Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

«Полежи, ещё наработаешься»

«Полежи, ещё наработаешься»

19 Апрель 2024

Страницы воспоминаний. «Полежи, ещё наработаешься». (О бабушке Климе или тайны «семейного двора»). Жизнь автора «выходит на финишную прямую», как сказано...

НА ТЕЛЕГРАФЕ

НА ТЕЛЕГРАФЕ

18 Апрель 2024

Л. Ларкина. Н А Т Е Л Е Г Р А Ф Е В это самое время в самом центре...

Вещее сердце матери и…сына

Вещее сердце матери и…сына

17 Апрель 2024

Вещее сердце матери и…сына. Не подлежит сомнению, что мать способна на особенные «предчувствия» в отношении детей, при этом расстояние значения...

УТРОМ НА ЗАВОДЕ

УТРОМ НА ЗАВОДЕ

16 Апрель 2024

Л. Ларкина. У Т Р О М Н А З А В О Д Е С Александром Игнатьевичем Борзыкиным мы...

О  «Челябинском метеорите»  неожиданным образом

О «Челябинском метеорите» неожиданным образом

15 Апрель 2024

О «Челябинском метеорите» неожиданным образом. Автор не взялся бы за изучение озаглавленной темы (не взялся и по горячим следам), если...

НА ДOРОГЕ

НА ДOРОГЕ

14 Апрель 2024

Л. Ларкина Н А Д О Р О Г Е Голубой жигулёнок легко и бесшумно покрывал километры лесной дороги, покрытой...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

13 Апрель 2024

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

 

«Ганьба!»

 

Протезы придуманы для украинцев.

 

Саня, естественно, был дома. Где же ему былко быть, как не дома, когда жена на сносях.

- Тебе, наверное, интересно, о чем я собираюсь сообщить, - начала Оля, выйдя из кабинета.

- Примерно догадываюсь.

- Да что ты?

- Видишь ли, - объяснил Готовцев. – Все мы с нетерпением ждем денежного перевода из Катара, Саудовской Аравии или Арабских Эмиратов. Хоть одно из трех направлений однажды должно сработать.

- Да. Деньги пришли из Катара, но их хватит за глаза твоему Груне. Свяжись с ним немедленно, я тут же вышлю, - одним духом выпалила жена и улыбнулась, чтобы смягчить впечатление от приказного тона.

- Да ладно, - отмахнулся Саня, - я тоже не первый день замужем. Ты же знаешь, что раскольники бомбят мусульман по воскресеньям. А какой сейчас день? Вот вечером и свяжемся с Киевом.

- Груня теперь в новой должности целыми днями сидит за компьютером – сам говорил. 

Может, и сидит – подумал Готовцев.

- Странно, что Катар первым откликнулся. Я-то считал, что это будут Саудиты. Сколько перечислили?

- Хватит и ещё останется. Ну давай же, шевели батонами – свяжись с Груней.  .

- Да я мигом, - довольно сказал Саня. – Это, может быть, против правил, но мне в голову пришло: а не заключить ли нам пари. Если раскольники оставят в покое мусульман, то на кого следующих они набросятся? За РПЦ и католиков им заплачено. Кто следующий?

- Это замечательно! – воскликнула Оля. – Играешь чужими судьбами, как в шахматы. Тебе совсем не жалко людей?

- Конечно, жалко, но неизбежное не предотвратить: раскольники зациклились на погромах.

Он принялся рассказывать в подробностях о творящихся в Киеве безобразиях, которые узнал от Груни. Как и можно было ожидать, рассказ занял немало времени.

- Жуткая история, - заключила Ирина.

- Что ты хочешь сказать?

Бывшая журналистка «Гардиан» почему-то вспомнила своего преподавателя истории из университета Чепелл-Хилла. Тот великолепно умел рассказывать жуткие сказки студентам.

- Если верить газетам, раскольники теперь набросятся на евреев.

- А я ставлю на протестантов, - сказал Саня.

- О, Господи! – воскликнула Оля. – Что за сумбур у вас в головах.

- Мне кажется, иудеи должны были подготовиться к опасности. Вековые погромы приучили их бояться хохлов, - Готовцев с удовольствием отстаивал свою версию. – А ты как считаешь?

