Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

КАСАЕТСЯ ВСЕХ НАС!

КАСАЕТСЯ ВСЕХ НАС!

22 Июнь 2024

КАСАЕТСЯ ВСЕХ НАС! Комментарий врача: «Всякий раз, когда я преподаю клиническую медицину студентам четвертого курса, я задаю следующий вопрос: «Каковы...

НАВЯЗЧИВАЯ ИДЕЯ

НАВЯЗЧИВАЯ ИДЕЯ

21 Июнь 2024

Л. Ларкина. Н А В Я З Ч И В А Я И Д Е Я В последнее время к...

Всеобуч «Граней Агни Йоги».  Тема  «Равновесие»

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема «Равновесие»

20 Июнь 2024

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема «Равновесие». «В равновесии держите шаг». Предисловие составителя. Тема «Равновесие» занимает в Учении Живой Этики одно...

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема  « Ритм»

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема « Ритм»

20 Июнь 2024

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема « Ритм». «Пуще всего бойтесь потери ритма». От составителя. Вспоминаются «старые добрые времена», времена социалистической...

Беспокойство ЭМО

Беспокойство ЭМО

18 Июнь 2024

Л. Ларкина. Б Е С П О К О Й С Т В О Э М О Из анабиоза первой...

Возвращаясь к  оценке личности Владимира  Ульянова (Ленина)

Возвращаясь к оценке личности Владимира Ульянова (Ленина)

17 Июнь 2024

Возвращаясь к оценке личности Владимира Ульянова (Ленина). (Новый взгляд на содержание микрокосма рождения). От автора. Читателю, вероятно, известно, что начиная...

 

 

Л. Ларкина.

Н А Х О Д  К А – «Я Н А»

 

   Довольно вместительный модуль, снабжённый компактной измерительной аппаратурой, на значительной высоте виток за витком облетал планету, в большей части своей окутанную плотными облаками.

Пятеро смельчаков, а между ними была и я, ждали сигнала посадки на планету, не скажу, что мне не было страшно, напротив, я боялась, но любопытство и азарт первооткрывателя, чего не замечала за собою ранее, толкали меня вперёд. Возможно, до этого не было яркого объекта на открытие, или этого просто не замечала. В редкие окна между облаками были видны огромные зелёные пространства, освещённые лучами красноватой звезды, вокруг которой вращались несколько малых и больших спутников, одна из которых была эта переувлажнённая планета. На ней не видно высоких гор, но вся она была покрыта высокими овальными холмами с густой растительностью. Между ними были заболоченные долины, с холмов сбегали речушки, образуя ма-лые и большие, не глубокие озёра, Возможно, в них водилась живность. Ни одно из них нельзя было назвать морем, даже приблизительно.

   Когда расступались облака, пыталась рассмотреть что-нибудь невооружённым глазом прямо сквозь иллюминатор. Я не умела мыслить так объёмно, как это умеют делать мои друзья, а тем более видеть с такой высоты, но мне так хотелось охватить весь горизонт одним взглядом, а не разглядывать его под микроскопом.

   Определив место посадки и, убедившись в её безопасности, командир группы Макрен разрешил занять места в кабинах двухместных летающих роботов и приготовиться к выходу на планету. Сам же остался на модуле, включив все приёмники телепатической связи с группой.

   Первыми припланетились Гефиз и Дорис, а за ними по сигналу и мы.

   Едва успели сесть, как хлынул ливневый дождь. Нам долгое  время пришлось находиться в укрытии.

Теледисплей показывал почти ровную возвышенную местность, которая буквально заливалась водой.

После ливня небо будет безоблачным и станет легче нам работать, - подумал Дорис.

Но зато воды будет по колено, – возразила мысленно девушка.

- Если это так, то вокруг нас уже было бы целое море, но как видишь, поверх травы воды почти нет, да и роботы не удлиняют свои опоры, – высказался Гефиз.

- Мальчики, не будем спорить! Поживём – увидим! Давайте, дорогие мои, помечтаем вслух, чтобы Земляна не заскучала от наших разговоров про себя! Скорее бы кончился этот дождь! От нетерпения, сейчас выпрыгну прямо в этот потоп.   

- А я очень любила дождик на Земле и сейчас сгораю от нетерпения и желания подставить скорее лицо под капли дождя, но в скафандре это совершенно невозможно! - грустно вздохнула я. 

