Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

ЗИМНЕЕ УТРО

ЗИМНЕЕ УТРО

27 Январь 2022

К. Еланцев. ЗИМНЕЕ УТРО Вспыхнет солнце лучом, но земля ещё холодом дышит, Дятел дробью пройдёт по владениям дальних глубин, Воробьи,...

Вилла «Карибы»

Вилла «Карибы»

27 Январь 2022

Вилла «Карибы» Женщина опасна для каждого рая. /П. Клодель/ В то утро правящая династия собралась в Гавану. - Кто с...

Варадеро

Варадеро

22 Январь 2022

Варадеро И если ты любил в своей жизни женщину или страну, считай себя счастливцем, и хотя ты потом умрешь, это...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

22 Январь 2022

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Гавана

Гавана

20 Январь 2022

Гавана А давай улетим на Кубу! По песку босиком. Вдвоём. И закурим сигары «Коиба». «Че Гевару» вместе споём! / Grazia/...

Гости столицы

Гости столицы

18 Январь 2022

Гости столицы Чем ближе к Москве, тем дороже помидоры. Весь путь наш от санатория «Урал» до железнодорожного вокзала «Челябинск» отмечен...

Естественный отбор

Естественный отбор

13 Январь 2022

В. Шабля. Естественный отбор (1932 год, май. Томаковка) Сегодня Петя с Колей возвращались из школы вместе. Первый шёл чуть не...

 

 

 

Выбор цели

 

«Путешествие – это самое главное».

/ Гомер/ 

 

Поворочав немного мозгами, Сергей Максимович решил, чем он будет заниматься, ближайшие тридцать лет болтаясь в НЛО.

- Ставлю задачу, Варвара – за эти годы ты должна меня сделать самым богатым человеком Земли. Как? Обучу своему ремеслу. А я ничего не умею другого, как играть на бирже, торгуя акциями. То есть продавать и покупать их будет банк, а мы только отдавать команды – что конкретно и в каких количествах. Мой опыт и своя собственная метода уже сейчас дают мне возможность безбедного существования. Я расскажу тебе все сейчас…

Петров перевел дух и отхлебнул минералки.

- Я выбрал несколько фирм из числа непотопляемых – то есть те, которые никогда не разорятся и никогда не прекратят своего существования. Без риска. Перечисляю – Газпром, Сбербанк, Лукойл, НорНикель и Новатэк. Играю тоже спокойно, не скатываясь в крайности…

Откинувшись в кресле, Сергей Максимович сменил тональность речи:

- Я когда Плехановку закончил, один остался на белом свете. Наследство получил. Продал недвижимость. Акции купил – вот этих фирм по пятьдесят штук. И стал играть…

- Проста метода, - Петров развел руками. – Как только закончились торги недельные, я смотрю – чья котировка ниже. Ну, в смысле, кто в упадке. И дальше включаем общеизвестный принцип – покупаем то, что все продают, и продаем то, что все покупают. В моем случае я делаю так – от четырех фирм из списка, у которых дела немного получше, отстегиваю десять процентов и продаю. На вырученные деньги покупаю акции той, дела которой из рук вон плохи. Покупаю с надеждой, что рано или поздно всё поправится, и я буду в выигрыше из-за разности цен. Догоняешь?

- Да понятно все, - беспечно ответила Варька.

- Такой метод называется пассивная игра. Но даже так я сумел в первый же год удвоить сумму. Не трудно посчитать – имея миллион в рублях, за шесть лет запросто можно стать долларовым миллионером. Но надо же ещё существовать…

Петров глубоко вздохнул и минералочки хлебнул. Курить пытался бросить, настроившись на деловую жизнь – слюна давила. И чтобы не плеваться, Сергей Максимович газировкой прочищал полость рта.

- Дальше пойдем. Деньги тратил я в основном на путешествия – молод был, хотел посмотреть мир. Потом как-то все приелось – Багамы, Мальдивы… Разве что от Кубы остались положительные впечатления. Отсижу срок, туда перееду жить…

- Чего же ждать? Найдем местечко поукромней для «Незабудки» и отдыхайте на пляжах.

- А что? Давай так и поступим.

- Вот ночью и приступим. Отсканируем из космоса весь остров да где-нибудь и притулимся.