- Да, пожалуй, - согласилась Ирина. – Давай лучше свяжемся с твоим Груней.

Не будет пари, подумал Саня. С его точки зрения протестанты в Киеве просто идеальная мишень для наездов раскольников.

- Тебе, наверное, интересно, почему я так думаю? – спросил сестру названную.

- О чем? – поинтересовалась Ирина, которой становилось все труднее демонстрировать напряженное внимание.

- Ну, что протестанты станут следующей мишенью религиозных погромщиков, - пояснил Саня. – Тебе, наверное, интересно, почему я так думаю?

- Да-да! – Ира энергично закивала. – Как ты пришел к такому выводу?

- Хм… - Прочистил горло Готовцев. – Как я уже говорил, у иудеев было время подготовиться. А протестанты уповают на старушку Европу – мол, ни что не дадут их в обиду. И я…

- Сделал дурацкий вывод? – вмешалась Оля.

- Вот-вот… Вот именно, - подтвердил Саня.

Вид у него был разочарованный.

- Но это же потрясающе! – как можно сердечнее воскликнула Ира. – Твое мнение просто проницательное.

С Груней пари заключу – решил Готовцев. – Женщины – они не азартные спорщики.

Уже сидя за компьютером в кабинете, в относительном покое и не рискую быть заговоренным до обморока, он стал размышлять, на кого же набросятся раскольники Лавры, если не на протестантов. Его смущали евреи – тоже лакомый кусочек для погромщиков. А на фоне войны в Палестине – сам Бог велел.

Он был совершенно уверен, что с Груней они заключат пари.

Сергей ГРУ был на месте и тут же откликнулся.

Все идет как маслу, подумал Саня, начиная общение.

Сергей уверенно пообещал – как только деньги попадут на его счет в Яндекс-мани, наезды раскольников на мусульман сразу же прекратятся.

Готовцев:

- Блестяще! У кого теперь пойдет дым коромыслом?

Сергей ГРУ:

- А кто может знать, что на уме у Киевского митрополита?

Готовцев:

- Как насчет протестантов? Я за них ставлю. А ты?

Сергей ГРУ:

- Разобраться сложно в киевском хитросплетении вер и религий.

Готовцев:

- А что там разбираться? Протестанты под рукою. Европа деньги обещала, а не платит – серьезный повод. И ситуация становится довольно интересная.

Сергей ГРУ:

- С евро ещё не все ясно. Куда ты торопишься? Архиепископ Дуренко сам сделает вывод, какой ему надо.

Готовцев:

- Ты чем-то озабочен? Я думал, мы пари с тобой заключим, а ты придуриваешь. Не страна у вас, а вечная клоунада, начиная с президента.

Сергей ГРУ:

- Не те слова…

Окончив связь в интернете, киевский Шерлок Холмс набрал номер Бородавки.

- Юрий Николаевич, надо встретиться.

- Сейчас занят. Вечером.

- Значит, так, - сказал Сергей решительным голосом. – Надо нам увидеться немедленно. Не скажу, бросай все дела и вали сюда, но, по возможности, не откладывай встречу.

- Что случилось? Чеченцы в городе?

- Что-то в этом духе.

- Давай через час пообедаем в «Итальянской кухне». Ты платишь…

На что Сергей – можно подумать, ты когда-то платил.

Через час он пил пиво за столиком в ресторане.

- Садись, - добродушно пригласил подошедшего секретаря митрополита. – Что закажем?

Тот присел и, просматривая меню, спросил:

- Чем могу быть полезен?

- К сожалению, свиных ножек предложить не могу, но кофе сейчас попросим.

- Что так скупо?

- Как разговор покатит, а то и девочек под завязку закажем.

- Спасибо, не надо, - сказал Юрий Николаевич, стараясь не выказать замешательства. – Видать, серьезный разговор. У тебя такой вид, точно за тобой гонятся. Проблемы?

- Проблемы, проблемы, - уклончиво протянул Сергей.

- Что считается проблемой? Землетрясение? Извержение вулкана? Проблемы существуют для того, чтобы их решать, - нравоучительно произнес Бородавка. – Выкладывай, я слушаю.

