирен. Он и из лука отлично стреляет и мечом владеет как настоящий воин, - Малушка говорил с гордостью. - Всёму, что я умею, научил меня он. Я прошу, не отвергай его как защитника крепости, Гирен не подведёт.

Строго глядя на Гирена, воевода спросил:

- Там ведь сородичи твои, сможешь в них стрелять?

Гирен кивнул на Малушку:

- Только он мой сородич, других не имею, не знаю. Если позволишь, рядом с тобой на стену встану.

Былята согласно кивнул. Гирен вышел, а Малушка поспешил к Всеславе.

- Как возмужал ты, мальчик. Хотел бы я, чтобы и мой сын стал таким, - тихо проговорил Былята и, вслед за Малушкой пошёл в покои жены.

 

На рассвете сторожевые воины с надвратной башни закричали:

- Огонь! На дороге за мостом огонь!

Былята переглянулся с Белизаром:

- А Малушка-то оказался прав! Всем на стены, и смотреть в оба.

Огненная телега разогнавшись под горку во всего маху провалилась в подготовленную яму, следом за ней упали те, кто её толкал. Заорав, обожжённые пытались выбраться, тут же падали наземь, сраженные меткими выстрелами лучников со стен крепости.

- Воевода! – прибежал посыльный с восточной башни, - за рекой заметили движение. Враги хотят переплыть её.

Былята обернулся к нему:

- Беги по всей стене, скажи, чтоб подпустили проклятых поближе. А как захотят на стену влезть, пусть угощают взваром вкусным… из смолы горящей.

- Смотри, воевода, - обратился к нему Белизар. - На косогоре всадники показались.

- Даже здесь слышно, как орут. Скаженные, - проговорил Былята.

С криками и улюлюканьем неслась к крепости печенежская конница. Неожиданную горящую преграду кони легко перемахивали. Вдруг из леса на дорогу вразвалку выбежали два медведя и, встав на задние лапы, зарычали, замахали лапами. От испуга кони повставали на дыбы, сбрасывая всадников в дорожную пыль, где те становились добычей волков. В этот миг небо потемнело от огромной птичьей стаи. Соколы, вороны садились на голову коней или всадников и выклёвывали им глаза. Но печенеги поняли опасность и стали саблями сбивать птиц, прорываясь к крепости.

Люди на стенах даже растерялись от увиденного. Но, поняв, что лесное зверьё помогает им, стали метками выстрелами добивать упавших врагов. В воздухе запахло горящей смолой, Былята оглянулся на восточную стену и понял, что нападавшие там печенеги получили по заслугам.

- Подпускайте ближе. Лучники стреляйте людей, пращой сбивайте лошадей, - громко крикнул Былята, натягивая тугую тетиву своего лука.

Печенежская конница отступила на косогор, куда не долетали стрелы защитников крепости.

В битве наступила передышка.

 

Малушка на Идилоне носил в сплетённой корзине камни и обрушивали их на головы врага, пугая их ещё и тем, что печенеги видели только камни, падающие с ясного неба. Дарёна попросила Малушку привязать её к спине Камериона, чтобы свободно метать свои смертоносные звёздочки. Повинуясь волшебному колечку на пальце девочки, звёздочки возвращались в её ладонь.

Внимание Дарёны привлёк человек в богатых одеждах, что стоял на большом камне у дороги. Она узнала его – это был Берди-паша. С искаженным злобой лицом он, размахивая саблей, кричал на стоящих передним людей. Взмах, и один из печенегов упал обезглавленный.

Дарёна вздрогнула, но взяла себя в руки и метнула звезду, потом вторую. Они точно нашли свою цель, и сраженный Берди-паша свалился с камня. Дарёна видела, какая суматоха поднялась среди печенегов, а прискакавший на вороном коне в богатой упряжи старик с криком упал на бездыханное тело. Потом вскочил на коня и, что-то прокричав, первым поскакал к крепости.