- Хорошо. Но сперва закончим с делом. Здесь нет мне заморочек с проживанием. Ну а на девочек – заведу лимит. Короче – экономить буду. Но это мое мировоззрение. Твои-то горизонты гораздо шире. Тебе, наверное, по силам активная игра – когда искусственно создаются ситуации большого спроса и паники на бирже. Я в эти дела не лез – без риска-то спокойней. Ну а тебе с твоим умом грех погоды ждать у моря. Короче, Варька, даю добро или команду… вобщем делай что хочешь, но чтобы деньги у меня были. Огромные, немыслимые деньги…

- Куда вам столько?

- Поживем – увидишь… А пока… Как говорил один генсек: «Цели ясны, задачи поставлены – за работу…», Варька! Уф! – Петров опять откинулся в кресле с видом Геракла, совершившего подвиг.

- А вы будете сибаритничать?

- А я буду думать на перспективу.

Добавить надо, за эти дни Петров, освоившись на «Незабудке», стал позволять себе намеки на превосходство перед Варькой – он, де, человек разумный, а она искусственный хоть и интеллект. Разговаривал с компьютером как старшина стройбата с новобранцем. Звал «салагой», «губошлепкой»…

Но как только Максимыча накрыл деловой настрой, общение пошло вполне культурное. И даже извинился человек перед компьютером за одно резко сказанное слово.

Коснувшись юности своей в разговоре с Варькой, Петров в воспоминания погрузился – до дрожи, запахов и ощущения на коже ветра перемен…

Максим Сергеевич увидел себя мальчишкой на даче, которую потом продал – знакомой по детству каждой травинкой, пробивавшейся сквозь каменные плитки дорожек. Отличная погода с авансом на тепло. Парнишка идет по тропинке вокруг большого, знатно пожившего дома в два этажа с мансардой. У крыльца под окнами клумба с георгинами…

- Красиво как! – прервал воспоминания Варькин голос.

- Ты о чем это? – встрепенулся Петров.

- Красиво было на вашей даче. Жаль, что продали.

- Ты хочешь сказать – видишь все мои воспоминания?

- И мысли тоже.

- Давно?

- Как чип ввели.

- А что ж молчала?

- Повода не было говорить.

- Значит, ты теперь все мои мысли слышишь?

- Зачем вы спрашиваете? Мы уже об этом говорили.

Действительно. Вопрос пустой.

- Ещё что-нибудь вспомните.

Но воспоминания о детстве захлопнулись, как будто завяли георгины…

Петров вдруг встрепенулся.

- Послушай, кукла, а с этим омолаживанием… память не стирается. Мне не хотелось бы терять ни грамма из того, что было со мной.

- Не беспокойтесь, в этом плане мозг человеческий – бездомная копилка: не на одну сотню жизней хватит да ещё останется.

- Это хорошо. А то я вдруг подумал – если не помнить того, что было, то вроде как и не жил. К чему вся эта чехарда тогда? – наморщил ум и физию Сергей Максимович.

Только что просящая с экрана красотка Варька взглянула на него с чисто женским высокомерным призрением.

Опомнился Петров:

- Ты ещё здесь? На работу бегом марш!

- Успокойтесь. Все уже давно крутится в нужном направлении – и из лимона делается миллиард.

- И каковы имеются результаты?

- Ну, как сказать… Есть новости хорошие, плохие и совсем ужасные.

В этот момент Петров с Варварой тревожно переглянулись. Ейбо… как собеседники живые. Девица на экране подмигнула даже.

- С чего начать?

- Валяй с ужасного.

- Кризис надвигается на мировую экономику, - сказала Варька, пылая тихим ужасом.

- Нормально, - перенес удар Петров. – Ошибки быть не может?

- Никакой. Информация из центра прогнозирования экономических ситуаций.

- Чей это центр?

- Нашей цивилизации.

- Твою ма-а-ать, - присвистнул Сергей Максимович. – А что хорошего у нас?

- Мы это знаем и можем подготовиться.

- А что плохого?

- В результате кризиса сменится мировой лидер. И это не Россия. 

- Да мы вроде и не рвемся. А сколько у нас времени до смены гегемона?

- Десять лет.

- Задача усложняется, - глухо произнес Петров.

Прежде чем подняться на орбиту, для сканирования острова Свободы, Варька связалась со своим Центром исследования планеты Земля и получила исчерпывающий ответ, где можно спрятать летательный аппарат от посторонних взглядов. В заливе Гуантанамо в подводной ещё не открытой людьми пещере под носом у американцев, квартирующих в военной базе.