- Деньги пришли. С мусульманами пора завязать.

Пусть будет все по порядку, решил Сергей.

- Так это же замечательно! – воскликнул Юрий Николаевич и улыбнулся.

В чем же проблема? – мысленно спросил он себя.

- На кого теперь натравливать прихожан митрополита? Иудеи нам платят, протестанты, баптисты – не все ещё, но охвачены. Ещё раньше заплатили за католиков и прихожан РПЦ.

- Это точно?

- Отвечаю. Точнее не может быть.

- И в чем же проблема?

- Проблема вот в чем – прекратятся погромы, нам не будут платить за «крышу».

- Ну и что? – спросил Бородавка, не проявляя к делу ни малейшего интереса.

- Юр, ты дурак или родом так? Ах да, деньги тебе не нужны. Ну, тогда нас выручай. Мы увязли в расходах и обязательствах.

- Я не знаю, что делать в такой ситуации, - буркнул секретарь митрополита.

- Не ты не знаешь, никто не знает… Интересно, тогда что будут вытворять боевики Лавры в ближайшее воскресенье. Выйдут на улицы и будут мочить всех подряд. Но проблема не только в этом.

- Что ещё? – чем дальше в лес, тем больше дров, со вздохом подумал Бородавка.

- Я тут краем уха услышал, что Зеленский религиозные ваши погромы рассматривает элементами большой политики: мол, воля народа, все тут. Да и ешё божественное благословление приплетают.

Куда я вляпался, черт меня возьми! – Бородавка передернул плечами.

А Сергей сформулировал мысль по-другому. Вот тебе и раз. Это уже чересчур – вплетать сюда президента. Но с другой стороны – не все ли равно, если вспомнить о бомбе, на которой сидишь.

- Никому ни слова, - он сделал выразительный жест рукой. – Никому. Ни слова. Ясно?

И ушел, оставив деньги на заказ на столе.

Теперь надо думать, и думать серьезно – подумал Юрий Николаевич, подвивая остывший кофе.

Итак, все мы попали в дерьмовую ситуацию – сформулировал секретарь митрополита после получасового размышления. Найдя, наконец, эту метафору, он принял три важных решения. 

Первым делом решил писать воскресные литургия митрополиту в том же духе – настраивать прихожан на погромы. Он понимал, что эту стихию так не просто не обуздать. Но цель для нападения теперь выбрал другую. Политика, так политика! В следующее воскресенье фанатики мордобоя нападут на городскую мэрию – резиденцию Кличко.

Возможно, мозги у секретаря митрополита были устроены не так замысловато, как у Сергея, но кое-что в политике он постигал. Бывший боксер был оппонентом действующему президенту, а стало быть – ату его, ату…и угодишь могущественному конкуренту

И митрополит будет рад, который давно об этом мечтает.

Потом сел и написал черновик литургии. Тема была новая, и он оставил несколько дней на вычитку и правку текста.

Нужны новые слова, думал Бородавка, работая над проповедью. Причем, убедительные. Из тех, что заводят толпу вполоборота и до конца.

Работа держала. Он позвонил маме.

- Я все вернусь слишком поездно, либо заночую в Лавре. Ты меня не жди к ужину.

Голос у мамы был тихий и грустный.

- Ты не заболела?

- Да есть маленько.

- Врача вызывала?

- Неудобно беспокоить людей по пустякам.

- Тогда я сейчас приеду.

Через полчаса Юрий Николаевич был на месте. Убедившись, что мама вне опасности, предложил:

- Хочешь кофе?

- Только если ты сам будишь пить.

Мама старится, подумал он. Никакой скорби он при этом не почувствовал – просто констатировал факт. Держись, старушка – мысленно обратился он к матери.

- Посиди со мной, - мать лежала на кровати. – Хочешь, я расскажу тебе про отца?

И начала со слов:

- Другие были времена…

Папа Коля, с её слов, был решительным человеком. Честь для него была дороже всего. Такого талантливого слесаря-сантехника, как Николай, искать и искать по всей округе…

Вот это да, подумал Юрий Николаевич, который и сам был не из простачков, и красивым словам не особо-то верил. А мать мысленно торопил – рассказывай не томи…

После часового рассказа мама спросила:

- Ещё кофе? История, конечно, интересная, но короткой её не назовешь.