- Не огорчайся, Яночка! - вдруг неожиданно для Джермиды, сказал Гефиз - я уверен, что и на Геодемиде тоже иногда идут дожди, и ты это удовольствие себе предоставишь. Не правда ли, друзья, мы все будем плясать под первым дождём дома!

- К дому ещё нужно добраться… - вздохнул Дорис.

Снаружи быстро темнело, а дождь не прекращался. Я временами замирала от страха, от неизвестности с одновременной жаждой скорее выбраться наружу и ступить на твёрдую почву. Если бы  могла читать мысли, как мои друзья, я бы узнала много полезного  и интересного. Едва подумала об этом, как в моих мыслях стали  складываться чьи-то слова: «Отдыхай, Яночка, скоро наступит рас-свет, и дождь обязательно кончится…»

   Я незаметно уснула. Тем временем с модуля от Макрена поступил тревожный сигнал: 

- Внимание! Внимание! Вас сносит течением с плоскости в лагуну, Приготовьтесь к старту, возможно, придётся подняться в воздух –

Озадаченный Дорис спросил:

- Как долго продлиться дождь? На чём это нас несёт, что мы этого не заметили?

- На толстом слое плавучих растений, который поднял высокий уровень воды.

- До края плоскости ещё довольно далеко, как ты считаешь, мы успеем подняться?

   Я даже не почувствовала, как роботы – пилоты бесшумно и плавно поднялись в воздух и, после дождя, как только схлынула вода, вновь припланетились на прежнее место, и это меня избавило от лишних волнений.  

   Проснулась, когда солнце было довольно высоко и сияло в голубом небе, чуть подёрнутом прозрачной дымкой. Я не сразу вспомнила, где я нахожусь и зачем, так как яркий свет заливал всё пространство вокруг, радуя глаз, в первое мгновение мне показалось, что я дома на зелёном лугу вздремнула, как бывало в детстве. С наслаждением потянулась и подумала: как хорошо!

Но в это время в  шлемофоне раздался осторожный голос Джермиды:

- Поторопись, засоня! Мы уже вновь на планете!

- Хорошо, сейчас! - я легко соскочила прямо на траву.

   Ощутив под ногами мягкую почву, я усомнилась в её надёжности, но девушка меня успокоила, объяснив причину такой зыбкости, шёпотом добавила:

- Далеко не уходить! Шлема не снимать –это в обязательном порядке!

- Хорошо! – прошептала я, не отрывая глаз от зелени.

   Постояв ещё некоторое время, прислушиваясь к своим ощущениям, сделала несколько осторожных шагов в сторону, словно пробиралась по болоту, очень внимательно глядя себе под ноги. С трепетом в груди рассматривала какую-то растительность, покрытую мелкими колючками с темно-зелеными прожилками в оранжевом обрамлении. Осторожно присела на корточки и, медленно протянув руку в непроницаемой перчатке скафандра, словно боясь, что трава меня укусит, прикоснулась к зелёному ковру.  

   Под ладонью ощутила податливую гибкость растения, долго рассматривала это Божье создание, а в этом я не сомневалась ни на минуту, думая о далекой моей ланете, о её разноцветье на лугах и  в степях…

Рельеф местности оказался сильно пересечённым небольшими возвышенностями, которые мешали рассмотреть то, что находится у самого горизонта.

   Я не заметила, как солнце, миновав зенит, плавно скатывалось к горизонту. Две небольшие луны одна за ругой появились с восточной стороны, чуть южнее, щедро освещённые заходящим оранжевым светилом, которое вскоре исчезло за горизонтом.

   Джермида с мужчинами возвратились, и мы молча забрались в летательные аппараты, поделившись своими первыми впечатлениями, вскоре все уснули, а я почему-то не смогла, словно кто-то мне этого не позволял, да и усталости не ощущала. Тем временем умные приборы продолжали делать своё дело, фиксируя малейшие изменения в атмосфере и на поверхности, все данные мгновенно отправляя на космокапсулу.  

   Лёжала с открытыми глазами и наблюдая за тем, что происходит вокруг в призрачном свете двух лун, плывущих по звёздному небу. Было такое ощущение, что солнце и эти две бледные спутницы планеты гонялись друг за другом, словно играли в лапту, только по сравнению с расстоянием от планеты до солнца, конечно, эти  красавицы были намного ближе и в миллионы раз меньше в объёме, как и должно, быть. Небо было почти безоблачным, а ночь – намного светлее, чем предыдущая, но при сиянии холодных ночных светил более призрачная и загадочная. Тени и свет причудливо пересекались в пространстве, словно по планете бродили великаны… Время от времени лёгкие облака закрывали то одну луну, то другую, и тогда призрачность усиливалась, особенно, когда стал подниматься туман, становилось жутковато. Но вот тучи на некоторое время закрыли сразу обе луны. 