С дикими воплями снова понеслась печенежская конница к Ужгорской крепости. А защитники в молчаливом ожидании натянули тетивы луков и раскручивали пращи. Когда степняки приблизились, их накрыл град стрел и камней. В одну кучу падали сражённые кони и люди. А сзади напирала вся лавина, скачущих всадников. На них и обрушилась с неба каменная лавина. Кочевники отступили…

Но Барыс-хан остановил коня в недосягаемости стрел и, размахивая саблей, снова и снова посылал своих воинов на верную гибель.

Дарёна шепнула дракону:

- Давай подлетим к нему поближе.

Камерион в один взмах оказался над печенегом. Дарёна метнула звезду, попав злому хану прямо в лоб. Тот замертво упал к ногам своего коня. Войско же, увидев, как погиб предводитель, развернуло коней и в полном молчании понеслось прочь.

- Не позволим уйти ворогу! На коней! – крикнул Былята, скоро спустившись с башни. – Открыть ворота!

Открылись крепостные ворота. Воевода легко впрыгнул в седло и помчался в погоню во главе своей небольшой конной дружины.

Солнце клонилось к закату, когда Былята с дружиной вернулись обратно.

 

Морена взглянула на мрачную физиономию Чернобога.

- Всех собрал? Никто из твоих от похода не схлыздил?

- Да идут они, уж два дня в пути. На Ужгорскую крепость идут. Там твои обидчики спрятались? Вот и прекрасно – никто не уйдет!

Богиня Морена ухмыльнулась в ответ.

- Настало время мне быть счастливой – праздновать победу над Богами праведными. Пусть поплачутся над сожженными весями и городами. Ты как добираться туда думаешь? Своим ходом или на жабе верхом?

- А вот как! – Бог Тьмы хлопнул в ладоши и над ними вдруг возник летучий корабль; медленно опустился и наклонился бортом до самой земли, приглашая гостей на палубу.

- Ух ты! – обрадовалась Морена. – Я на таком еще не летала.

И, обогнав Бога Тьмы, вскарабкалась на летучий корабль. Степенно ступая, поднялся на борт и его хозяин.

- Дальше что? – суетилась старуха. – Какие слова надо сказать? «Но, дорогой!», «Кораблик, лети!» или…

- Лети в Ужгорскую крепость! – громко крикнул Чернобог и стукнул тупым концом своего копья как посохом о палубу.

Летучий корабль плавно и медленно стал набирать высоту. Когда облака оказались под ним, он отправился в горизонтальный полет. Часа не прошло – внизу показалась Ужгора.

Морена свесилась через борт, вглядываясь в происходящее у ворот крепости и рискуя вывалиться.

- Это что же там происходит? С кем они там дерутся? Кто порхает туда-сюда? Это твои пакостники из болот и лесов?

- Ты что ослепла, карга старая? С печенегами дерутся твои враги. А помогают им два дракона. Мое войско еще в пути – далеко отсюда.

Морена ощерилась беззубым ртом:

- Печенеги, говоришь? Да как они посмели напасть на моих врагов? Да я их… Да я им…

Богиня недугов и болезней металась от борта к борту летучего корабля и плевалась во всадников в малахаях из волчьих шкур ядовитой слюной – причем, очень метко и практически насмерть. 

Между тем, на плечо Бога Тьмы села отвратительная птица болот – выпь. Прохрипела ему что-то на ухо.

- В чем дело? – завертел головой Чернобог. – Как это так?

Потом, приняв решение, стукнул тупым концом копья о палубу летучего корабля.

- Лети к моему войску!

И корабль, развернувшись, поплыл над облаками в сторону муромских лесов.

- Ты куда? – завизжала Морена. – Ты что струсил? Опусти меня немедленно на землю! Я этим пожирателям лошадей собственноручно глазенки узкие выцарапаю. Да как они посмели напасть на мою Русь? Да я на них мор вселенский нашлю. Да я их… Слышь меня, дух болот! Опускайся немедленно, говорю.

И старуха в отчаянии вырвала из головы два клока седых волос.

Чернобог сурово сказал:

- Угомонись или прыгай за борт. Здесь и без нас драконы справятся. Другая беда стоит на востоке – огромное византийское войско.