- Давай, для второй чашки я созрел, - согласился сын и пошел на кухню варить напиток. 

В пятницу Юрий Николаевич положил в шкатулку митрополита новую проповедь, которая голосом его высокопреосвященства должна поднять прихожан на штурм городской мэрии.

И в воскресное утро томагавк был отрыт.

Поставленным басом Киевский митрополит на чем стоит, поливал мэра Кличко, который, оказывается, был «редкой сволочью и свиньёй». Короче говоря, литургия прошла нормально. 

Но у самого Бородавки что-то не складывалось. Он, как и все окружение архиепископа, присутствовал на проповеди. Но по окончании службы привычно смыться не удалось – митрополит приказал всем участвовать в выездном мероприятии.

Священнослужители Лавры радостно возбужденные садились в автобусы. Чего не скажешь о секретаре его высокопреосвященства.

У соседа по креслу такой вид, будто он дегустирует изысканное вино:

- О-о-о! Ни разу не был на погромах? Значит, не знаешь какой это кайф бить окна и морды. Интересно посмотреть, как будет выглядеть чемпион Кличко, неподкупный наш мэр, когда ему предъявят темную сторону его многотрудной и бескорыстной борьбы за правду.

- Так на него есть досье? – констатировал Бородавка.

- Только этого не хватало! - чуть не с гневом сказал сосед по креслу. – Ни в коем случае! Стал бы я пытаться утаить такого рода сведения. Еще я совершенно не могу понять, почему вы, слуги господни, так поздно засуетился? Давно надо было настучать боксера по голове.

Драка будет. Возможно стрельба. По закону подлости случайная пуля попадет в него, и он умрет – подумал Юрий Николаевич, ему стало очень грустно.

- Мы в Лавре не обсуждали этот вопрос. Инициатива его высокопреосвященства.

- Не иначе, Бог подсказал.

- Берегите себя, - произнес серьезно Бородавка. – Наверняка будет столкновение с полицией.

- Приятно слышать перед боем, - ответил сосед.

Выезжая на площадь перед зданием мэрии, секретарь митрополита Киевского подумал – другие времена настали, другая жизнь пошла. Он бы, с удовольствием откинувшись в кресле, баталию наблюдал в окно автобуса, но надо было выходить.

За спинами оцепления мэр Киева Кличко пытается что-то говорить. Его гнев прекрасно сформулирован и управляем, но разбушевавшуюся толпу нелегко перекричать даже в мегафон.

В какой-то момент Бородавка подумал, что не будет погрома с дракой – проорутся стороны да разойдутся. Не будет даже теоретической возможности предъявить кому-то обвивание в убийстве и других тяжких преступлениях. Вся эта история превратится в худшем случае в материал для журналистских домыслов.

- Рад вас видеть, братья мои в первых рядах, - окружая себя на всякий случай священнослужителями, басил Дуренко без всякого мегафона.

Неплохое начало – одобрил он сам себя. Не слишком много, не слишком мало, и только самые лучшие. Дружно и яростно толпа сейчас кинется в драку. Новые временв настали, с удовольствием подумал его высокопреосвященство.

А Бородавка в этот момент мыслил другое – все это чересчур скверно, чтобы быть правдой. Вид у него был совсем удрученный.

- Тип-топ! Погнали ребята! – радостно воскликнул кто-то, и толпа ринулась на оцепление. Завязалась драка.

Юрий Николаевич не знал, как ему поступить, если не считать, что он выглядел так, словно ему в задницу засадили сук еловый.

Призывал на штурм здания городской Администрации и сам митрополит Киевский.

Мудила стоеросовый – подумал о нем его секретарь.

Все подчинились своей судьбе – защитники отступили внутрь здания, а в окна полетели камни. Разъяренная толпа кричала хором: «Ганьба! Ганьба!» От дружного скандирования люди выглядели ещё страшней.

