Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

ЗИМНЕЕ УТРО

ЗИМНЕЕ УТРО

27 Январь 2022

К. Еланцев. ЗИМНЕЕ УТРО Вспыхнет солнце лучом, но земля ещё холодом дышит, Дятел дробью пройдёт по владениям дальних глубин, Воробьи,...

Вилла «Карибы»

Вилла «Карибы»

27 Январь 2022

Вилла «Карибы» Женщина опасна для каждого рая. /П. Клодель/ В то утро правящая династия собралась в Гавану. - Кто с...

Варадеро

Варадеро

22 Январь 2022

Варадеро И если ты любил в своей жизни женщину или страну, считай себя счастливцем, и хотя ты потом умрешь, это...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

22 Январь 2022

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Гавана

Гавана

20 Январь 2022

Гавана А давай улетим на Кубу! По песку босиком. Вдвоём. И закурим сигары «Коиба». «Че Гевару» вместе споём! / Grazia/...

Гости столицы

Гости столицы

18 Январь 2022

Гости столицы Чем ближе к Москве, тем дороже помидоры. Весь путь наш от санатория «Урал» до железнодорожного вокзала «Челябинск» отмечен...

Естественный отбор

Естественный отбор

13 Январь 2022

В. Шабля. Естественный отбор (1932 год, май. Томаковка) Сегодня Петя с Колей возвращались из школы вместе. Первый шёл чуть не...

 

 

Бортовой компьютер Варька

 

В раю лучше климат, но в аду интересней компания.

/В. Ярузельский/

 

Жизнь свою на НЛО Сергей Максимович Петров начал с воркотни.

- Почему Варька?

- Максим Сергеевич так назвал.

- Дурак! А как наша тарелка называется? Никак? Тогда так – назовем её «Незабудка». Годится?

- Красиво, - сказала Варька.

- А ты красивая?

- Я – компьютер.

- Ну, на экране…

- Не знаю.

- Тогда рисуй… черные роскошные волосы, огромные серые глаза и точеный лик надменного ангела… Мне такие нравятся – в душу западают.

Оценивая портрет, изображенный компьютером на экране, Сергей Максимович склонил голову набок. Прицокнул языком:

- Годится. Ну, а все остальное… Значит так – преступно длинные ноги, тонкие в щиколотках и шикарные в бедрах… Груди, что надо – совершеннейшей формы… Спина чтобы гибкая, и все, что с ней связано… О, Боги! Варвара, я тебя люблю.

С большого экрана монитора на Петрова смотрела абсолютно голая но и шикарная красотка. Да не просто смотрела, а позировала и вертелась в самых изысканных позах, не забывая улыбаться, строить глазки и посылать воздушные поцелуи – такая вот страсть бушевала в красотке.

- Я с ума сойду, - прохрипел Петров. – Скажи что-нибудь…

- Мой дорого-ой! – помахала рукой на экране красотка.

- Да ну тебя к черту! – выключил изображение Сергей Максимович и несколько минут приводил в норму сбившееся дыхание глубокими вдохами, как упавший боксер после нокдауна.

- Слышь, Варька, - Петров всё еще был взволнован видимым на экране, но чтобы его волнения не было видно, положил ногу на ногу. – Ты давай-ка оденься и появись – тема есть, следует обсудить…

Когда красотка вновь появилась, но уже одетая в роскошное вечернее платье с глубоким вырезом на боку и раскованным декольте, спросил:

- Может, закатимся куда-нибудь в тропики – погудим?

Ответом на это предложение был только усталый и чуть удивленный взгляд прекрасных серых глаз.

- Что ты так смотришь? Ты – виртуальная, а во мне просто самец рычит и требует решения наболевшего полового вопроса. И кстати, есть на борту денежные знаки или кредитные карты – с чем в люди-то выходить?

- Ах вот как! – красотка на экране картинно откинула голову, с пренебрежением рассматривая Петрова из виртуального небытия. – Значит, такое понятие как отношение полов вы рассматриваете только в рамках меркантилизма? Любовь сердечная вам чужда? Слова нежные, цветы ароматные…

- Что-то не очень верится, что на Земле остались женщины, падкие не на валюту, а слова и цветы.

Варька с экрана посмотрела с вызовом. На что новый владелец НЛО поморщился:

- Вот только не надо – не надо рядиться в мою совесть. А то опять сейчас раздену и займусь онанизмом на твоих глазах. Короче! Мне нужна баба, Варька – решай проблему.

- Сюда посторонним вход воспрещен.

- А как же я вошел?

- Другой случай. Ты вошел – и остался. Чтобы выпустить тебя на люди, необходимо тело чипировать.

- Чего-чего?

- Для связи, для общения с окружающими – с чипом ты будешь знать все языки мира. И вообще – если в тебе не будет чипа, люк-трап просто не откроется.

- Ладно, понял – не горит. Давай осмотримся – куда мы сможем?

- Что тебе показать?