Ночная картина совершенно преобразилась: появились странные светлые полосы в перенасыщенном водяными парами воздухе, которые то сплетались огромными жгутами, то плавно разлетались в разные стороны, то исчезали и появлялись вновь, бесшумно змеясь в облаках, то вдруг выстраивались  в причудливые параллели и пронизывали всю атмосферу во всех  направлениях.

Перекрещиваясь, падая отвесно на поверхность планеты, напоминая игру разноцветных прожекторов. Такую игру света наблюдала дома только по телевизору. 

   Спохватившись, я растолкала спящую подругу, но она, ничего не понимая, смотрела на меня с удивлением:

- Джермида, Джермида! Проснись скорее! Посмотри, что творится в небе! Ну, давай же, скорее.

   Джермида наконец-то пришла в себя и, увидев происходящее, быстренько разбудила наших спутников:   

- Что? Что случилось?

   Некоторое время все сидели молча и наблюдали эту игру света и тени. Тихо шуршали вычислительные машины и измерительные приборов, которые добросовестно выполняли свою работу: брали  пробы почвы, воздуха, растений, определяя химический и температурный состав, биологическую насыщенность и многое другое. Перед рассветом наступила непроглядная темнота, потому что лунные подружки наконец-то убрались за горизонт. Мощные прожектора высветили в пространстве причудливые формы воздушных потоков. Рассвет долго ждать себя не заставил: вскоре на востоке занялась оранжевая заря, словно огромный пожар всё ярче и ярче, охватывая пол неба, своими, постепенно бледнеющими краями, почти достигая зенита. Показалась огромная звезда – светило, которое довольно быстро подымалось над горизонтом, уменьшаясь в диаметре, прогревая насыщенную парами плотную атмосферу планеты, и постепенно становилось жарко и душно. Автоматически включились кондиционеры. Но, не смотря на всё это, мы с самого рассвета уже были на ногах и бродили вокруг летательных аппаратов, надеясь найти хоть один цветочек. Я медленно продвигалась по мягкому ковру растительности и внимательно смотрела себе под ноги. Часто отрываясь от этого занятия, осматривала окружающее меня пространство, надеясь увидеть что-нибудь интересное. Ни на что, не обращая внимания и ни о чём, не думая, всё цело поглощена созерцанием и всё чего-то ждала, а чего и сама не знала. В моей голове был полный вакуум.

   Но вот мой взгляд наткнулся на какой-то новый оттенок в зелени. Приковав к тому месту свой неподвижный взгляд, чтобы не потерять его из виду, прибавив шагу, направилась к тому участку, никого об этом не предупредив. Мои мысли вначале засуетились в  неопределённости. Сосредоточившись в одном направлении, строила разные предположения: цветы? Какие цветы? Другой вид травы или кустарник? А может быть это какое-нибудь животное или группа животных?.. Я уже почти бежала к тому месту, но тут почувствовала хлюпанье под ногами и остановилась в растерянности. На мгновение себе представила, что забрела в болото и, понимая, что это не безопасно, испугалась, как только почувствовала  сильную вязкость под ногами. Развернувшись, почти бегом побежала назад.

Сердце моё бешено колотилось, а в микрофоне уже слышался взволнованный голос Джермиды:

- Успокойся, Яночка! Всё уже позади! Я рядом!

- Что случилось с нашей Земляной?

- Что же ты её оставила одну?

Эти голоса услышала не в микрофоне, а в моей голове, от этого ещё больше испугалась. Ноги подкосились, я опустилась на колени, а потом и вовсе потеряла сознание. Лишь успела почувствовать, как кто-то пытался удержать меня, но не смог…

   После узнала, что подоспевшая девушка пыталась смягчить моё падение. Не на шутку испугавшись, Джермида вызвала доктора, и он тут же появился на летающей скорой помощи, потому что всё слышал, и  приборы зафиксировали большую тревогу в группе на планете. Затащили меня в кабину и все втроём отправились в изолятор на модуле. Уже через несколько минут четыре заботливые руки быстро освободили моё безвольное тело от облегчённого скафандра и уложили на плоский стногол, накрыли прозрачным колпаком. На пульте реанимации дружно замигали разноцветные датчики, и вскоре я смогла открыть глаза. Всё то время, когда была в обмороке, слышала их голоса, чувствовала, как прикасались ко мне, но не могла пошевелить даже пальцем, не промолвить ни слова. Такое со мной было однажды, когда я летом перегрелась на прополке картошки. 

