Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

Иерархия Тьмы

Иерархия Тьмы

02 Март 2024

Иерархия Тьмы. «Тёмные не спят». Однажды, в разговоре с приятелем, назову его Евгений, на вопрос «чем занимаешься», ответил, что интересуюсь...

Ганьба!

Ганьба!

01 Март 2024

«Ганьба!» Протезы придуманы для украинцев. Саня, естественно, был дома. Где же ему былко быть, как не дома, когда жена на...

ВСЛЕД ЗА ФРОНТОМ

ВСЛЕД ЗА ФРОНТОМ

29 Февраль 2024

Л. Ларкина. В С Л Е Д З А Ф Р О Н Т О М В репродукторах железнодорожной станции...

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема «Карма».

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема «Карма».

28 Февраль 2024

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема « Карма». Часть первая. «Страшнее кармы зверя нет». От составителя. Давно это было. Лет 20...

ПО ФРОНТОВЫМ ДОРОГАМ

ПО ФРОНТОВЫМ ДОРОГАМ

27 Февраль 2024

Л. Ларкина. П О Ф Р О Н Т О В Ы М Д О Р О Г А М...

Пётр Первый  в порочности заблудшего  мира

Пётр Первый в порочности заблудшего мира

26 Февраль 2024

Пётр Первый в порочности заблудшего мира. Посвящаю памяти сестры Татьяны Лобачёвой-Херсоновой. От автора. Этой работой начинается серия публикаций под названием...

Протестанты

Протестанты

25 Февраль 2024

Протестанты Любопытство губит не только кошек. Тема, предложенная Стратием, манила деньгами. Но и с протестантами надо работать. Хоть разорвись. Приступая...

 

 

Сергей ГРУ

 

«Без насилья власти не существует».

 

До конца января раскольники УПЦ терроризовали католиков Киева, и не было никого с ними сладу.

- Все будет, все будет, призовем к ответу, - обещал мэр Кличко.

Но все было безрезультатно.

- Ясное дело, мы это решим, - уверено сказал президент Зеленский депутатам  Верховной Рады..

Ну как же, подумал Залужный. Если сравнить власть Киева с супом, у нас она на редкость жидкая.

Ватикан решил вмешаться, обратившись за помощью в Фонд Правосудия, признавая его реально действующей силой на Украине. И сумма вознаграждения была указана. Так что Груня доподлинно знал, за что ему напрягаться.

В ходе столкновений с католиками польскими наемниками были убиты два раскольника РПЦ. Международный скандал! Впечатлений выше крыши. Но национальная полиция Украины почти ничего не делала по этому вопросу. Трупы пролежали несколько дней в морге, пока их родственники не разобрали. И раздражаюше скучно отреагировала на эти события пресса. Гораздо живее было рассказано о массовой драке проституирующих гомосексуалов.

Сергей поделился с Бородавкой своим недоумением.

- Да мы же ничего точно не знаем, - возразил Юрий Николаевич. – У прессы свои законы. А может, «капусты» кто отвалил, прикрывая тему.

- Вряд ли, - неуверенно произнес Сергей. – Кому это надо?

Приятель темнит – подумал секретарь архиепископа.Недоверие Юрия Николаевича читалось на лице, и Сергей воинственно произнес:

- Какие там деньги? От кого?

Надо немного позлить этого талантливого недотепу.

Бородавка только пожал плечами. Зря он о «бабках» завел речь. Если и есть что, его это касается. И, слава Богу! Но факт остается фактом – Сергей не зря попросил о встрече: у него новое дело. Что за вопрос?

На этот вопрос существовало бесконечное число вариантов ответа. Пора менять направление удара – католики свое получили за все века сполна и лихвой. Так считает Сергей. Против кого теперь красноречие митрополита? А почему бы не против мусульман? Как говорится, их время настало.

В четверг 1-го февраля 2024 года секретарь киевского митрополита УПЦ дал согласие своему похитителю писать воскресные литургии архиепископу Дуренко, направленные против мусульман.

В пятницу утром новый трактат был готов.

Не доложив его высокопреосвященству, на свой страх и риск Юрий Николаевич положил в папку для литургий свой новый материал.

Воскресный утром архиепископ был одновременно деловит и приветлив. Он, как бы между прочим, напомнил секретарю, что сам звонил в полицию на неделе по поводу следствия того трагического события, когда польские наемники принялись стрелять в толпу верующих. Он не думает, что может помочь чем-то следствию, хотя об этом ему самому трудно судить. Что касается времени для беседы, он готов встретиться с представителями следственных органов, если в том будут необходимость.