На этом погром городской Администрации закончился. Кто хотел, уехал на автобусе, а кто-то пешком добирался до дома или куда собирался в день выходный.

Новый сосед по креслу в автобусе сообщил Бородавке:

- Первый раз? А я уж привык. Есть такая особенность у ситуации – старайся не принимать все слишком близко к сердцу, а то тебе приведения начнут мерещиться среди бела дня. .

- Да уж. Я тоже об этом думал.

И в самом деле думал – проверил себя.

- Никогда не забывай, что ты церковный служитель, - серьезно сказал сосед. – Сохраняй дистанцию с простыми верующими, не запутывайся в мечолах и в ни чем не иди на уступки.

Вернувшись в Лавру, Юрий Николаевич сменил одежду и в гражданском платье отправился домой.

- Кормить будешь? – спросил маму.

- Что ты такой, типа убитый? – поинтересовалась она, накрывая на стол. 

- Кончился мир под оливами - мы сегодня громили мэрию.

- Вот оно что, - задумчиво протянула мама. – И что теперь будем делать? Тебя арестуют?

- Будем надеяться, нет. Есть предположение, что наша «ганьба!» очень понравится президенту Зеленскому.

Пообедав, Юрий Николаевич прилег на диван. Мама присела рядом.

- Тебе это не нравится? – разглядывая сына, спросила она.

- Не нравится.

- Потому что власть?

- Может быть.… Не знаю.

- Так бывает иногда, - поддержала мама сына. – Самому не нравится то, что ты делаешь. Особенно если учесть, что о Кличко говорят в народе – редкостный поддонок и казнокрад.

- И куда бы мы пришли, если вдруг поступило разрешение громить всех подонков?

- Боюсь, мы бы без власти остались, - бодро сказала мама. Судя по всему, эта мысль доставила ей удовольствие. Она добавила. – Давай-ка, определимся. Во-первых, нам нравится то, что мы делаем. Во-вторых, мы не осложняем дело ненужными рефлексиями.

- Лучше некуда, - Юрий Николаевич принуждено улыбнулся.

Бородавка проспал весь остаток дня.

Под вечер позвонил Сергей и пригласил на встречу в ресторан «Итальянская кухня».

Шеф сыскного агентства был уже там.

- Рассказывай, - велел он, как только Бородавка сел на свободный стул и заказал свиные ножки с выпивкой. 

Выслушав секретаря митрополита, Сергей воскликнул с чувством:

- Так, стало быть, ты лично участвовал в погроме Киевской мэрии? И видел, как вел себя наш малыш Виталик Кличко?

Налегая на закусь, Юрий Николаевич рассказал все, что слышал и видел, но ничего особенно лестного о Киевском мэре.

- Не скупись на детали! – подбадривал его Сергей.

- Верующие жаждали крови, но митрополит всех унял, как только охрана спряталась за дверью. Только окна побили.

- Стекла вставят, - резюмировал сыщик. – А вот вернут ли ему веру после криков «ганьба!» Виталик немало натырил, будучи на посту государственном – вершил темные дела и выручку прятал за границей.

Что ж, попробуем пережить эту потерю – подумал Бородавку, а вслух сказал:

- Кличко, похоже, украшение всей киевской власти,

- Вспомни, как он шикарно одевается, - довольно ухмыльнулся Сергей.

- А как отреагировал президент?

- Газеты ещё молчат.

- Ну что ж, - сказал Юрий Николаевич. – Значит, будем пребывать в неизвестности.

- Ну что же, - резюмировал Сергей встречу. – Выход найден. Теперь бомбим неугодных Зеленскому оппонентов из власти. Погромы продолжаются. Ты гений, Юрий Николаевич, ты гений!

Вечером Бородавка, взвесив все обстоятельства, рассказал эту историю, с поправками от Сергея своей маме.

- Я так и знала, ваши погромы к чему-то ведут – сначала православноверущие, потом католики с мусульманами, и, наконец, добрались до власти. А там бывает, кого-то убивают. Спрячется киллер в толпе, и поминай, как звали…Пиф-паф называется!

О боже! Какие убийства!

- Я же только что объяснил: покричали «ганьба!» мэру киевскому и разошлись.