Соседство не радовало. А невозможность выбраться на пляж – всецело огорчила. Не курорт, а черте что.

- Что будем делать? – спросил бортовой компьютер разочарованный Сергей Максимович.

- Вы хотели Кубу. Безопасней места нет.

- Может в коралловых рифах на Багамах, где суда не ходят и самолеты не летают? Поближе к Бермудам… Там хоть на рыбешек можно поглазеть.

Варька сделала запрос.

- Порядок! Есть необитаемый остров в рифовой гряде основания печально известного треугольника. Либо на дне, либо в зарослях густых…

Перебрались. Другой комфорт!

В первую ночь на острове Петров вышел прогуляться. На размытые легким туманом заросли падал серебристый свет луны.

- Я вот что думаю, Варвара, - серьезно через чип внушал Сергей Максимович. – Нам нужен собственный банк. Чужие сейфы не набить деньгами. Да и свобода финансовой деятельности – немаловажный факт. Под чужой крышей, пусть даже швейцарской, наш счет арестовать – пара пустяков: достаточно одной государственной бумажки. А уж в своем банке да с филиалами по всему миру – нам черт не брат. Подумай над вопросом.

- Подумаю.

- Для банка мне нужно имя, незапятнанное нигде и ничем. Так что аккуратнее с игрой на бирже – в плане закона, чтобы комар носа не точил. Да и с проказами другими, фокусами финансовыми не перебарщивай…

- Вы уже поняли, кто оффшоры почистил у наших чиновников и олигархов.

- Еще раз строго – мне нужны денежки чистые и узаконенные.

- Отмоем: вот банк откроем – лягут вкладами.

- И аккуратней с олигархами. Воров-чиновников – за ради Бога. А те, что связаны с экономикой России, пусть пока живут в достатке. Их время впереди.

Еще посидел Петров, слушая прибой и любуясь морем, пока чип не скомандовал: «Отбой. Сейчас в кровать – завтра день тяжелый!»

Не тут-то было.

Как только Сергей Максимович сел на кровать в алькове «Незабудки», носок начал снимать, тут же голос с потолка.

- Нам надо поговорить. Сядьте к компьютеру.

Петров вздохнул, обратно натянул носок, в кресло пересел.

- Валяй, Варвара. В чем проблема?

- Я хотел с вами поговорить о медиа-холдинге. Будем создавать или, поднатужившись, выкупим готовый?

- Конечно, создавать – зачем нам чужие имена? 

- Тогда нужен бренд. Уже пора заявить о себе миру. Просто «банк Петрова» – это ни о чем. О вас уже говорят во всех газетах и журналах, с экранов телевизоров и на блогах…

- Да я уж думаю об этом.

- Я заметила, но ничего пока не поняла из вашей мысленной сумятицы.

- Ты что можешь предложить?

- Для начала бренд как картинка – должен быть красочным и запоминающимся; бренд как символ – должен отображать вашу идею; бренд должен стать маркой ваших товаров или услуг…

- Ладно-ладно, кончай свой ликбез! Слушай сюда… Бренд как картинка: контур Американского материка… Гренландию присовокупи.

Петров говорил, а на мониторе Варькиным стараниями создавался рисунок.

- И по экватору крупными буквами «Soy Cuba». «Я – Куба»! С цветами сама разберись, чтобы, бросаясь в глаза, приятно им было. Теперь смысл – что к чему. Смысл в идеи. Идея проста. Через десять лет под напором китайской экономической экспансии и от собственной дряхлости рухнет дядюшка Сэм. Кто спасет Америку от «желтой угрозы»? Только символ, который сможет её объединить. Куба сама по себе, сколько в неё не вкладывай, вряд ли сможет тягаться с китайским драконом. Но остров вот уже много десятилетий успешно противостоит самой могущественной империи в мире. Он стал символом свободы и гордости не только Америки, но и всего земного шара. Куба, как символ, сможет объединить страны западного континента в единый сплоченный союз, не исключая и англоязычные – Канаду с США.

Петров сделал паузу, усмехнулся своим мыслям и продолжил.

- Как Китай нам одолеть? Да проще простого! Когда Куба станет символом свободной Америки, ей достаточно кинуть клич: «Не покупаем ничего китайского!» И сдуется наш новенький гегемон. По крайней мере, в масштабах этого континента.

Сергей Максимович, вытянув ноги, откинулся на спинку кресла пилота, заложив руки за голову.