Морена села на палубу, немного поплакала от злобы бессильной, потом успокоилась и согласилась.

- Никому Русь в обиду не дадим. Это наша вотчина, мы здесь правим.

И Бог Тьмы ей согласно кивнул:

- Я поворачиваю свое войско на ромеев. Пусть зададут им жару, чтоб неповадно было шастать в чужие земли.

 

Печенеги ушли в набег на Русь. Византийцы стояли лагерем, поджидая подмоги от хазар и булгар.

Велизарий при свете факела, укрепленного на центральном столбе шатра, склонился над огромным пергаментным свитком – четыре угла его были придавлены мечом и ножнами, бокалом и кувшином с вином. Это была карта Руси, составляемая полководцем и дипломатом многие годы с чужих рассказов.

Русь огромная, Русь богатая лежала перед ним как александрийская шлюха распятая – бери, если хочешь.

Подумав об этом, Велизарий скорчил недовольную гримасу – он припомнил белые кости скелетов на многочисленных полях сражений. Русь никому еще не сдавалась. Гибли лучшие сыны империи, а варварские княжества все укреплялись и расширялись.

Все, этому пришел конец! Теперь в поход на Русь выступил он – Велизарий, величайший полководец всех времен и народов, прямой потомок Александра Великого.

Силу огромную он собрал и уверен – Руси не устоять на этот раз. Русь падет и возродится вновь, как великая империя Велизария. Да, он твердо решил – к черту прогнивший Константинополь! Новой столицей ойкумены станет Киев.

Никаких разделов не будет. Русь будет единой и могучей – Русь Велизария. А союзников своих он разобьет по одному…

Первый уже пошел к своей смерти – подумал полководец о печенегах и отхлебнул из бокала, придерживая свиток карты рукой.

Между тем, в лагере появился посторонний шум. Он все рос и рос… В нем уже ясно различимы крики ярости и боли, звон оружия…

Что происходит? Велизарий шагнул к выходу. Но тут раздался крик боли, лязг оружия и кто-то из его часовых опрокинулся на шелк палатки, пачкая его кровью. Полководец кинулся за мечом. А в шатер ворвались шестеро легионеров с перекошенными злобой лицами.

Бой был короткий. Бой был ужасный. Шестью ударами меча Велизарий убил шестерых своих обезумевших солдат. И поспешил из палатки, чтобы понять, что происходит. 

В лагере горело все что могло, исключая ограду, и было светло как днем. Легионеры отчаянно бились… между собой. Бились жестоко, бились отчаянно, не щадя раненных и упавших.

Что происходит? – Велизарий никак не мог понять. Но убил еще четверых, попытавшихся броситься на него. Одного сбил с ног ударом рукояти меча в лоб. Крикнул:

- Лежи и не двигайся, будешь жить.

А тот в лодыжку вцепился зубами великому полководцу. Велизарий отсек ему голову одним ударом. 

Наконец, он увидел врагов, напавших на его лагерь. На заборе по всему периметру сидели безобразного вида уроды какие-то – мало чем похожие на людей. Они гримасничали и хохотали, кривлялись и выкрикивали какие-то магические слова, от которых воины легиона сходили с ума. Великое дело гибло у его задумщика на глазах.

Кто же наслал такую пакость на римлян?

Один такой стоял на заборе, уперев руки в бока, дико ухмыляясь и смотрел не по сторонам, а именно на него – полководца и дипломата Велизария.

Ах ты гад! Византиец подхватил с земли копье и, что было силы, метнул его в лиходея. Копье легко пронзило грудь, незащищенную доспехами. Но не прошло насквозь, а осталось торчать снаружи тупым концом.

Идолище поганое русичей – теперь Велизарий понял, кто напал на его воинов, лишив их ума – уперся в копье локтем, а в ладонь опустил подбородок. Взглянул на Велизария, будто спрашивая – ну что, ты сам себя ума лишишь, или тебе помочь?

Полководец понял, что проиграл последнюю битву своей жизни.