Относительно литургии…

Когда верующие собрались, и он стал читать незнакомый текст, митрополит, само собой, сделался поначалу мрачен как туча, но отступать было некуда. По ходу, уразумев, куда ветер дует, архиепископ решил, что так даже лучше будет, и закончил воскресную проповедь довольный собой. 

С криками «Бей мусульман» прихожане покидали Печерскую Лавру. К их услугам боевики Ляшко подкатили автобусы, и поехал возбужденный народ громить мечети Киева и кварталы правоверных.

Ничего не сказал своему секретарю архиепископ Дуренко, сам возбужденный от литургии – посчитал, что и так должно быть. И так было лучше во всех отношениях. Бедных католиков за месяц прошедший изрядно раскольники потрепали. Пора за других браться – задать перцу последователям Аллаха. Митрополит против такого расклада не стал возражать.

Благословляя толпу на новую бучу, его высокопреосвященство подчеркнуто не торопился. Его речь его звучала и громко, и внятно...  

Вечером воскресного дня, когда из Киева пришло сообщение о мусульманских погромах, высший политсовет Фонда Правосудия собрался у камина.

- Начнем, - коротко кивнула Ольга Алексеевна. – Но Саня должен нам рассказать поподробнее, что он знает об агенте Груне. Интересная личность!

- Извините, - прервала племянницу Нина Николаевна, слегка улыбнувшись. – Мы с Кристиной займемся своими делами. На плите вскипел чайник под кофе и чай, минералка есть в холодильнике.

- Что? – растерялся Готовцев, сбившись с мысли, но прежде чем он успел что-то сообразить, Оля сказала тёте: «Спасибо» и благодарственно кивнула.

Мама – папа: один – ноль, с удовольствием подумала мелкая, заметив, что физиономия отца стала краснее, чем обычно.

Свой о Груне рассказ Саня начал издалека – при каких обстоятельствах он познакомился с Сергеем ГРУ? Как долго они знакомы?

Переписываются в инете около двух лет. Готовцев ещё крутил баранку на фуре, а Груня писал тогда своим городом проживания – Вавилон. Был очень красноречив в рассказах о персидской культурой, а Саня живописал романтику дорог. На том и сошлись…

- Говорил, что на пару лет старше меня, И мечтает стать ученым-востоковедом. Из простой семьи, пробивается сам – заочно учится в Киевском университете. Позапрошлым летом скопил немного денег, чтобы на каникулах съездить в Ирак.

- Как часто встречались? – спросила Ирина.

- Ни разу. Лишь виртуальное общение. Он очень одинокий чкловек, - пояснил Готовцев. – У него почти нет друзей. Как часто мы общались? До того, как появились общие дела – ну, может быть, раз в месяц.

- Раз в месяц, - повторила Ирина с явным сомнением в голосе.

- Однажды я обратился к Груне за помощью. И он нашел человека, помогшего нам с Олей пересечь линию фронта. За немалые, конечно, денежки.

- А с этом помощником вы встречались визави?

- Ну, разумеется, - улыбнулся Саня и кивнул головой. – Он проводил нас до Харькова. У него было удостоверение сотрудника СБУ. По национальности латыш. И по-русски говорит лучше украинского. За услуги нам рассчитался с ним Груня. Там было чем поделиться. Я перечислил на указанный в Яндекс-мани счет миллион рублей. Сколько отвалил ему Сергей ГРУ, мне не известно.

- Спасибо, нам не интересны такие подробности, - мрачно буркнула Оля.

- Это очень приятно слышать, - доброжелательно улыбнулся Саня.

Слышала бы мелкая, подумала – мама – папа: один – один.

Ирина:

- Больше друзей Сергея ГРУ ты не знаешь?

Готовцев погрузился в размышления

- Боюсь, мне нечего добавить, - сказал, наконец.

- Почему? Столько дел на счету агента – он не мог все это проделал один.

- Груня упоминал как-то банду подручников, которых называл «агентами смерти», но никого конкретно. 

«Агенты смерти» Саня произнес, как бы пробуя слова на вкус.

- И что? В чем проблема? – спросила Оля Иру.

- Можно поднять статику – за что и сколько оплачено Груне?

- И что это даст?

Супруги Готовцевы уставились на герцогиню, но та, похоже, не обратила на это никакого внимания.

