Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

Иерархия Тьмы

Иерархия Тьмы

02 Март 2024

Иерархия Тьмы. «Тёмные не спят». Однажды, в разговоре с приятелем, назову его Евгений, на вопрос «чем занимаешься», ответил, что интересуюсь...

Ганьба!

Ганьба!

01 Март 2024

«Ганьба!» Протезы придуманы для украинцев. Саня, естественно, был дома. Где же ему былко быть, как не дома, когда жена на...

ВСЛЕД ЗА ФРОНТОМ

ВСЛЕД ЗА ФРОНТОМ

29 Февраль 2024

Л. Ларкина. В С Л Е Д З А Ф Р О Н Т О М В репродукторах железнодорожной станции...

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема «Карма».

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема «Карма».

28 Февраль 2024

Всеобуч «Граней Агни Йоги». Тема « Карма». Часть первая. «Страшнее кармы зверя нет». От составителя. Давно это было. Лет 20...

ПО ФРОНТОВЫМ ДОРОГАМ

ПО ФРОНТОВЫМ ДОРОГАМ

27 Февраль 2024

Л. Ларкина. П О Ф Р О Н Т О В Ы М Д О Р О Г А М...

Пётр Первый  в порочности заблудшего  мира

Пётр Первый в порочности заблудшего мира

26 Февраль 2024

Пётр Первый в порочности заблудшего мира. Посвящаю памяти сестры Татьяны Лобачёвой-Херсоновой. От автора. Этой работой начинается серия публикаций под названием...

Протестанты

Протестанты

25 Февраль 2024

Протестанты Любопытство губит не только кошек. Тема, предложенная Стратием, манила деньгами. Но и с протестантами надо работать. Хоть разорвись. Приступая...

 

 

 

Л. Ларкина.

Б О Е В О Й   П У Т Ь  А Н Н Ы    О З Ё Р О В О Й

 

     Многие из нас ежедневно общаются с этой женщиной, когда  приходят  за   продуктами в один  из  крупнейших столичных  гастрономов.  

   И, расплачиваясь у кассы за покупки,                                                                       встречают  спокойный  и  внимательный  взгляд  кассира  Анны  Петровны Добрыниной. А вот о её фронтовой биографии, о том, что  Анна  Петровна в годы  войны была  снайпером, служила  в 173 Оршанской  Краснознамённой Стрелковой  дивизии  III Белорусского  фронта, знают только близкие товарищи  и  родные.

     Из  приказа  Наркома  Союза  СССР  от  21  мая  1943 года: «…25  июля 1943 года.  

   Сформировать на базе  женских курсов отличных стрелков, при Центральной школе  инструкторов  снайперского  дела  Центральную  женскую  школу  снайперской  подготовки  в составе  двух  батальонов… Отбор произвести из добровольцев  - женщин  в  возрасте  до  лет.  С  образованием не ниже  семи  классов.  Прошедших  обучение  в  снайперских  комсомольско-молодёжных  подразделений  всеобуча».

    Два года  и три  месяца  работала  Центральная женская  снайперская школа. За  это  время было сделано  три  набора  общей  численностью в  1885  человек.  Первым  её  начальником  стала  Нора  Павловна  Чегодаева -  выпускница  Академии  имени  Фрунзе,  участница  боёв  в  Испании,  воевавшая  на  Карельском  и  Волховском  фронтах.

    Самым  многочисленным  был  второй  набор  в  887  человек,  в  который  и  вошла  Анна  Озёрова. 24 июня  1944  года  в  одном  из  подмосковных  посёлков  женщины – снайперы  готовились произнести слова священной клятвы  на верность  Родине.    

    Позднее  оказалось,  что  именно  в  этот  день  у  деревни  Черёмушки  на  Псковщине  совершил  свой  беспримерный  подвиг  Александр  Матросов.   Впереди  ещё   были  шесть  месяцев  напряжённой  учёбы постижения тонкости снайперского искусства. Вот и  долгожданный  час - они  на  передовой!

     Как  принимали  девичье  пополнение?  Вот  что пишет об этом Герой Советского  Союза бывший командир  690  стрелкового  полка  139 стрелковой  дивизии В.  Гришаев:

   «Весть, что  к  тебе в полк  прибывает  новое  пополнение – из  самых  радостных  на  фронте. А если  в  полку  будут  служить ещё  и  снайперы,  комполка  должен  радоваться  вдвойне.  Накинул  шинель – и  в  штаб. Ну,  наконец-то  прибыло  пополнение, - думал  я,  теперь  легче  будет!  Быстрым  шагом  дошёл  до  школы.  Там, на заснеженном дворе,  и  выстроилось  передо  мной  пополнение  моего  полка.  Я, как  увидел,  в  сердцах  чуть  не  выругался  от  досады.  