Отбросил меч и не спеша побрел к все еще запертым воротам. Вокруг сражались, рыча и умирая, его воины. Но на него внимания никто не обращал. Велизарий открыл ворота и вышел в темную степь.

Немного времени прошло – глаза его привыкли к темноте. Полководец подошел к воде, сел на берегу великой русской реки и задумался о превратностях жизни.

Следом на берег Итиля спустился тот самый упырь, пронзенный на заборе, но уже без копья в груди. Присел рядом, погладил Велизария по голове. Будто утешая – ну, успокойся, ничего страшного не произошло; главное – ты жив остался… хоть и стал дурачком.

Великий полководец как дитя заплакал.

 

Между тем, в обессиленную и опаленную вражьим штурмом Ужгорскую крепость прибыла княжья дружина и ополчение из Мурома во главе с воеводой Вериславом.

- Все уже кончено, - улыбнулся потрескавшимися губами Былята, рука перебитая его была на перевязи через шею. – Враг разбит и бежал.

Верислав огляделся – вокруг стен и на дороге к воротам лежало множество тел убитых людей. Земля была усеяна камнями, копьями и стрелами.

- Битва когда закончилась?

- Вчера. Я преследовал их до темна. Да и что мог сделать с двадцатью всадниками?

- Ну, у меня поболее, - сказал Верислав. – Оставляю тебе в подмогу для наведения здесь порядка муромское ополчение. А сам с дружиною в погоню отправлюсь.

 

До рассвета сидели на берегу реки плечом к плечу Идолище поганое и бывший полководец Велизарий. До рассвета горел и бушевал ромейский лагерь. А с первыми лучами солнца все стихло – только дымок немного курился от сожженных палаток и подвод. А бесстрашный легион представлял собой месиво изрубленных тел.

Когда же Ярило небесное слизало росу с травы издалека по-над берегом послышался топот многочисленных ног и копыт. Ржали кони, слышен был гул разговоров – подступало неведомое войско.

- Погоди-ка, - Идолище поганое, похлопав по плечу Велизария, поднялось на козлиные ноги свои. – Кажется, сюда идут незваными гости. Пойду встречу. А ты посиди.

Воевода Чернобога вернулся в ромейский лагерь. Воскликнул волшебное заклинание и взмахнул руками:

- Восстаньте мужи византийские! Враг у ворот! Убейте его!

И чудо произошло. Зашевелились и стали подниматься убитые, истекшие кровью легионеры. Даже безголовые вооружались и строились в привычные манипулы и когорты. Строем вышли из лагеря и двинулись на булгар – а это были они. Завязалась удивительная сеча – мертвые против живых.

Недолго булгары пыжились – объятые ужасом кинулись в бега, сломя голову, бросив обоз, топча раненых; конные в панике сбивали пеших. А когорты и манипулы все шли и шли плотным строем, разя на ходу подвернувшегося врага. Они готовы были идти и днем, и ночью, степью и лесом, и даже водою… Им поставлена была задача – убить булгар. И зомби-легионеры готовы идти за ними до края земли.

 

Преследуя печенегов по их следу, Верислав с дружиною вышел к Волге. Им предстала удивительная картина – огромные галеры сгружали на берег осадные машины, катапульты и штурмовые башни.

- Это хазары, - сказал остроглазый Вышата. – Что они тут забыли?

- На Русь идут, - определил Верислав и дал команду. – К бою!

Русичи спешились, отвели коней подалее и оставили под охраной. По команде воеводы намотали на стрелы у самого наконечника клочки просмоленной пакли, запалили факелы и, растянувшись в широкую цепь, вернулись на берег. Воткнув факелы перед собой, запалив паклю, наложили стрелы на тетивы и натянули луки.

Хазаров полторы сотни русских воинов не очень-то испугали. Они продолжали свою работу по разгрузке судов и даже не попытались атаковать русичей.

Раздался сигнал воеводы – торжественный и суровый.

Полторы сотни горящих стрел взвились в небо и обрушились на корабли и осадные орудия. Просохшее под палящим солнцем дерево вспыхивало и горело соломою на ветру.