- Всё нормально, крошка, она сейчас придёт в себя, ничего особенного нет. Какой-то шок - задумчиво сказал доктор.

- Шок? С чего бы это? Ведь она нормально себя чувствовала, когда я услышала её голос, но потом почему-то потеряла сознание, что же произошло, Фред?

- Вот сейчас мы у неё и спросим об этом. Мне кажется, она пришла в себя и даже улыбается, смотри!

   Доктор выключил аппаратуру реанимации и поднял колпак.   Вскочив на ноги, воскликнула:

 - Я слышала голоса, понимаете, ваши голоса!   

- Какие голоса?

- Нет! Нет, не по рации, а внутри головы, а потом куда-то провалилась, но я отчётливо слышала, как из-за  меня все переполошились, когда вскрикнула от испуга, что увязну в болоте, как все бросились мне на помощь, и ещё слышала, как вы переговаривались друг с другом: «Что случилось с нашей Земляной?» и ещё: «Что же ты оставила её одну?» Вот, заключила я.

   Доктор с девушкой переглянулись между собой, и радостные улыбки осветили их уставшие и милые лица:     

- Ну и славно, моя дорогая! - спокойно сказал Фред и ласково взял меня за руку.   

- Но сейчас я не слышу ваших мыслей! Ведь точно знаю, что вы мысленно разговариваете. Почему я больше ничего не слышу? А?

- Успокойся, милая! Это не сразу получалось и у нас: всему нужны навыки и время, – ответила Джермида, обнимая меня за плечи.

- Постепенно и ты обретёшь ту способность, только не следует себя напрягать, иначе твоя нервная система быстро износится и тогда этого достичь будет ещё труднее, спокойно жди своего часа! – заключил доктор и обратился к Джермиде. - А теперь проводи её, сестрёнка, в каюту, пусть отдохнёт, а мы продолжим работу на планете.

Как бы ты хотела назвать её? – мысленно обратился он к девушке, которая уже уводила свою подопечную в другой отсек изолятора вместе с няней-роботом, который всё пытался проявить своё сочувствие, но у него ничего не получалось, потому что он ещё не бывал в таких ситуациях.

Даже роботу нужен опыт и практика.      

- Наверное, планетой болот…- пришёл ответ доктору, когда он уже был на планете с Дорисом и Гефизом, продолжая диалог с девушкой:

- Не пойдёт! – Это слишком мрачно, лучше назовём её «планетой подруг»

- Нет, это слишком отвлечённо… Мы уже много открыли разных планет, но на эту впервые ступила Земляна и пусть она носит её имя. Думаю, что это будет вполне справедливо, – сказала Джермида, возвращаясь на планету.

- Решено! Нужно об этом сообщить всем, думаю, что это имя устроит всех, а как ты считаешь?

   Все члены экипажа уже знали о происшествии.

Фред успокаивал Иссилена:

- Земляна чувствует себя хорошо и отдыхает от перенесённого шока.   

   Тем временем на планету вновь надвигались сумерки. Вернувшегося на модуль Фреда, забросали вопросами:

- Как там наша пассажирка? - первым спросил Дорис.

- Ничего, отдыхает и видит свои цветные сны.

- Наверно сильно испугалась бедняжка? – проговорил Гефиз.

- И чего она испугалась? Ну и нежное это создание, пугливое, как мышонок. – иронически заметил Дорис.       

- Смотри, она теперь тебя может услышать даже на расстоянии в любой момент, – предупредил доктор друга.

- На будущее нужно это учесть и одну её не оставлять, – поддержал его Гефиз.

- Нет! Пусть привыкает к самостоятельности, но не это главное! В экстремальных условиях, в минуту опасности напряжением воли она сможет развить в себе такие качества, которые научат её многому, а главное - общаться с экипажем на расстоянии, как это умеем делать мы с самого детства. Её силу воли мы отметили ещё  тогда в лесу, в обезвреженном нами радиусе планеты Земля, когда у нас не было большого выбора. Этот «мышонок », как ты её назвал, - продолжал доктор, - потеряла сознание от большой потери биоэнергии, в тот миг, когда услышала наши голоса в своей голове, а не в шлемофоне. Вот такие дела, мои друзья! Сейчас она в  норме и спокойно спит, набирается сил и смотрит свои чудесные  сны.