- Возьмем хотя бы последнее дело Груни, - учительским тоном произнесла Ирина Викторовна, заговорщически улыбаясь. – Я совершенно уверена, что Сергей ГРУ не имеет никого влияния на архиепископа УПЦ Дуренко. Тем менее, он им вращает, как шахматной фигурой. Как это может быть?

Кто ж его знает, подумала Ольга и промолчала.

С вами, заумными, с ума сойдешь, подумал Саня – что одна, что другая.

Была бы мелкая в кампании, с удовольствием  присудила очко тете Ире.

Если бывшая журналистка Оливия Харрис хотела узнать, как студент-проходимец и учёный-недоучка, скрывающийся под ником «Сергей ГРУ» на сайте «В другу друзей», заимел авторитет в глазах киевского митрополита УПЦ, ей надо было спросить у него самого. А что касается круга друзей, среди которых она сидела сейчас, вряд ли они могли сообщить что-нибудь ей.

- Вряд ли между ними существуют родственные связи, - в голосе Ирины Викторовны неожиданно зазвучали элегические нотки.

- Здесь политика, какие могут быть связи – добавил Саня.

- О чем вы вообще общались на сайте? Женщины были в ваших диалогах? – хитро спросила Оля.

- Извини? – Саня словно бы не понял вопроса.

- Мы говорим о Груне, - напомнила Ольга Алексеевна. – Что вы с ним говорили о женщинах? У него они были?

- Ты имеешь в виду интимные отношения?

- Вот-вот, - почти нежно сказала Оля. – Я имею в виду сексуальные контакты, ну, ты же сам понимаешь.

- Нет, - покачал головой Саня, - насколько я помню, о женщинах мы разговоры не вели. В этом смысле…

- Но это не значит, что он ни с кем встречался, - заметила Ира.

- Мне кажется, женский вопрос его не интересовал.

- То есть, он женщинами не интересовался? – переспросила Ирина.

- Нет, - заверил Саня.

- А мужчины? Мужчины его влекли.

- Насколько я знаю – нет, - сдержанно сказал Готовцев. – По крайней мере, мне он никогда ничего подобного не говорил.

- И не возникало сомнений? – настаивала Ира.

- Мужик про мужика кепсько не скаже, - блеснул Саня знанием украинского языка, пряча улыбку,

- Что? – удивилась его названная сестра.

- Мужик про мужика скверно не скажет, - перевел Готовцев.

Значит, не хочет говорить, удовлетворенно решила бывшая журналистка «Гардиан» и задала совершенно другой вопрос:

- А что, если прямо спросить Сергея ГРУ – как и чем он укротил митрополита?

Вмешалась Оля:

- Так он тебе и расскажет, чем на хлеб зарабатывает! А если скажет, то за большие деньги. И вдобавок наврёт. Придется эту тайну ему оставить, и восхищаться – вот это парень! Высший мировой класс прохиндея! Давайте лучше обсудим, как помочь бедным мусульманам и что можно за это с них поиметь на наше правое дело. Ведь не бедный народец – нефтедобытчики…

Оставив Груню в покое, с большим воодушевлением принялись говорить за деньги.

Остаток вечера посвятили обсуждению финансовых вопросов, которые заняли куда больше времени, чем они рассчитывали.

- Пора закруглятся: утро вечера мудренее, - сказал Саня, заботясь о беременной жене.

Дело шло к полуночи, когда Ольга первой отправилась в душ.

Если Сергей не врал относительно своих отношений с Готовцевым, то они удивительным образом напоминали дружбу. Они были знакомы больше двух лет, последние девять месяцев из которых общались на деловой основе. А вот в первые полтора года их знакомства все было по-другому. Они пикировались по вопросу «Россия – Украина: кто круче?» Каждый отстаивал свою точку зрения. Но потом их дороги сошлись на финансовой почве.. Груня оказал Сане услугу, поверив на слово. И Готовцев рассчитался сполна.

Так что внешняя пикировка их сошла на нет, и остались только лишь деловые отношения. Саня бы так не сказал, но для Сергея он стал истинным другом, проверенным и близким.  Да и у Готовцева, если хорошо покопаться в душе, можно найти гнездышко Груни. И как часто бывает в таких случаях, они очень походили друг на друга во всем, что касается дела. Характерами, конечно, различались, однако это было несущественно.

Их самой примечательной общей чертой было то, что и Саня, и Груня среди своих знакомых характеризовались деловыми люди. Кроме того, они были героями приключенческих баек разной степени достоверности. Оба любили танцевальную музыку и простую еду.