Перепуганные хазары сначала кинулись тушить корабли. Но убедившись, что это бесполезное занятие, бросились на русичей с жаждой мести. Их было много, очень много – тысячи, а может, десятки тысяч.

А русских дружинников всего полторы сотни воев. И подпустили они врагов близко… очень близко, исполняя приказ воеводы – сжечь корабли. Потом они бросили луки, обнажили мечи и все до одного погибли в яростной битве, не дрогнув и не отступив ни шагу.

Проходят годы, проходят века, а девушки русичей всегда в этот день приходят на берег Волги. Плетут венки из васильков и ромашек, пускают их по течению.

- Ой, смотрите – плывет, плывет…

И будет плыть, ибо земля русская была, есть и будет всегда!

 

Эпилог

 

Берегом широкой реки кони уныло тянули кибитку. Путались у них под ногами лохматые псы. Соколы на насесте нахохлись. Малушка угрюмо смотрел на крупы лошадей.

Исхудавший и бледный Гирен лежал в кибитке на кошме и подушках. Тихим голосом попросил:

- Что видишь, обскажи мне...

Малушка поднялся на облучке – придерживаясь за полог кибитки, натянутый обручем, повертел головой, оглянул окрестности.

- Вижу реку с левой руки. Справа – степь без конца и края.

- Курганы видишь?

- На горизонте холмы какие-то.

- Что они тебе напоминают.

- Ничего. Холмы. Как холмы… Ой, погоди! Что-то летит, нас догоняя…

- Что или кто? – от удивления Гирен даже приподнялся на руке.

- По-моему, это дракон.

- Идилон?

- Ой, нет. Он в бок повернул, снижается, хочет сесть… А вон кто-то скачет на белом коне. По-моему… Да! Это Дарена. Стойте, друзья! – крикнул Малушка лошадям, а сам спрыгнул с облучка и побежал навстречу всаднице на белой лошади.

На руки принял из седла свою неугомонную подружку.

- Ты как здесь? Почему?

- А скучно мне в крепости. У матушки с батюшкой есть занятие – братик у меня родился, Ильёй назвали.

- Как же ты одна в степь решилась отправиться?

- Я не одна. Меня Камерион оберегает.

- Где же он?

- Проголодался. За сайгаками погнался. Сейчас прилетит. А вы куда путь правите?

- Да вот, - Малушка погасил улыбку. – Отец мой названный просится к родовым погребалищам. Опять ему приспичило умирать.

- Я сейчас его вылечу, - улыбнулась Дарена.

- Средством Бомани?

- Эликсир мавра вдохнет силы в его тело, а от желания умереть спасет жажда приключений. Я к вам примчалась с предложением. Эй, дедушка Гирен, покажись.

Старик, который уже сидел в кибитки, подглядывая в щелку за ребятишками, откинул полог.

- Чего тебе? – недовольно буркнул.

- На вот, сунь пальчик в рожок и положи на язык, то, что зачерпнешь – это волшебное средство Бомани…

- К чему мне оно?

- А разве ты не поедешь с нами на край земли? Мы собираемся с Малушкой в те страны, где живут люди с черной кожей. Где огромные животные рукой, выросшей из морды, валят деревья и приносят людям. Где стоят огромные каменные дворцы, острием устремленные в небо. Где мудрецы знают обо всем на свете…

- Откуда ты это знаешь? – удивился Малушка.

- Мне Камерион рассказал. Он все поведал, с отцом летая. Поехали, посмотрим, а? Ведь это же интересно!

Гирен, лизнув эликсир Бомани с пальца, закряхтел и вылез из кибитки. Расседлал Касатку и пучком травы стал обтирать ей потные бока.

- Ведь запалила лошадку… Ах, дети, дети… - ворчал старик.

- А я ей тоже дам эликсир, - обрадовалась Дарена, что старик ожил. – Поехали, дедушка, мир посмотрим. Это же скучно в земле лежать…

Гирен ничего не сказал, только головой покачал – мол, как же я вас одних отпущу?

 

 

 

 

Добавить комментарий


Хомутинино Gismeteo