   Стоят  на  притоптанном снегу девушки, шинельки  новенькие, ещё необмятые, лица розовые,  совсем  молоденькие… Что я с ними  делать-то  буду? Милые  вы  мои! А  у  самого – обида.  Хорош, думаю,  генерал,  подбросил  мне  пополнение… Что  ж,  приказ  есть  приказ, пополнение получено,  надо готовить  его  к боевой  работе…                                                                         

   Взялись они за дело. И я теперь, как  на КП приду, совсем другую  картину,  чем  раньше, вижу. Бывало, взглянешь в бинокль,  и  зло  берёт.  Фашисты  безнаказанно  по  своим  траншеям  разгуливают, днём  телефонную  связь  налаживают, и  боеприпасы  на  передовую  подносят. У  штабных  землянок  и  складов  запросто  на  виду  часовых  меняют. Не  прошло и  недели  с  тех  пор,  как  обосновались  девчонки  в  полку,  а  спокойствию врага конец  подошёл.  Любой  его  шаг  стерегли  меткие  выстрелы  снайперов…»  

     Боевое  крещение Аня  Озерова  получила  в  обороне.  Была  ранняя  весна.  Днём  снег  подтаивал  и  в  ложбинах  был  пропитан талой водой, как губка.  Немцы  тогда  ещё  и  не догадывались,  что  у  нас  появились  снайперы  и  спокойно  передвигались  в  полный  рост.  Анна,  как  и  положено,  вышла  с  напарницей  Александрой  Фёдоровой  в  4 часа  утра на  нейтральную  полосу.  Заняли  девушки,  высмотренные днём накануне удобные позиции, замаскировались,  разложили  патроны  и  стали ждать. 

   Томительно  тянулись  предрассветные  часы.  Вот  уже  затекли  и  замёрзли  ноги.  Пошевелиться  нельзя – демаскируешься. Наконец-то показался  человеческий  силуэт.  Выстрел. Через  некоторое  время  на  бугорок поднялся  второй  вражеский  солдат,  но  не  сделал  и  шагу – был  сражён  пулей  снайпера. По упавшему фашисту Анна  выстрелила  ещё  раз.  Тут  ещё  двое  немцев  оказались в поле зрения, но больше  она  не  смогла  стрелять.  На  глаза  накатились  слёзы.  Не  просто  было  простой  деревенской  девчонке  стать  солдатом…

     В бедной  крестьянской  семье  росло  четверо  ребят.  Тридцать  третий  голодный  год  унёс  отца,  а  в тридцать  восьмом - умерла  мать. 

   Аня к тому  времени окончила семилетку  и  уехала  в  Мичуринск  и поступила учиться  в  ФЗО  при  мясокомбинате. Только свыклась  с  городской  жизнью,  с  самостоятельностью, как грянула война.

    В  первое  время  часто  ей  снилась  родная  деревенька  Епанчино, с бегущей среди  луговых  цветов, речушкой. Едва Тысячи  её  сверстников  и  сверстниц  надели  военные  шинели.

   Среди защитников Родины и были её  два  старшие   брата.  Не  могла   Анна  оставаться в тылу и пошла добровольцем  на  фронт.

   Сентябрь 1944 года. «В сложных условиях  и  при  быстро  изменяющейся  обстановке  девушки-снайперы  проявляли  небывалую находчивость при выборе огневых позиций  и  показали  умение  метко  поражать  цель.  Член  Военного  Совета 3-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенант  Рудаков».  Это  выдержка одного  из многочисленных  писем  на  имя  начальника  Центральной  снайперской  школы. 

   За  лаконичной  формулировкой  письма стоит  многое – ежедневный,  тяжёлый, изнурительный труд, который невозможно  сравнить  ни  с  каким  другим  трудом  в  мирное  время.  Вот,  что  рассказывает  сама  Анна  Петровна:

 - Это  было  в  Пруссии.  Наши  войска вклинились на  несколько  километров  в  немецкую  оборону, но подкрепление  во  время  не  подошло  и  наша  группа  с полковым  знаменем  оказалась  на передовом  крае. Мы  узнали об этом  только  тогда,  когда на нас обрушился шквал  автоматной  огня.  Мы  оказались  в  маленьком  хуторе на краю леса. Справа от нас находился глубокий овраг и, чтобы  захватить нашу группу, противнику было  достаточно  пробраться  в  этот  овраг.

   Помню,  я  оказалась  у  одной  из  узких  щелей  огромного  сарая  рядом  с  молоденьким  лейтенантом.  Тогда  я  подумала, что этот бой  будет для  меня  последним,  но  страшнее  смерти  казался  плен. Застрелить  себя  из  снайперской винтовки невозможно,  и  я  попросила  лейтенанта  сделать  это,  как  только немцы  ворвутся  в  сарай.  «Не  горюй,  сестрёнка!- бросил  он – У  меня  есть  граната!» Мы видели, как фашисты группами перебегали  в  овраг,  усиливая  огонь,  а  потом  забросали  нашу  сторону  дымовыми  шашками.