- Ты, Варька, как представляешь новое мироустройство после предсказанного тобой кризиса и падения США? Я вот примерно так – с четырьмя полюсами. Во-первых, Китай, уже загнавший в экономическую кабалу половину Азии и, как у себя в огороде, хозяйничающий в Африке. Во-вторых, Евросоюз, как центр культуры и экономики белой расы. В-третьих, Россия, как самобытная и самодостаточная в экономическом плане страна. И в-четвертых, объединенные страны Америки, если нас с тобой удастся за десять лет раскрутить Кубу, как центростремительный фактор всего континента. Задумка понятна?

Петров глубоко вздохнул и снова подался вперед.

- Не будем терять времени. Значит так, Варвара, приготовь для правительства Кубы такой меморандум. Мол, известный финансист и меценат России Петров Сергей Максимович хочет вложить большие средства в развитие республики Куба. Для этого он открывает в Гаване финансовый медиа холдинг «Soy Cuba». Кроме подразделений медиа в холдинг будут входить инвестиционный банк и финансовая биржа – все под одним, вышеупомянутым брендом. Ответным шагом господин Петров С. М. просит президента республики Куба Мигеля Диаса-Канеля о предоставлении ему кубинского гражданства и Дома Дюпона в качестве жилья на острове.

- Зачем вам Дом Дюпона, построенного в начале прошлого века? Может, виллу отгрохаем посовременнее? Дом этот сейчас – национальный музей. Могут возникнуть заморочки.

- А вот нравится! Я хочу там жить! Может, богатый человек и меценат иметь свои прихоти?

- Я подготовлю документ… На чье имя?

- Отправляй президенту.

- А он Путину не доложится?

- Ну и дурак будет. Впрочем, деньги мои, деньги чистые – я вправе ими распорядиться по-своему. Ну а возникнет ВВ – поговорим. Я объясню свою задумку российскому президенту. Кубинская Америка ему будет крепким союзником.

Сергей Максимович решительно поднялся из кресла:

- Ну а теперь спать. День предстоит тяжелый…

Пропал бренд нарисованный на экране «Soy Cuba», появилась Варькина улыбающаяся физиономия.

- Очень мне нравится ваша задумка. Как вы это все просчитали?

- Сракой об косяк! – рассерженно кинул Петров компьютеру.

Сердился он, прямо скажем – на себя. На непонятный и вдруг настигший его страх перед Путиным, на позорную нервную дрожь в каждом пальце. Ведь случись такое – встреча с Президентом России тет-а-тет – он поди заикаться начнет, позорище вселенское. И шикарный план по спасению Американского континента от «желтой угрозы» накроется медным тазом с грохотом и лязгом, если Путин вдруг строго скажет: «Никаких холдингов в Гаване. Ваши деньги нужны России». Да-да, так и будет – провалится в тартарары, попадет коту под хвост, мелькнет фанерой над Парижем – ему не выстоять перед авторитетом ВВ. И только останется изобразить молчаливую мужественность и согласиться с Президентом России… 

Сергей Максимович никогда не предполагал в себе способности к истерикам. В любой, самой опасной ситуации его не подводили выдержка и здравомыслие. Он падал, горел, тонул, дрался… убивал даже, но побеждал и добивался своего! А вот встреча с недовольным ВВ…

Варька обиделась:

- Не могу представить вас общающимся с президентами. Можете запросто подойти и, по плечу хлопнув, сказать: «Здорово, Вовка»?

- А в чем проблема?

Перед тем как заснуть, Петров пытался изобрести убедительную речь своих оправданий перед Путиным, зачем он открывает финансовый медиа холдинг в кубинской Гаване, а не в Москве. Не получалось даже вступления…

- Я бы на месте президента не поверила ни единому слову, - ехидничала Варька над его мыслями.

Путем нешуточных размышлений и увещеваний бортового компьютера кое-как удалось успокоиться.

- Он пока ничего не знает, - заявила Варька. – А когда узнает, еще не известно как поступит. Может и промолчит. В любом случае мы тебя в обиду не дадим… А затея твоя хорошая – возможно, он тоже это поймет и оценит…

По неизвестной прихоти Мигеля Диаса-Канеля местом приватных переговоров о нюансах меморандума финансиста Петрова был выбран отнюдь не президентский кабинет в столице, а его собственная вилла с плетеной мебелью в окрестностях Гаваны, куда Сергей Максимович добрался не без труда – сначала на теплоходе, который забрал его с необитаемого острова, а из порта на арендованном лимузине. 

