Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

«И это всё о нём».О Юлиане Семенове.

«И это всё о нём».О Юлиане Семенове.

21 Июль 2024

«И это всё о нём». О Юлиане Семенове. 20 июля 2024 года исполняется 100 лет со дня рождения кинорежиссёра и...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

20 Июль 2024

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

СИЛЬНЫМ ПО ДУХУ

СИЛЬНЫМ ПО ДУХУ

19 Июль 2024

Л. Ларкина. СИЛЬНЫМ ПО ДУХУ Кому колыбельных не пели, Отцы на руках не носили. Кто шагал бездорожьем к цели, Не...

ШАХМАТЫ

ШАХМАТЫ

18 Июль 2024

Л. Ларкина. ШАХМАТЫ В шашки ловко я сражалась! Всех мальчишек обыграла! В поддавки? – какая жалость! Я ещё вам покажу!...

С  НОВОСЕЛЬЕМ!

С НОВОСЕЛЬЕМ!

17 Июль 2024

Л. Ларкина. С Н О В О С Е Л Ь Е М! Как и предполагал астроном Тилен, планета потеряла...

Они были первыми

Они были первыми

16 Июль 2024

Они были первыми. Часть первая. Николай Кибальчич в философии поиска счастья. Вслед за публикациями автора о К.Э. Циолковском и Ю....

ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА

ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА

15 Июль 2024

Л. Ларкина. П Е Р В А Я Л А С Т О Ч К А Проникновение в параллельный мир...

 

Л. Ларкина.

В С Л Е Д   З А   Ф Р О Н Т О М

 

   В репродукторах железнодорожной  станции Шауляй,  что  в  Литве,  надрывается  простуженный женский голос:

   «Граждане пассажиры! Воздух! Всем немедленно уйти  в  укрытие!»

   Потом ещё перечислялись номера  вагонов,  какие-то цифры, названия  станций, имена и фамилии. Тем  временем  уже  тяжёлые вражеские бомбардировщики заходили с  южной стороны. Захлёбываясь, строчат зенитки у подходов к железнодорожным  коммуникациям.  На станции  скопилось пять санитарных летучек, эшелон с боевой техникой и  военными, товарный состав с беженцами – и всё это может  взлететь на воздух в  любую минуту.

   Уже слышны приближающиеся взрывы  многотонных  бомб. 

   Эксплуатационная бригада девушек в полном  боевом  снаряжении  мчится  меж  составами, манипулируя жёлто-красными флажками. Очень важно было удалить  со станции  состав с  горючим,  растащить  по  трём направлениям санитарные летучки.                                                               

   Вот один  за другим  поезда  начинают  покидать  станцию. Переведены последние стрелки и уже в следующую  минуту  на  станцию  падают  бомбы.  Рельсы,  шпалы,  земля  летят  в  воздух. Уже  не  раз  восстановленные  привокзальные  постройки  и  сам  вокзал  разлетаются  в  щепы.  Фигурки  людей  мечутся  в  поисках  укрытия, спасения. А девушки из  бригады,  рассыпались, как горох, в разные  стороны,  прячутся  в  канавах,  срастаясь  с  землёй,  ожидая  отбоя.          

   От  разрыва  бомб  лопаются  перепонки,  и, почти, нет  надежды, выйти  живой  из  этого  ада.  Но  наступает  тишина, удивительная тишина, которая бывает  только  после  бомбёжки,  и  поднимаются  девчонки, и спешат на свой  главный  пост,  по  пути  фиксируя  повреждения путей.  Смерть и разрушения вокруг заставляют забывать  о  собственных  страхах. А  на  встречу  уже бегут ремонтники. Задержки быть не должно! Нужно как  можно быстрей залатать  железнодорожное  полотно, ведь где-то, вдалеке уже  спешат,  требуя приёма первые составы с боевой техникой, с раненными бойцами, с продуктами.  В те  страшные  года железная  дорога снабжала фронт всем необходимым и  без  неё, как без  воздуха! 

Тысячи бойцов-железнодорожников – эксплуатационников и ремонтников самоотверженно  несли  свою нелёгкую прифронтовую  службу. И в основном  это  были  женщины,  девушки, пришедшие  на смену  мужчинам,  ушедшим  на  фронт. 

   В  составе  одной  эксплуатационной  бригады  шла  вслед  за  фронтом,  восстанавливая  и  приводя  в  порядок  исковерканные,  изуродованные  пути  и  Ася  Григорьевна  Грабор.

    Ей было всего шестнадцать, когда она оставила  школу,  ушла  работать  на  завод:  страна  нуждалась в рабочих  руках.  

   Одновременно училась на курсах санинструкторов  и  мечтала  уйти  на  фронт  служить  Родине.  Но  военкомат  направил её в комсомольскую 23-ю железнодорожную эксплуатационную  бригаду.   

    И вот она  уже у самой  линии  фронта. Оттуда  доносятся  громовые  раскаты  войны  от  разрывов  бомб, сверкая зловещими зарницами, окрашивая небо  кровавыми  всполохами.  Конечно это ещё  не  фронт!  Но  разве  им  было  легче  и  безопаснее?  Бывает,  бегут  девчонки, спотыкаются, падают от усталости и недосыпания. Но докладывать нужно было чётко  и  понятно,  стоя  смирно,  потом чётко  разворачиваться  и  спешить  выполнять  новое  задание.  Работы  не  впроворот, а людей мало. В мирное  время  всё, что осталось после бомбёжки и месяца  бы не  хватило на ремонт,  а  тогда  уже  к  вечеру  осторожно  проходил  первый  состав…  передышка? Нет!

   Девушки  при  необходимости  становились  стрелочниками,  когда  нужно  было  составлять  новый  эшелон, даже  начальниками  станций.  Но  чаще  всего  приходилось  быть  санитарами,  сёстрами  милосердия и бойцами. Не зря  в  их боевом  снаряжении  был  автомат.                                                                    

   Однажды, в Восточной Пруссии у станции Влаговцы  был  сброшен  вражеский  десант и девушки приняли свой  первый  бой,  даже  дойдя  до  рукопашной  схватки.  И пока  не  подоспела  военная  часть,  держали  несколько  часов  оборону.  А  потом – опять  работа,  выносить  из-под  огня  раненых,  перевязывать  их…

   Свой   прифронтовой  путь  Аня  Григорьевна  окончила  в  Берлине,  пройдя  через  Литву,  Латвию,  Донбасс…

             

 

 

Добавить комментарий