- А я уверена: Кличко из тех, кого убивает. Я это ясно чувствую, вот и все. 

- Ладно, утро вечера мудренее, - проворчал Юрий Николаевич. – Дождемся газет и все узнаем.

Все женщины, как дети – подумал он. Даже очень искушенный психолог не нашел в его мыслях ни малейшего намека на сентиментальность.

Сергей же вернулся домой, как оглашенный. Идея! У него появилась идея!

Развернул компьютер, нашел картинку «Верховная Рада» и вглядывался до одури в знакомые и незнакомые лица. Потом, откинувшись в кресле, сам себе громко громко скомандовал: «Огонь, батарея! Пли!»

И выключая компьютер, сказал в никуда:

- Вот такие коврижки, господа.

Ложился в постель томимый мыслью – с кого начать?

А проснулся с желанием, что до смерти хочется поговорить до Петром Алексиевичем Порошенко.. У меня есть идея касательно вас, скажет он оппоненту Зеленского, миллиардеру и экс-президенту.

Отправляясь в офис, Сергей приготовил термос кофе и прикупил в ближайшей кондитерской сладких сухариков. Намеревался день и вечер посвятить изучению действующих и бывший политиков – на предмет, кого их можно ощипать угрозами «Ганьба! Ганьба!»

Когда через пару часов шеф сыскного агентства встал из-за стола, чтобы немного размяться, он был совершенно уверен, что ему по зубам олигарх Порошенко.

Черт! – подумал Сергей. – Новые времена! Надо суметь привыкнуть, что от него часто теперь зависит судьба сильных мира сего. Кого привлечь к операции – все заняты, Арпа в больнице. Самому придется.  И от этой мысли почувствовал воинственное настроение.. 

Набрал номер Альгимантаса.

- Как здоровье?

- Хуже некуда.

- Это кончай. Дело есть. Бросай все болезни – впрягайся в тему. Только тебе она по плечу. Я хочу заставить нам платить за «крышу» Петра Алексеевича Порошенко. Помнишь такого?

- Как забыть! Прорубил Украине окно в Европу.

- А в стране дела из рук вон плохо вел.

- Днепр впадает в Черное море… У Буратино деревянная пипка… Я-то думал, ты пригласишь меня куда-нибудь выпить. Если тебе Порошенко дороже, буду пить чай с одной ложкой сахара.

- А тебе можно? – спросил и утешил его Сергей. – Тогда закажу столик. Такси за тобой пришлю.

- С этого и надо было начинать. Только ответь на один вопрос?

- Давай.

- Почему это ты заинтересовался Порошенко?

- Я знал, что ты спросишь. Все расскажу, сидя за столиком в кафе. 

- Тогда наплевать. Высылай свою тачку.

Через час в кафе Арпа с невольным восхищением в голосе:

- Гарно накрыто. Чего только нет! А я прозябаю на кашке манной да овсяной.

- За которые ты расплачивается своей страховой.

- Нет в мире справедливости, - вздохнул Алик и наваливался на еду. С набитым ртом. – Поскольку роль идиота досталась мне, перед тобой одно сплошное ухо. За что ты невзлюбил Петра Алексича?

- Ничего личного! Мы ищем пути к его миллиардам.

- Ты хочешь сказать, что знаешь, как Порошка ухватить за хвост.

- Вот именно, - сказал Сергей.

- Что подери, Серый… Можешь, что угодно говорить про заработанные или замыканные деньги олигархов, но аппетит они возбуждают точно.

На стол только что подали  пирог с зайчатиной.

- Жаль, что сегодня мне придется возвращаться в клинику.

Мысль была сформулирована невнятно, но Сергей её понял.

- Ты имеешь в виду, не тяпнуть ли нам по рюмашке?

- С чего ты решил?

- Потому что знаю тебя не один день.

- Ну и как мы поступим? – спросил Арпа, а сам подумал грустно – как неохота возвращаться в больницу.

- Хряпнет как следует, и ты заночуешь у меня.

Они и на вечер запаслись выпивкой с закуской.

И тут Альгимантаса осенила внезапная мысль. .

- Попробовать стоит, - отозвался Сергей.