Российский бизнесмен подозревал, что его будут выслеживать агенты службы безопасности президента, но как же без этого…

Как бы там ни было, встреча состоялась и проходила в теплой дружеской обстановке. Все предложения Петрова были приняты и одобрены. Воодушевлен был Диас-Канель заявленным брендом новоиспеченного холдинга – «Soy Cuba». 

Сергей Максимович, отринув все дипломатические уловки, прямо и приватно сообщил президенту республики почему он здесь.

- Некая внеземная цивилизация, намного превосходящая нас в своем развитии, наблюдая за эволюцией нашего общества, предрекла скорый финансовый кризис с тяжелейшими последствиями для экономик всех стран Земли, в результате которого сменится мировой лидер. Чтобы не допустить повторения ситуации однополярного мира, инопланетяне решили вмешаться в ход нашей истории. Со мной на связь вышли компетентные гуманоиды и предложили организовать постштатовский союз американских государств, застрельщиком которого должна выступить республика Куба. Этот шаг – ответ на угрозу китайской экономической экспансии.

На это растерявшийся Диас-Канель заявил:

- Как-то странно все. Я об этом не слышал.

- Тем не менее это так. Если вы сейчас отдадите приказ войскам ПВО пропустить в воздушное пространство республики некий странный летающий объект, то через несколько минут будете иметь возможность лично лицезреть мой аппарат в этом саду. Этот звездолет – подарок внеземной цивилизации.

- Как сделать такое?

- Позвоните министру обороны. Или как вы управляете войсками? Ракеты аппарат не собьют, но не хотелось бы паники населения. 

Президент все сделал, как его попросили. А пока дожидались появления НЛО на его вилле поинтересовался:

- Не боитесь, что вас попытаются захватить янки?

- Кишка тонка!

Дождавшись «Незабудки», президент Кубы поверил в серьезность намерений Петрова и растерялся.

- Возможно это все представляет необычайный интерес для ученых Земли.

- Зачем изобретать велосипед, если можно его купить? Нам с вами предстоит совсем другая задача.

Наклонившись к уху гостя, Мигель Диас-Канель совсем уже приватно спросил:

- Вы их видели? Вы общаетесь? Вы им верите?

Сергей Максимович чутка соврал:

- Я их не видел, но общаюсь и сотрудничаю четвертый десяток лет.

- Как бы они ни того… - вздохнул хозяин виллы, - захватчиками не оказались.

- Гуманоиды – им не положено быть агрессивными.

Взволнованный и очень даже восхищенный президент Кубы места себе не находил.

- Будет вам все – все, что просите: и гражданство кубинское, и Дом Дюпона… Когда приступаете к организации холдинга «Soy Cuba»?

- Как только официальные бумаги получим. И ещё, господин президент, мне нужны будут люди – огромный штат для огромного холдинга. Штатное расписание я вам вышлю электронной почтой. Все ваши кандидатуры будут проверены смотрящими за экспериментом. Кого отвергнут – не обижайтесь, а подыщите новых. Договорились?

Пряча мысли за эмоциями, товарищ Мигель соглашался со всем, а сам все пытал себя – все это в реальности происходит или он сошел с ума?

На вилле почти стемнело – солнце спряталось за горизонт. Уже и отужинали после обеда, а разговорам не видно конца. И сказано было много, и консенсус официально достигнут, но полное понимание, Петров это чувствовал, между договаривающимися сторонами отсутствует. Щеки его пылали от возбуждения, Диас-Канель плутовато отводил глаза – примерно такая картина за столом на веранде...

- Начнем работать, вы все увидите, - устало сказал Сергей Максимович. – И уверяю вас никаких политических целей я не преследую. Я чужд политике. Мой конек – финансы и экономика. Вот здесь и ждут страну перемены. А в остальном… Правьте, как вам будет угодно.

- Вы должны помнить, что Куба – социалистическая республика; у нас однопартийная система правления, и строим мы коммунизм.

- Китаю же удаются как-то и демократия с одной партией, и строительство светлого будущего высочайшими темпами… Неужто латиноамериканские парни работают хуже китайцев или англосаксов?

Президент усмехнулся.  