- А где чертям шороху дают? Лас-Вегас? Мехико? Сингапур? Может, Гавана? Где можно оттянуться потомку донских казаков, с боя бравших Париж? Мой предшественник где чалился?

- Максим Сергеевич вел праведный образ жизни.

- То-то он мне про бабенку все щебетал – изголодался, сукин сын. И с такими возможностями! Чем же он тут занимался?

- Книги читал, фильмы смотрел, за людьми наблюдал из космоса…

- Ого! Ты и туда смогаешь?

- Хоть в другую галактику.

Сергей Максимович, помолчав:

- Слышь, Варь, а если мы с тобой в порядке исключения умыкнем какую-нибудь кралю да на Венеру. Насладимся досыта, а потом, в мозгах поправив память, чтобы она меня и НЛО забыла начисто, и вернем на место.

- Это не в моей компетенции.

- А что, есть кто-нибудь компетентнее?

- Есть. Соединить?

- Пока не надо. Буду иметь в виду.

- Ну так что же вам показать? Какие милые пикантные мужские чудачества из тех, о которых не каждый попросит жену свою, вас больше интересует?

- Нет-нет, - заверил бортовой компьютер в образе очаровательной женщины на экране немного смущенный Сергей Петров. – Я вполне заурядный в половых вопросах мужик.

Следующий час на экране мелькали бордели экзотических городов – Лас-Вегаса, Сингапура, Мехико…

- Что грустишь, мой князь прекрасный? – на экране снова красавица Варька, продукт творческого воображения Сергея Максимовича.

- Все не то, - с грустью прокомментировал просмотренное половой страдалец 1954 года рождения. – А вот смотрю на тебя, и глаза сами плачут любовью.

- Ситуация Галатеи и Пигмалиона?

- Похоже на то.

Они смотрели друг на друга. Варька на экране снова была обнажена и прекрасна как никакая другая женщина, а Петров был влюблен в неё и грустил от несбыточности своих чувств. А она сидела во всей своей красе, ничуть не стесняясь наготы…

Часом позже, перекусив, Сергей Максимович начал пить – по-американски, из горлышка бутылки, которую заказал у компьютера шкафа напитков. А Варька, сидя на чем-то там голая, вещевала ему с экрана.

- Какие разные вы с Максимом Сергеевичем. Он когда понял возможности… (тут она запнулась немного – наверное, думала сказать «НЛО») «Незабудки», захотел большого дела, размаха – целый мир желал перестроить или отдельно взятую страну. Готов был горы посворачивать. А вы… по бабам… простите. И теперь ещё пить взялись…

- Считаешь меня несерьезным? - вскинул на экран уже затуманенный взор Петров.

- А вы о чем мечтаете? Или мечтали? Совсем ни о чем? Не может быть. Кому-то полезным – разве нет?

Петров отмахнулся от назойливых вопросов да неудачно: не пустой рукой, а той, в которой была початая бутылка – коньяк французский плеснул на ложе.

- Был у меня враг смертельный, да я его уже убил. Убил как собаку. Других желаний нет, как ни тужься…

Варькин компьютерный разум был хладнокровным, но даже он удивился – да что уж там, растерялся: не дебил ли классический этот Сергей Максимович? Как такому НЛО доверили? На своем ли он месте?

До самой отключки Петрова они упорно молчали.

Очнулся бывший владелец джипа с точным диагнозом в организме – сушняк. Треба поправить! Доковыляв до обеденного столика Сергей Максимович замер перед шкафчиком, выдающим напитки – пиво или коньяк?

Не решив вопроса, открыл наугад. В пустом шкафчики выбора не было – одна-разъединственная бутылка минеральной воды. Но холодная...

- Варька, твои проказы? – беря её в трясущиеся руки, попенял Петров.

- Организм ваш так заказал.

- Откуда ты знаешь? Я пива желал…

- Умом, а рассудок иначе решил.

- Блин! А рассудок не ум?

- Конечно, нет. Одно размышляет, другое решает.

Сергей Максимович выпил – ему стало легче. Прохлада, прокатив через грудь, дошла до самых закромов.

- Уф! – сказал благодарно организм.

Между тем, Варька:

- Все вчера негативы свои явили или ещё остались?

- Ты о чем, душа моя?

- Пьянство, бл..ство…

- Ты со словами-то осторожней, чучело виртуальное, а то разберу на запчасти.

- Я к тому, что пора что-нибудь позитивное проявить. Есть в вас черты хорошие?

- Да полно! Я добр и нежен.

- В наших условиях это не пригодится.

- Я отзывчив и внимателен. Я друг хороший…

И поскольку Варька молчала, Сергей Максимович крикнул в отчаянии:

- Я любознательный!

Бортовой компьютер тут же откликнулся красивым ласковым женским голосом:

- Вот давайте на этом и остановимся. Задавайте вопросы – я буду вас просвещать.