И при этом, конечно же, они были разными.

Если спросить Сергея, готов ли он закрыть грудью своего друга-москаля от предназначенной тому пули, Груня осклабиться бы по-волчьи и сказал, что такая возможность практически исключена, потому что он всегда выстрелит первым.

Если тот же самый вопрос задать Сане, он бы уклончиво улыбнулся и сказал, что такие сантименты ему не по вкусу, а вот если Серега попросит взаймы денег на новую машину, он, ей богу, даст, не задумываясь.

Впрочем, надо сказать, Саня не знал цену деньгам и для близких людей их никогда не жалел.

В тот же вечер Сергей пригласил Бородавку в итальянский ресторан.

- Заказывай, что хочешь, - сказал бывший похититель, передавая Юрию Николаевичу меню. – Я плачу.  

- Спасибо, любезный, - поблагодарил секретарь митрополита. – В таком случае мне большую кружку пива и сто граммов виски, пока размышляю, что бы поесть.

Их нечастые встречи напоминали некий ритуал. Сначала обмен криминальными новостями – погромы, драки, осквернения святынь, чинимые раскольниками в Киеве. Закусив, они переходили к перемыванию косточек идиотов у власти – начиная с Зеленского и кончая его высокопреосвященством. И только в конце – под кофе с коньяком и десерт – речь ходила о личной жизни. Оба холостяки, они с удовольствием говорили о женщинах – знакомых или о тех, кого они ещё надеялись повстречать.

Сегодня у Юрия Николаевича была в запасе важная новость, но он все равно не стал нарушать заведенной традиции. Ещё дома наметил, что расскажет о своей проделке с литургией для митрополита за десертом. Так тому и быть…

Однако вышло все по-другому.

В последнее время служба в Лавре для секретаря митрополита носила несколько факультативный характер. Его все меньше и меньше стали загружать прямыми обязанностями, освобождая время для написания воскресных проповедей митрополиту – что он делал с обычной для него добросовестностью.

Митрополит, подогреваемый депутатом Ляшко, зажигал раскольников на массовый беспредел, и красноречие секретаря Бородавки было для архиепископа некой точкой опоры, символом стабильности в постоянно меняющемся и ненадежном социальном обществе.

В общем, работы Юрию Николаевичу хватало. На данный момент он трудился по молчаливому согласию патрона над циклом проповедей, направленных против мусульман.

- Ну, расскажи, что там у вас делается, в коридорах духовной власти? Или все наглухо засекречено? – спросил Сергей после первой рюмки водки под запеченные анчоусы.

Наверное, селедки не было, подумал Юрий Николаевич. Впрочем, все равно чертовски вкусно.

- Ничего особо секретного нет, - сказал Бородавка. Он говорил на неторопливом, даже задумчивом полесском наречии. – Смотри телевизор и читай газеты. Хотя, конечно, мы живем в довольно неспокойное время. Контрнаступ наш захлебнулся. На всех телевизионных каналах одно и тоже – потоки беженцев с Незалежной.

- Вот тебе и помощь Запада, - довольно усмехнулся Сергей. - Подумать только, сколько бабок угрохали,

- Да уж,… Собственно говоря, вовсе не надо было быть оракулом, чтобы предсказать, что рано или поздно это произойдет. Но уж очень быстро… На мой взгляд , даже слишком быстро, - сказал Юрий Николаевич, улыбнулся и огорченно показал головой, хотя вид у него при этом был весьма довольный.

- Да, - согласился Сергей. Ему вовсе не хотелось ввязываться в политический спор. – Теперь бы хватило сил ВСУ удержаться на прежних рубежах.

- Это верно, - сказал Бородавка, - хотя президент считает, что всё ещё может измениться к лучшему.

И все же они говорили о политике довольно долго – хватило на большую порцию маринованных свиных ножек с чесноком и соусом. И только когда Сергей спросил, чем сейчас занимается Юрий Николаевич, разговор вернулся в привычное русло.

- Мусульманами, - сказал секретарь митрополита, и ему показалось, что в глазах собеседника промелькнуло несколько больше интереса, чем следовало.

- Я бы с удовольствием поменял магометан на жидов, - сказал Сергей и быстро добавил с улыбкой. – Еврейские погромы в крови у наших предков. Эту кашу нам вовек не расхлебать. Всю жизнь будем враждовать. С этим и в могилу положат, Вот там, возможно, мы и помиримся.

- Придёт их черед, дай срок! – отозвался Бородавка.