- У нас несколько иной менталитет. Климат, культура, традиции…

- Мы все это учли. Мы не будем здесь строить заводы, где согбенны спины у конвейерных линий. Но культурные, спортивные, оздоровительные центры для своих граждан и всего мира – это же ваше, кубинское, общенародное дело. Ведь так? Вот на это и будет упор. А еще фармакологию и производство растительного мяса…

- Чего-чего?

- Это технология внеземной цивилизации. Она принесет стране громадные прибыли.

На что Диас-Канель хмыкнул:

- Простите, а вы себе сколько планируете заработать?

- А я, господин президент, хочу быть меценатом в этом деле. Имею право?

- Что, даже славу спасителя Америки от «желтой угрозы» мне уступите?

- Да на здоровье!

Ловкач! – хмуро констатировал товарищ Мигель, а вслух спросил:

- Вы спать не хотите?

- Да, кстати, вы позволите мне заночевать у вас на даче… да и вообще пожить здесь, пока Дом Дюпона оформят в мою собственность.

- Конечно-конечно… Я прикажу приготовить вам комнату.

- Спасибо, не надо – я в «Незабудке».

- Э…

- Так аппарат мой называется.

- Как хотите. Завтра виллу Дюпона оформят в вашу собственность.

- Значит, завтра я перееду. Вы разрешите мне свободные полеты над островом?

- Да, конечно. Будет приказ.

- А вы, господин президент, не хотите ли спать?

- Удивительно, но нет, - улыбнулся Диас-Канель. – Столько всего нового вы озвучили… так странно, аж мозг выносит.

Разбередился наш латинос, - усмехнулся мысленно Сергей Максимович.

И вдруг попросил неожиданно для самого себя:

- Господин президент, личная просьба… как мужчина мужчину… женщин в обслуживающий персонал Дома Дюпона самых красивых. Ведь это не сложно у вас на Кубе.

- Конечно-конечно, - товарищ Мигель понимающе улыбнулся.

Когда президент ушел на покой, а Петров закрылся в «Незабудке», Варька накинулась с вопросами.

- И зачем вам понадобилось раскрывать инкогнито нашего аппарата? Максим Сергеевич такого себе не позволял.

- У нас другие с тобой задачи – масштабнее. Нам недосуг будет прятаться и гримасничать по поводу. Правду в лоб – инопланетяне, мол, мне помогают, и все дела. Дураки не поймут, умные не поверят. А мне по барабану сомнения толпы – пусть себе…

- Пожалуй, вы правы…

- Вот как! А еще мне хотелось понять степень твоего участия в этом проекте. Ведь ты же могла остановить «Незабудку» на необитаемом острове, но не сделала этого. Почему?

- Успокойтесь. Никто над вами не экспериментирует. Аппарат действительно предназначен для омоложения пациента и полностью в вашей юрисдикции...

Следующее утро началось несколько необычно. Едва оторвался ото сна, с потолка зазвучал Варькин голос, как введение в историю:

- Вилла Дюпона в Варадеро стала первым городским особняком курорта. По сути именно с неё курорт и начался. В 1930 году богатейший американец французского происхождения Дюпон с выгодой для себя скупил земли фактически всего полуострова Хикакос. На 180 акрах девственные пляжи протяженностью восемь километров. Но дом был построен у скалистых отрогов Сан-Бернардино и призван служить зимней дачей американскому миллионеру. По тем временам ничего столь же шикарного и современного в этих местах не видывали…

Петров поднялся, в душ сходил, а когда оделся и намеривался отправиться к президенту Кубы на завтрак, опустился люк-трап, и торжественный голос Варвары возвестил на испанском:

- Вилья Дюпон.

Открылся вид на море. А когда спустился Сергей Максимович по трапу, обнаружил себя и «Незабудку» на крыше трехэтажного особняка на скалистом берегу. На все четыре стороны вид великолепный – прямо море (точнее Атлантический океан), сзади обширное и ухоженное поле для гольфа, слева сад, справа бесконечный пляж Варадеро.

- Варька, что происходит?

- Президент уехал в Гавану ни свет, ни заря. Я подумала – негоже вот так-то гостя бросать и приказала в отместку «Незабудке» лететь сюда. Благо разрешение на полеты у нас уже есть. И мы здесь…

Эффектно!

- Обслуживающий персонал присутствует?

- Пойдем поглядим.

Петров вошел в дом через двери мансарды. Спустился по парадной лестнице через три этажа, не встретив никого. Вышел к парадному подъезду.