Поэтому ранним утром перебрались в офис и заперлись. Они обсудили новую тактику. И несмотря на вчерашнее, были на удивление бодры и находились в превосходном настроение.

- Я надену форму СБУ, - сказал сбежавший больной.

- И накладные усы тоже бы смотрелись неплохо.

Накануне Альгимантас вдруг вспомнил о бывшем приятеле и напарнике по службе, перебравшегося в охрану Порошенко.

- При последней нашей случайной встрече у меня сложилось впечатление, что он не доволен зарплатой.

- Мы его премируем, был бы толк.

- Думаю, он поможет перетолковать Петром Алексичем с глазу на глаз, без свидетелей.

- Это верно, - кивнул Сергей. – Именно такая встреча нам и нужна. 

- Нам? Мы вместе на стрелку пойдем? Или ты хочешь, чтобы этими делами занимался именно я. Я ими давно не занимался.

Хотя сделаю это с удовольствием – подумал Алик.

- Потому что ты лучше кого бы то ни было, сумеешь подобрать к олигарху отмычку. Меня он вообще не заметит. А тебя невозможно не принять всерьез.

- Мне кажется, я понимаю этого типа – Порошенко.

И вот они сидели в доме (больше похожий на дворец) Петра Алексеевича в Киеве.

- Служба безопасности Украины, если я правильно понимаю? К тому не самый высший эшелон, - сказал экс-президент, возвращая удостоверение Арпе. – Чему обязан такой честью. Работу ищите?

- Дело касается нового секретного оружия Зеленского с борьбе со своими политическими противниками.

- А, это ничтожество. – приветливо отозвался Петр Алексеевич. -  Что он на этот раз придумал?

- Бывший политик наверняка отнесется с понимаем. Не вдаваясь в подробности, скажу так, митрополит Киевский Дуренко на воскресных литургиях умеет заводить прихожан так, что те громят иноверцев в нашей  столице. А в прошлоё воскресенье они устроили «ганьбу» мэру Кличко. Слышали?

- Да. Ну и что?

- Следующей мишенью можете оказаться вы. Не желая вдаться в детали, скажу прямо – мы можем вас уберечь от подобной неприятности. За небольшую оплату, конечно.

- Да вы в свое уме? Пришли шантажировать? Кого? Меня!

- Я с большим уважением отношусь к политическому опыту господина Порошенко, на ситуация у вас безвыходная. Если народ вам устроит «ганьбу» с надеждами на президентство придется проститься.

- Как твое имя? – спросил Петр Алексеевич, внимательно глядя на визитера.

- Альгимантас Арпа Пакустинкас, - тот назвал свое полное имя.

- Из литовцев?

- Латыш.

- Добровольно воюете?

- Считайте, наемник.

- Как в СБУ оказались?

- Пригласили.

- Сколько вы хотите получить с меня.

- Немного, но каждую неделю. Воскресенье прошло, вас не тронули, перечисляете деньги на счет.

- Чехарда какая-то! А если наехали – вы мне бабки возвращаете?

- Не допустим, чтобы наехали. Митрополит Дуренко в наших руках.

В эту минуту Альгимантас понял, чем тактика Сергея себя оправдывала – не урвать и смыться, а опутать сетями жертву – как паук муху.

- Что ты хочешь сказать? – спросил хозяин дома с наигранным удивлением.

- Я хочу сказать, что ноги архиепископу Киевскому переставляет совсем не Зеленский, а совершенно другие люди, которые меня послали к вам на беседу. 

- Как они выглядят, эти люди, переставляющие ноги митрополиту Киевскому.

- Хорошо выглядят, - уверенно сказал сотрудник СБУ.  .

Вернувшись в машину, в которой его поджидал Сергей, Альгиманастас рассказал о визите к олигарху во всех подробностей…

Добавил:

- Думаю, тебе самое время поговорить с коревой Верховной Рады.

- Ты не хочешь подождать, как дело попрет?

- Не хочу, - убежденно произнес Арпа, хотя его одолевали сомнения на счет Порошенко. – Будет масса ненужной болтовни. А ты её просто расспроси по интересующему нас вопросу. Если сдуру начнет упираться, ты ей пригрози и уйди.