- Отличный расклад! – воскликнул Сергей. – Но не торопись, мой друг, на жидов напускаться – в страхе держи, а потроши мусульманам.

Руки решил погреть – вдруг подумал Юрий Николаевич о приятеле. Он уже догадался, что вымогательство у верующих и есть настоящее дело Сергея. Для этого он понадобился.

- Существуют кое-какие трудности, - признался секретарь митрополита.

- Расскажи, - попросил Сергей. – Только давай о главном, не будем размениваться на поповские мелочи!

Последнюю фразу произнес весело, словно кого-то пародирую.

- Его высокопреосвященство, - ухмыльнувшись, сказал Бородавка.

- Твой патрон? А что с ним не так?

- Я без его высочайшего разрешения подложил в папку для воскресных литургий свой новый материал, направленный против мусульман, и архиепископ его прочел, ни где не запнувшись. Паства отправилась громить последователей Магомета, а он и слова мне не сказал...

- О господи! – с чувством воскликнул Сергей. – Выходит, ты можешь вертеть митрополитом Киевским? Чудны дела твои, Господи!

- Он почему-то решил довериться мне.

- А он так решил? Или просто привычка читать все, что тобой написано. Или есть какие-то причины?

- Ломаю голову. 

- И? – Сергей наклонился поближе е Борадавке.

- Знаешь, шестое чувство. – Юрий Николаевич пощелкал пальцами. – Мне кажется, эта история гораздо сложнее.

- Ай-ай-ай! – Сергей предостерегающе поднял палец вверх указательный палец. – Не забывай, Юрий Николаевич, никогда не следует усложнять. Ответ должен быть прост – все в руках Божьих!

- Мне кажется, и его высокопреосвященство также подумал. И литургию в папке подменила божественная рука.

- Надо этим воспользоваться. Думаю, можно срубить большие бабки.

- Деньги – это вполне вероятно, - согласился Бородавка.

Он покачал головой и поднял бокал с вином.

- Подумать только! – весело воскликнул Сергей и уточнил новую цель. - Ты попридержи митрополита на теме мусульман, а я среди жидов пошукаю – оба будем с деньгами. 

- Вот именно, - сказал Юрий Николаевич неопределенно.

Сергею не понравилось его настроение, Он резко переменил тему. :

- Хочешь, я тебя познакомлю с одной девицей?

- Симпатичная? – спросил Бородавка. – Я имею в виду девицу. Она симпатичная?

- Да… Можно сказать, красавица. Чуть тоща, на мой вкус, но это дело наживное.

Разумеется, симпатичная, подумал он о сокурснице Ане Хатке – очень привлекательная девушка, и не её вина, что она не моем вкусе.

- Тощая сноха мама не понравится. – высказал свое мнение Юрий Николаевич.

- Зачем сразу маме показывать? Подружите, подкормитесь… Как насчет десерта?

На десерт они закали торт.

Сергей попросил принести ему бокал итальянского десертного вина.

Поскольку пиво не лучшим образом сочетается с тортом, Бородавка заказал коньяк.

Сергей, похоже, был в прекрасном настроение. Он всегда приходил в хорошее настроение, когда речь заходила о возможности заработать .

Юрий Николаевич чувствовал себя спокойным и собранным, несмотря на волнующую важность задуманных событий. Решающий шаг в моей жизни, высопарно подумал он. Секретарь митрополита решил взять деньги, выморщенные шантажном у бедных евреев, и жениться.

Все так слагалось, как и рассчитывал Сергей.

Юрий Николаевич к этому времени уже достаточно созрел для того, чтобы выслушать предложение, и разогревать его дополнительно не было никакого смысла.

- Кстати, ты прекрасно выглядишь, - заметил Сергей. – Похудел, что ли, или начал тренироваться.

Чего не скажешь, чтобы порадовать нужного человека.

- «Тренироваться»? – удивился Бородавка.

- А это что? – Сергей показал на заклеенный лейкопластырем безымянный палец на левой руке Юрия Николаевича. – Что с пальчиком? Штангой прищемил?

- Вон ты о чем! – секретарь митрополита кивнул понимающе и поднял руку. – Пальчик! Нет-нет, это не тренировке. Это бытовая травма.

- А надо бы подзаняться! – Сергей с заботой. - Ты мало двигаешься и кладешь с пробором на мои советы.

- Никогда не чувствовал себя лучше, - заявил Борадавка.