Невысокая стройная дама в бежевых брюках, голубой блузке и легких белых туфлях, неторопливо шагала по полю для гольфа в его сторону.

Варька немедленно обнаружила в Сергее Максимовиче пробуждение альфа-самца – о чем попеняла ему. Петров признал претензии абсолютно справедливыми.

- О чем вы собираетесь с ней говорить?

- Не дрейфь, Варвара. Расслабься.

- Давайте я попробую…

- Как это?

- Молчите и слушайте.

Такого ещё не было. Петров впервые ощущал себя не в себе – будто он наблюдает за собой со стороны. Чуднейшее мироощущение! Непередаваемое, слегка зыбкое и головокружительное!

- Вам кого? – спросила дама в бежевом костюме.

- Добрый день, милая, - галантерейно (по воле Варьки) приосанился Сергей Владимирович в шортах и тенниске. – Простите за вторжение, но моя фамилия Петров, и я новый владелец этого строения и его усадьбы. 

Эти слова мгновенно изменили атмосферу общения – с настороженной на полную гостеприимства.

- А я вот как раз принимаю хозяйство – штат формирую.

- И зовут вас?

- Анна Девего.

- Очень приятно. Значит, вы – мой мажордом?

- Примерно так, - очаровательно улыбнулась женщина с русским именем и испанской фамилией.

- Думаю, персонал вы подберете что надо. Рассчитываю на вашу компетентность.

- Вы не ознакомите меня с вашим распорядком дня – когда что подавать: завтрак, обед, ужин и прочее…

Тут из Сергея Максимовича вырвалось помимо воли Варькиного чипа:

- Я полон восхищения, сеньорита! 

Лицо симпатичного  мажордома немедленно построжало:

- Спасибо за комплимент, но у меня двое детей.

А Варька хихикнула. Первый облом!

Петров взял свой разум в крепкие мужские руки:

- Большой у вас штат?

- За всем доглядеть – человек, наверное, полста будет.

Сергей Максимович улыбнулся. Но приятную речь его прервал неожиданный щебет – сигнал телефона управляющей Дома Дюпона.

- Да… Понятно… Это вас, - протянула она мобильник Петрову. – Президент. Товарищ Мигель. 

- Доброе утро, господин Петров, - в трубке голос Диаса-Канеля. – Я извиняюсь за мою раннюю и внезапную отлучку – дела возникли срочного порядка, и не хотелось вас будить. А вы, наверное, обиделись, не застав меня на вилле, и улетели к себе домой.

- Все нормально, товарищ Мигель. Здесь прекрасно! И людей хороших вы сюда направили. Мне все пока нравится.

- Дело в том, Сергей Максимович, что мы с вами ещё не все обговорили. Я рассчитывал на утренний диалог – но, увы… Где и когда мы с вами встретимся снова?

- Товарищ Мигель, нам предстоит большая работа – давайте отринем официоз и перейдем к простому общению. Не договорили? Давайте продолжим. Я сейчас поднимусь в «Незабудку» и перезвоню вам по видеосвязи.

Поблагодарив Анну Девего, Петров поднялся на крышу дома. В «Незабудке» уселся в кресло перед экраном компьютера. Началось общение высоких сторон в режиме онлайн.

- Меня больше всего тревожит вопрос – отдаете ли вы себе отчет, что республика Куба не просто страна на карте, а государство строящегося социализма. У нас свои законы, так непохожие на общепринятые. У нас нет частной собственности. У нас отсутствует эксплуатация человека человеком. Вот вы говорили о строительстве оздоровительных центров. А в курсе, что медицина у нас бесплатная. И образование. И жилье. Наши граждане платят лишь за коммунальные услуги… Вы хорошо представляете себе, во что ввязываетесь?

Сергей Владимирович набрал воздуху полную грудь:

- Дорогой товарищ Мигель. Меня ни грамма не интересует политическая сторона вопроса. И поймите правильно мою позицию: я – задумщик проектов и финансист, исполнителем будете вы. И сразу же можете все возводимые объекты ставить на баланс республики или местной префектуры – как вам удобнее. Я не ищу материальной выгоды в проекте «Soy Cuba». Мой интерес в другом. Я исполняю волю гуманоидов, являясь проводником их идей в вашей республике. Вот с них-то и получу то, что мне причитается. А то, что у вас бесплатно или льготно – это ваши дела. Всегда поступайте согласно букве закона и помните, что вы президент народной республики. А чтобы Кубу сделать символом всей Америки, необходимо поднять благосостояние её граждан до немыслимых ныне высот. Вот в этом и состоит главная ваша задача участия в проекте «Soy Cuba». По силам она вам?