- Смотрите, - добавил Фред, оглядываясь по сторонам – а день то уже кончился, пока мы тут болтали и начались эти сумасшедшие сумерки. Посмотрите, что выделывают белые облака с оранжевыми краями!...

   Совсем близко догорал оранжевый закат, и казалось, что до него можно дотянуться рукою. В небе творилось что-то невообразимое. Длинные, извилистые облака, почти застывшие над горизонтом по обе стороны заката. Длинными лучами расходились в разные стороны, а где-то, почти в зените, играли разноцветные всполохи - всё   это напоминало огромную корону, освещённую золотым ореолом солнечных лучей во всё небо. Всполохи всё удлинялись и удлинялись, изгибаясь, постоянно меняли свою окраску с едва уловимыми оттенками.

   Внезапно с обеих сторон того места, куда опустилось оранжевое светило, два огромных, полупрозрачных, белесых диска возникли, как огромные фары блеснули в уже глубоких сумерках и тут же  погасли, не оставив никакого следа в тёмном небе.

   Запад всё глубже погружался в темноту, особенно после вспышки этих «фар», а тем времени на востоке в небе носились над возвышенностями в облаках огромные тени каких-то диковинных растений и животных, величественных сооружений.

Чувствовалось какое-то напряжение. Облака принимали самые причудливые формы и казались живыми существами, возможно, что такими я хоте-ла их видеть, как и мои друзья.  

   Завороженные этим зрелищем, мужчины молча стояли, переполненные целой гаммой неповторимых чувств, каждый, думая о своём, но лишь одна мысль была общей, к которой они всё время возвращались – это мечта о долгожданной встрече со своей родиной, с Геодемидой.

   Тем временем на планете начинался новый день. Что не говори, а время течёт своим чередом. Планетные сутки на планете длятся всего шестнадцать земных часов. 

   С рассветом экспедиция вернулась на модуль всем составом, чтобы передохнуть, обменяться мнениями, накопленной информацией, принять пищу, наметить дальнейшие планы исследования.   

   Взятые пробы и замеры уже были в обработке и ждали своей расшифровки, что обычно делалось уже в пути,  но этот случай был уникальным, и экспедиция задерживалась, дожидаясь результатов на месте.

   В столовой царила тишина. За обедом поддерживался непрерывный мысленный диалог о том, что узнали за это время о планете. Настроение было хорошим, несмотря на некоторую усталость.    

   После обеда, когда все перешли в комнату отдыха, Джермида предложила назвать незнакомку именем Земляны, а именно: «ЯНА» Возражений не оказалось! В эту минуту она сожалела, что на модуле не оказалось её подруги Земляны. «Интересно, как она к этому отнесётся?» - подумала Джермида.

   И вновь мне снился удивительный цветной сон, словно по заказу, быстрая голубая речка змеилась между холмистыми берегами, покрытыми сплошной зеленью, светило яркое солнышко, высоко в небе трепыхал и заливался своей любовной песенкой крохотный жаворонок. Видела себя совсем ещё маленькой девочкой на зелёном лугу, который был покрыт удивительно крупными ромашками. Я, утопая по пояс в траве, тихонько шла и на ходу плела ромашковый венок. Изредка в зелени голубели сочным цветом колокольчики, алели полевые маки да розовые кусты шиповника, которые разбавляли это ромашковое великолепие. Тёплый ветерок беспрепятственно пробегал по травам, да рябило в глазах от яркого солнышка. За мною не спеша, шла рыженькая козочка и пощипывала травку, разыскивая её между цветами. Время от времени    разговаривала со своей четвероногой подружкой:

- Ты, Верка, думаешь, что этот венок делаю для себя? Да? А вот и не угадала! – Нет глупенькая – этот будет для тебя, потому что я учусь плести венки, чтобы они были красивыми и прочными, хорошо укрывали голову от солнышка. Ну вот, готово!

Ловко накидываю на рога козы венок, а та от неожиданности шарахается в сторону, потом остановилась, посмотрела своими выразительными карими глазами и возмущённо проговорила:

- Бе-е-е! 

Я осторожно подошла к ней и нежно обняла за длинную, рыжую, шею, пахнущую шерстью и молоком, прижимаясь щекой к умной мордочке. Но коза выскользнула из моих объятий и вновь принялась за своё дело.

- Ничего, - продолжала я, - сейчас сплету и себе веночек, и ты посмотришь, каким он будет красивым, глупенькая моя, и не станешь больше возмущаться…    

 

 

 

Добавить комментарий