   Когда  дым  рассеялся,  мы  заметили,  что  в лесу началось какое-то движение. Послали разведку.                                                                 

В это  время  девушки  перевязывали  раненых,  я  наблюдала  за  местностью,  а  лейтенант  прятал  полковое  знамя. И вдруг из лесу грянуло громогласное, родное: «Ура!». Это пришло подкрепление.  Линия  фронта  была  выровнена.  Трудно  передать,  какими  счастливыми были для  нас  те  минуты…

   Снайпер – это особый род  боевого  искусства.  Снайпер,  замерзая  в  лютую  стужу,  распухая  от  комариных  укусов,  часами  ждёт  свою  цель. Малейшее  движение  грозит смертью, особенно, когда  охота  идёт  на  вражеского  снайпера,  когда  перед  тобой хорошо обученный  противник.                                                                            

   В  жестоком  поединке  побеждает  тот,  у  кого  больше выдержки. Поэтому ранения у  снайперов  были очень  редкими. 

   За  малейшую  ошибку, демаскировку девушки  платили  жизнью.  180  женщин-снайперов  погибло  на  полях  сражений.  Но  ещё  более  многочисленные  потери                                                                      несли  гитлеровцы, которые долго не могли поверить в то, что им не дают покоя «фрау» и считали, что на передовую  прибыли  сибирские  стрелки. Только  в  «охоте»  женщины-снайперы  уничтожили  более  дивизии немецких солдат. А                                                                                    сколько  им  приходилось ходить  в  рукопашную, выносить раненых с поля боя, помогать  разведке, обнаруживать  доты, огневые  точки… 

     Бывали в суровой  фронтовой  жизни   и  смешные  эпизоды.  Вот  один.  Однажды  её напарницу срочно вызвали в штаб, и на задание пришлось  идти  одной.

    Ночь. На  фоне недавно  выпавшего  снега,  ещё  не  тронутого  разрывами  снарядов,  чернел  кустарник да редкие стволы деревьев. Пройти предстояло около четырёх с лишним километров. Анна  благополучно  добралась  до  намеченного  рубежа  и  только  приготовилась выбрать подходящее  место  для  маскировки,  как  заметила  впереди  за  кустами  двоих,  стоящих  друг  против  друга  и  загадочно  молчащих.  Кто  это?  Свои  или чужие? Девушке были видны только  ноги,  а  всё  остальное  было  скрыто  густыми зарослями  кустарника. «Сколько  же можно так  стоять? Ведь время  летит! – нервничала  Анна – так  и  рассвет начнётся, и я замаскироваться не успею». Решила незнакомцев застать врасплох. Вскочила  с  криком: «Руки  вверх!  Кто  здесь?»  В  ответ- тишина.  Хорошо,  что  до  немецких  окопов  было  далеко – не  услышали.  А  те  двое – как  стояли,  так  и  стоят.  Тогда  девушка  стала  бесшумно  продвигаться  вперёд. За кустами… стояла лошадь и спокойно дремала.

    От столь  мирной  картины  девушка чуть не разрыдалась с досады. Придя в себя, она ласково потрепала  конягу  по  холке  и  тихонько  прошептала:  «Уходи,  милая, тут тебя убьют».

   Направив  виновницу происшествия  в нашу сторону. А вечером в прифронтовой землянке было столько смеха, что хоть колокольчики на  уши  вешай.

    Настал долгожданный конец  героической  схватки советского  народа  с гитлеровским  фашизмом.  Пришла  долгожданная Победа.  Взвод  девушек возвращался  на  Родину. «Но  снайперские  винтовки  были  при  нас» - вспоминала  Анна  Петровна. – Мы  ждали отправки  на  японский  фронт.

   Когда  военный  состав  пересёк  границу  и  девушки  впервые  после  долгих  лет,  ступили  на  родную  землю,  сколько  было  радости и ликования.

   Было это под городом  Львовом.

   Мы расположились  у небольшого  лесного  озера  и  принялись стирать своё нехитрое  обмундирование,  купаться.  И  вдруг: «Снайперы!  В  ружьё!» В  первую  минуту  мы  подумали,  что  это  просто  учебная тревога,  продолжали  дурачиться  и  со  смехом  натягивали  свои  мокрые  гимнастёрки,  которые  прилипали    и никак  не хотели нам подчиняться.

   Но  на  построении нам объявили, что  недобитые  полицаи  убили  связиста.  Нужно  было  прочесать  лес.

    Фашистских  приспешников  было  четверо и все они  не  ушли от  расправы».

    Много лет прошло  с тех  пор. Анечка – снайпер  давно  уже  стала  бабушкой,  но  не заросли травой забвения  воспоминания  боевой  юности.  Она  призналась,  что и сейчас ей снятся сны,  в  которых  она  всё  ищет  свою  снайперскую  винтовку  под  номером  2526,  снимает вражеских «кукушек»,  идёт в рукопашную, выносит  раненых  с  поля  боя.

    На  её  боевом  счету  24  убитых  врага…       

   Только  в  августе  1945  года,  после  демобилизации  вернулась  Анна  Петровна   в  Мичуринск.  Узнала,  что  один  её  брат  погиб  за  Родину,  а  второй  был  тяжело  ранен  в  бою  и  стал  инвалидом.     

                              

Добавить комментарий