- Стало быть, пора жениться. А деньги будут. Пошли, я тебя познакомлю с твоей невестой. Тебе гривен занять? Будет на что колечко купить в подарок. - улыбка Сергея светилась довольством.

Бородавку порядком развезло от коньяка под десерт. Он заявил, гордо вскинув голову:

- Все эти обручения для трусливых и нерешительных типов.

- Ты что, собрался сразу жениться? – удивленно спросил Сергей, делая ударения на каждом слоге.

- Иес, - мужественно ответствовал Юрий Николаевич.

- Не может быть! Скажи, что шутишь. 

- Так мы идем знакомиться или нет?

- Конечно, пойдем. Доедай торт. А может, сюда её пригласим?

- Я захмелел, мне надо провериться.

- Доедаем, допиваем, и пошли. На свежем воздухе протрезвеешь…

Юрий Николаевич пришел домой очень поздно. Нельзя сказать, чтобы пьяный, но и не трезвый – изрядно подшофе.

- Похоже, неплохо провел время, - буркнула мама.

- Да-да, - стараясь говорить спокойно, ответил сын.

- Твой новый друг пригласил?

Ну как ей объяснить? Как назло именно сейчас, когда надо, ничего не приходило в его бедную голову.

- Нет. Случайно подвернулся…

На этот раз Сергей решил не рисковать. С утра он позвонил в синагогу Бродского и договорился о времени встречи с главным раввином Украины и Киеве Моше Асманом, представившись поверенным в делах архиепископа Дуренко. В назначенное время приехал на такси.

Их встреча состоялась в дорого, а вернее сказать, роскошно остановленном офисе Асмана. Разговор потек легко и непринужденно. Так и должно быть, когда встречаются два светских человека, пусть даже и с различными религиозными убеждениями.

Моше Асман оказался очень приятным мужчиной. Он был в рубашке и брюках. Черный пиджак висел на спинке кресла. Крепко сложенный, с редеющими волосами – мужик в самом соку.

Раввин пошел на контакт охотно и искренне. Моментально врубплся в предложение Сергея. Когда тот озвучил предполагаемую ему сумму за услуги, Моше откинулся в рабочем кресле, подмигнул собеседнику и сочувственно покачал головой.

- Могу себе представить, сколько вам потребуется усилий, чтобы удержать бесчинствующих раскольников от погромов. Они весь Киев готовы обратить в поле битвы. Вот по ком фронт плачет…

Сам раввин вполне допускал, что молодой человек, к нему заявившийся, вполне мог обладать какой-то властью над неуравновешенным митрополитом Киевским. Он склонялся к решению – лучше платить понемногу шантажисту, чем стать жертвой погромов раскольников. Очень возможно, гость был тем, кем представился – человеком Дуренко. Их жертвами уже стали РПЦ, католики и мусульмане, которые отказались платить шантажистам. Отказались платить – поплатились. Время такое. Не надо скупиться…

- Считайте, что мы договорились, - Моше Асман криво улыбнулся. – Еженедельные взносы со всех синагог. Прожил семь спокойных дней – заплатил. Воскресенскую проповедь митрополита Киевского без эксцессов пережил, в понедельник рассчитался. Правильно я понимаю я политику партии? Осталось только счет указать для перечислений. Или вам лучше наличкой?

И этот вопрос был улажен. Время прощаться, но…

- Слышали новость? Наша пресса молчит, но москали сообщили: Зеленский предложил Залужному пост посла в Англии. И генерал согласился…

Асман покачал головой:

- Ну, теперь Залужный кончился как политик. А народ на него надеялся.

И они заговорили о политике.

Веселый мужик, с симпатией подумал Сергей.  И богат – чего не скрывает.

Потом речь зашла о доходах культовых учреждений в Киеве. По мнению Асмана, ничего странного в том нет, что еврейские общины живут богаче всех остальных. Ведь их прихожане, в основном, зажиточные люди.

- Не придумывайте сложности там, где их нет, - сказал глпаный раввин Украины. – И на поражениях на фронте можно зарабатывать. Главное, с умом вкладывать деньги.

Почему он не мой приятель? – с тоской подумал Сергей.

- Мы, евреи, довольно бережливый народ, - продолжил Моше Асман. – У каждого припасено на черный день. Кстати, мой вам совет: избегайте сберегательных счетов – это чистый грабеж. А вкладываться в акции украинских предприятий себе дороже.  Лучше в землю. Да и то вопрос..

Сергей на это подумал – раввин, а рассуждает, как банкир.