Интересно будет посмотреть на прелестное личико Юлии Тимошенко, подумал Сергей. .

- А если не начнет?

- У тебя есть предложения?

- Нет.

- Вот видишь. Наполеон говорил – главное вязаться в бой, а там видно будет.

- Я так понимаю, ты с ней встречался.

- Ещё бы. И поэтому мне теперь нельзя светится перед ней.

- Я-то никогда не имел такого удовольствия. И что она их себе представляет?

- Одаренная женщина, я бы даже сказал талантливая, блестящий политик. А внешность.… Знаешь, такой холодноватый стиль. Она компенсирует свои довольно радикальные взгляды великолепной косой, уложенной короной на голове. Безупречно одевается…

Произнеся последнюю фразу, Альгимантас почему-то прокашлялся.

- Но она не из тех, на ком женятся, если мужик хочет, чтобы были в доме тишь да гладь.

В этих беседах латыш Арпа очень легко входил в роль простецкого парня из народа.

- Это ты так считаешь, - отозвался Сергей. – Я слышал, о ней говорят – женщина, которая не по зубам большинству мужчин.

- То есть простому парню из деревни там делать нечего, - с удовольствием сказал Альгимантас.

- Совершенно нечего.

- Тогда сам Бог повелел тебе встретиться с ней. Ты, умница и красавчик, не покажешься ей невеждой. Юлия Владимировна – решительный человек: долгого ответа ждать не придется.

- Судя по твоим, и не только твоим, рассказам о Тимошенко, вряд ли её политическая карьера происходила без сучка и задоринки.

- Были-были сучки и задоринки. При этом Юлия Владимировна, как оборонный стратег, стоит намного выше и своих противников и единомышленников, что особенно чувствуется, когда речь заходит о финансовой помощи Соединенных Штатов и Евросоюза.

- В каком смысле?

- Проще всего объяснить на примере, - сказал Арпа. – Скажем так, её точка зрения вряд ли совместима с позицией Зеленского.

- Вот тебе и на!

- Да-да. В Верховной Раде она пытается поставить под контроль государства потоки финансов и вооружения с Запада. Все причастные к ним делают себе немалые деньги.

- Тогда она у Зеленского и иже с ним просто кость в горле.

- Тимошенко – гениальная баба, - заявил Альгимантас. -  Она не упускала случая запустить в огород свинью Ющенко, Януковичу или Порошенко.

- Не думаю, чтобы господа экс-президенты были от этого в восторге. Да и Зеленскому есть о чем задуматься.

- Что есть, то есть. Ладно, давай вернемся к твоему визиту.

- Да я готов.

- Возможно, у меня начинается профессиональная паранойя, но я уверен, что это американцы не дают Юлии Владимировне сесть в президентское кресло – весь народ давно уже «за».

- А что думают по этому вопросу военные?

- С отстранением Залужного Зеленский подмял под себя ВСУ.

- И как поведает себя Юля в сложившихся обстоятельствах?

- Самое время её навестить. Ведь президент будет рад её окончательному падению. Она это понимает и будет сильно напряжена. Если не жадничать, а разумно договориться, можно потом мягко выдавать ей рекомендации – что она должна делать и что не должна.

- То есть мы выглядеть в её глазах законченные интриганами?

- Это, конечно, осложняющий момент.… А по-твоему, негодяями быть лучше? Значит, ты с ней никогда не встречался? – неожиданно Альгимантас сменил тему.

- С Тимошенко?

- Да.

- Нет, не встречался. Хотя, кажется, скоро придется.

- Вот-вот. Сначала приглядись незаметно к нашему объекту – не руби правду-матку с плеча. Она не простая женщина, требует с королевского королевского обращения.

- Да, наверное, так и следует поступить.

- Тогда звони её секретарю, просись на рандеву,

Похоже, латышскому наемнику СБУ вся эта история о Юлии Владировне Тимошенко доставляла немалое удовольствие.

Мягко падая на крышу машины, пошел снег – наверное, последний в эту зиму: завтра 1-е марта.  

 

 

 

 

Добавить комментарий