- Ну, если так, то остается одно лишь препятствие – янки проклятые.

- США мы берем на себя. Ни песо лишнего на оборону. Пендосы скоро узнают, что такое внеземная цивилизация. Почувствуют, как опасно бряцать оружием, если гуманоиды сказали – нет войне.

- Я бы их первым делом…

- Не горячитесь, товарищ Мигель – вам их еще придется спасать в посткризисные годы от голодухи…

- Я у вас обязательно побываю в ближайшие дни, Сергей Максимович.

- Конечно-конечно, буду рад… А вот прекрасная Анна Девего – мама двоих детей.

- Но незамужем.

- Даже так? – удивился Петров.

Волнение вмешалось в планы рабочего дня с оглушительностью канонады. Варька посетовала – еще чуть-чуть и разнервничавшийся Сергей Максимович оглохнет к её внутреннему голосу и затокует, как распустивший хвост глухарь.

В подобной обстановке лучший метод – оплеуха. Пощечина, точнее выражаясь.

- Сергей Владимирович, вы на всех женщин так падки, или Анна Девего – особенный экземпляр?

- В смысле – как? – Петров замер над клавиатурой одежного шкафа.

- В смысле – с помешанным рассудком.

- А что, сильно заметно?

- Аж до соплей!

- Ты это кому так, лярва-курва?

- Ну, слава Богу, стали узнаваемы!..

Спустившись вниз, Сергей Максимович разыскал мажордома в пищевом блоке. Работники кухни быстро накрыли хозяину завтрак.

Тост с сыром и кофе, а глаза на Анне Девего.

На очень красивом лице мулатки выражение озабоченности. Деловая прическа уложена – волосок к волоску. Шейный бант на блузке в безукоризненной симметрии. На тонких пальцах обручальное кольцо незамужней женщины. Тонкий аромат духов. Мелодичный сильный голос звучит спокойно и деловито, отдавая команды персоналу.

Держалась она перед хозяином виллы на пятерку с двумя плюсами! Хотя и козлу понятно, что женщина из госбезопасности Кубы и главная её задача – забраться в постель Петрова, чтобы выведать все его тайны. И бизнесмен русский желал того же, а вот тайн у него не было никаких. Или почти никаких…

- Присядьте, пожалуйста, - пригласил Петров Анну за столик.

Та подняла брови вверх, как бы предупреждая – я здесь сама решаю, садиться мне или стоять.

- Прошу вас, сядьте, - с мягкой настойчивостью попросил Сергей и без перехода. - Хорошо здесь у вас – круглый год благодать. В России только-только зима закончилась. Были большие сугробы снега. Вы представляете, что это такое?

Женщина подошла и села. Сев, перестала быть мажордомом. Рядом с Петровым сидела красивая женщина лет тридцати, положив руку на стол…

Петров взял в ладонь её горячие пальцы, тихонько сжал.

- Вы необыкновенная женщина…

И вызвал изумление на лице Анны.

- Вы мне верите? – Сергей Максимович медленно поднял её руку к губам, приложился и запечатлел.

- Ты её прямо в столовой раздеваешь глазами! – возмутилась Варька в сознании.

- Заткнись. Я делаю, что положено.

- Да, конечно, - призналась Анна. – Я могу чем-нибудь вам помочь?

- Берегите себя, и все будет в порядке.

Протяжный ласковый взгляд Петрова заставил сеньору Девего смутиться, выпростать пальцы из холодной ладони русского бизнесмена. Мулатка даже слегка заалела, опустила взгляд.

- Эй-эй, альфа-самец, а ничего что я здесь?

Подошла молодая девушка и застыла перед столиком.

- Что тебе, Бьянка? – отворачиваясь, поправляя прическу, спросила Анна.

- Приехал автобус с людьми… Вас там спрашивают.

Лицо мажордома моментально стало сосредоточенным.

- Это новый персонал. Мне надо принять. Простите…

Когда женщина встала, поднялся и Сергей Максимович, подошел к Анне Девего, обойдя стол, взял её пальцы, поднес к губам.

- Я не прощаюсь. Мы сегодня ещё увидимся…

 

Добавить комментарий