- В Донбассе и землю, и шахты национализировали. И очень возможно москали к нам придут. 

- Деньги никогда не бывают лишними. – Асман довольно хмыкнул. Судя по его виду, уж он-то знал, о чем говорит. – Не хотите рисковать, попридержите на руках, только в надежной валюте.

Этот парень мне определенно нравится, подумал Сергей. Он и плату обещанную вносить будет вовремя, без задержки, да еше даст совет, как её разумно распорядиться деньгами.

- Вот так, - сказал Моше Асман и поглядел на часы. – Приятно было познакомиться, хотя причина не из веселых. Если это все, у меня ешё дела. В мире куча денег, и все должны попасть в нужные руки.

Он подмигнул Сергею.

Все? Нет, не все.

- Еще один, чисто риторический вопрос – где вы были в воскресенье в полдень?

- Это когда хулиганы громили город?

- Когда раскольники УПЦ воспитывали мусульман. Показательные, так сказать, выступление.

- Я был на Шабате в Лондоне. Задержался. Узнал о бесчинствах из газет. А вы к чему вы это говорите?

- Чтобы запомнили урок...

Ну, не мог Сергей уйти просто так, не испортив жиду настроение.

Дома засел за компьютер, изучать самые важные факты биографии Моше Асмана – должен же он знать типа, с которым столкнула его судьба: что от него ожидать можно, а чего нельзя..

Михаил Аронович Асман родился в городе Ленинграде 14 марта 1966 года. Прадед по материнской линии Нахман Асман проходил обучение а Любавичах, а прадед по линии отца был известным литовским раввином. В годы советской власти пропагандировал ценности иудаизма, за что неоднократно привлекался. Из-эа частых арестов держал в прихожей чемодан с самым необходимым в тюрьме.

В 1987 году, после женитьбы на Хане Зушивне (Анне Феликсовне) Любарской, уехал в Израиль, где продолжил обучение в Иерусалимских «Шамире» и «Мерказе Гутник». Параллельно с учебой возглавлял «Бейт Хабад» для русскоязычных евреев. Работал помощником раввина. По окончании обучения получил звание раввина.

В 1991 году был отправлен на Украину, где к 1995 году работал по программе «Спасение детей Чернобыльской зоны». В том же 1991 году стал председателем еврейской религиозной общины Хабад Любавич города Киева. С 1997 года стал главным раввином Киева и области, а позже главным раввином Всеукраинского еврейского конгресса.

11 сентября 2005 года на собрании представителей всех регионов Украины был избран главным раввином Украины.

Работает в синагоге Бродского. За благословением на материальное благополучие и рождение детей к нему приезжают люди со всего мира. Благодаря этому «Мафтир Йона», читаемый в синагоге Бродского, был продан за рекордную сумма. Это событие нашло своё отражение в книге рекордов Гиннеса.

Моше Асман отличается общительностью характера – у него масса друзей по всему миру. Члены общины утверждают, что главный раввин очень популярен.

Финансовое положение Асмана весьма благополучно, если принять во внимание сравнительно небольшую зарплату раввина. На счете в одном из швейцарских банков значилась сумма в несколько миллионов долларов. Помимо этого – акции и наличные деньги в обороте, объемы которых никто не знал доподлинно. Кроме владельца, конечно.

Все указывало на то, что главный раввин Украины и Киева не брезговал на досуге биржевой игрой.

Вот вкратце все, что удалось раздобыть в виртуальном пространстве.

Сергей не сомневался, что хитрый жид и его поборы с синагог обратит себе  на пользу. Сомнений по этому поводу у него не возникло.

Окрыленный первым успехом, решил поделиться информацией с Бородавкой.

У Сергея были далеко идущие планы, и он решил не крысятничать.

Зная, что Юрий Николаевич любитель пива, после работы  пригасил его в попутную забегаловку.

Поведав некоторые нюансы встречи с Моше Асманом, Сергей вздохнул глубоко и уставился в потолок.

За столиком наступила тишина.

Наконец, Бородавка,  переварив услышанное, решил, что пора высказаться.

- Я не думал, что так все просто.

- Пока Дуренко дурит раскольникам головы, мы с вами короли в этом городе.

- А если шлея под хвост попадет, и накинется на жидов.

- Твоя задача его контролировать, - с нажимом сказал Сергей.

Он почему-то бросил на Бородавку угрожающий взгдяд.

- А что я могу?

- Застрелить, его понесет ахинею.

- Вы дадите мне пистолет? – робея, попросил секретарь митрополита. 

И Сергей уже пожалел, что доверился Бородавке. Молча бы дал денег, и дело в шляпе – ни к чему трусливому человеку знать все подробности.

- А ты стрелять-то умеешь? – на всякий случай спросил с усмешкой.

Юрий Николаевич поборол приступ страха:

- Ну да, черт возьми, причем без промаха. Да все ясно – его высокопреосвященство испытает свою судьбу!

И Сергей, обеспокоившись, что Бородавка раньше времени начнет расправу над своим патроном, решил пистолета не давать. И ещё остерегся вводить Юрия Николаевича в свои дальнейшие планы.

В дальнейшем Сергей решил действовать один. И хоть секретарь митрополита творил главное орудие шантажа, в практических делах  от него проку не было.

Ожидая начала новой недели и финансовых поступлений от главного раввина Украины и Киева, мастер шантажа прикидывал на каких биржевых операциях можно заработать максимальную сумму. Но даже брокера не сумел выбрал. Решил попросить совета Асмана.

Жуть какая, думал будущий бизнесмен, просматривая бесконечные колонки брокерской отчетности.

От нечего делать, стал просматривать снимки Моше Асмана, которые находил в инете – от улыбчивого мальчика в детстве до жизнерадостного раввина, которого почитает вся еврейская община Украины.

Бедняга, грустно подумал Сергей – прирожденный банкир и вдруг раввин.

Одна фотография попала на глаза. Снимок сделан летом. Трое молодых людей, лет по двадцать пять, и маленькая девочка, не больше пяти лет. Зеленая трава, солнечные блики на воде. Все в рубашках с короткими рукавами, шортах и сандалиях. Двое весело улыбаются в камеру, третий выглядит более сдержанно. У девочки вид очень задорный, косички – как у Пеппи Длинный Чулок, веселая гримаса на мордашке.

Берег Днепра, начало 90-х годов, решил Сергей. Моше Асман держит девочку за руку. Нс смотря на разницу в росте и возрасте, они похожи. Черты лица, улыбка папина…

Сейчас у главного раввина большая семья. Девочка, должно быть, одна из старших дочерей. Евреи любят детей и всегда им рады.

Комментариев к фотографии нет.

От нечего делать, позвонил деду.

- Знаешь, чем я сейчас занимаюсь?

- Слушаю с все возрастающим интересом, - весело откликнулся Тарас Григорьевич.

- Рассматриваю фотографию маленькой девочки и хочу такую же. Отцовские чувства вдруг взыграли.

- Звучит неплохо, - согласился дед.

Далее они подробно обсудили личную жизнь старика. Федора похоронили, Марьюшка перебралась в дом деда, за пустующей хаткой приглядывают, надеясь горожанам на лето сдать.

- Свадьба будет? – прямо спросил Сергей.

- Больно ты тороплив.

- Женщины любят выходить замуж.

- Знаток нашелся!

- В грехе живешь на старости лет.

- На себя посмотри. Я хоть живу, а ты шляешься.

- Погоди, - остановил его Сергей, - не сбивай меня. Детей я уже хочу, осталось приучить себя к мысли, что моей квартире будет жить женщина.

- Я по себе скажу – масса удобств.

- А вот над этим мне надо ещё поработать, - невозмутимо произнес внук. – Что смущает? Ясно, как день, женщина займет много места – и в душе, и в квартире. Да как себя поведёт – а то начнет скандалить: успевай поворачиваться.

- Ты детей хочешь?

- Ну…

- Своих собственных или абы чьих?

- Собственных лучше?

- А ты как их заведешь без женщины. Не знаешь, откуда дети берутся? В школе, вроде, неплохо учился, - дед хмыкнул и добавил другим уже голосом. – А попробуй влюбиться: ты молодой ещё…

- Да ну тебя к черту, скажешь тоже!

- А жалею, что с Марьюшкой поздно встретились. У нас бы дети были…

- Старый греховодник!

- Не говори. А ты ищи, Серёга, свою Марьюшку. Найдешь – жить засияет, поверь, мне, старому.

- Не похоже! – внук, донельзя разочарованный в женщинах яростно тряхнул головой.- Жизнь научила меня быть человеком в высшей степени подозрительным и осторожным.  И в каждой бабе я вижу гадюку, способную вонзить в мою спину нож. Мне и сны такие же снятся. Как я могу пустить такую в квартиру?

- Жуткий случай, - посетовал дед.

 

 

 

Добавить комментарий