- Вопросы? – Петров почесал ногтем нос и хлебнул минералки. – Ну, хорошо! Расскажи мне, как устроены часы, которые отсчитывают мое время назад.

- Часы в этом деле ни при чем. Это шутка Максима Сергеевича. Поскольку процесс оздоровления идет в реальном земном времени, он и попросил установить на рабочем столе монитора часы с обратным отсчетом.

- А…

- А омоложение вашего организма происходит в озоновой среде каюты. В «Незабудке» нет воздуха как такового – сплошная воздушная плазма ионов кислорода и еще нескольких добавок в качестве катализаторов. Вдыхая озон, вы не только обогащаете кровь и нейтрализуете углерод, как продукт жизнедеятельности, но и побуждаете клетки организма к омоложению – старые выводятся, появляются новые.

- Значит, теперь всегда моя моча будет такого странного цвета?

- Значит будет. И стул будет чаще и жиже, но от шустрика вас избавим.

- Дела, - усмехнулся Петров с уважением об НЛО.

Поразмыслив, придумал новый вопрос.

- Слушай, помню вчера я коньяк пролил прямо на белую постель – сегодня не вижу: где пятно? Замыли, сменили или что ещё?

- Что ещё. В атмосфере «Незабудки» наряду с ионами присутствуют микроскопические… назову их существами, хотя происхождения они искусственного. Так вот эти, скажем, нано-бактерии и следят за чистотой помещения. Где что лишнее – все убирают. Так было и с вашим пятном на постели.

- А одежду мою они тоже чистят?

- И одежду, и тело… неприятные запахи удаляют.

- Непостижимы дела твои, Господи.

- Всевышний здесь ни при чем – все дело рук и ума цивилизации, сотворившей этот летательный аппарат.

- Они – люди? Или похожи на нас.

- Они – Боги! Так вам легче понять. Для них плоть не существенна: основа их – разум.

Уже есть материал, над которым стоит задуматься – переварить, чтобы можно идти дальше. Это книги фантастов, которые творили во времена беспечного застоя социалистического строя, можно прочитать за один вечер, а тут – жизнь: надо не просто принять, но и понять.

Слава Богу, всем загадкам есть очаровательный разгадчик, с благодарностью подумал Петров о бортовом компьютере. Не забыл и минералке воздать должное – холодная газировка как будто промыла не только пищевод до самых кишок, но и извилины в голове.

Первая мысль, проскочившая в просветленную после похмелья голову, была циничной. Сергей Максимович подумал – значит, вот какая у меня теперь будет жизнь; мне и задницу подтирать не придется: все за меня будут делать нано-микробы. Чтоб я маленьким сдох! Интересно, и чем же буду пахнуть – ещё подумал гость (или хозяин?) «Незабудки».

- О чем задумался, детина? – приветливо окликнула его Варька, словами из песни.

Петров скроил на мине лица презрительное настроение и потребовал сурово.

- Отвянь. Мне надо сосредоточиться.

- Да, пожалуйста.

- Нет, подожди. Ответь мне на такой вопрос: ты кому служишь – тем, кто создал тебя, аппарату или мне?

- С разной ответственностью всем перечисленным.

- Чем-то можно перетянуть тебя на свою сторону?

- Я не могу ответить на поставленный вопрос, - чистосердечно призналась Варька.

Петров вздохнул.

- Спрашиваю в последний раз – ты можешь мне служить безотказно? Ну, все что ни попрошу…

- Существуют правила и инструкции безопасности. Я не могу ответить, не зная сути вопроса, или совершить действие, не зная замысла. 

На экране красавица Варька, прилично одетая, по-наполеоновски скрестила руки на груди и даже выставила ножку вперед. Некоторое время, разглядывая её, Петров вдруг ощутил неприятное теснение в левой половине груди. Запертое в ребрах сердце колотилось о костяную решетку баскетбольным мячом. Удары отдавались в трахее, заполняли уши и даже нос…

- А если я сейчас инфаркт получу, ты сможешь меня спасти.? Как? Ведь у тебя даже рук нет, чтобы поставить укол.

- Я могу вызвать срочную помощь.

- Вашу или нашу.

- Конечно, нашу. И ты будешь спасен. Даже воскрешен из мертвых.

- Даже так! От меня что-нибудь зависит?

- Конечно!

- Что?

- Желание жить.

- Послушай, дорогуша, я не вчера родился и понимаю, что на Земле твои создатели появились не просто так – им что-то надо от нас! Ведь так?

- Этот вопрос не в моей компетенции.

- Значит, есть цель. Паршиво. Хотелось бы знать её. Михайлов, как я понял, не дотумкал. И что мне делать?

- Будьте паинькой. Живите в свое удовольствие. Пройдет тридцать лет, и вас, помолодевшего, сменит Максим Петрович. У вас двоих впереди – бессмертие. Стоит ли заморачиваться над вопросами, на которые даже я не в силах ответить?

- Твоими бы устами да минет делать, - устало сказал Сергей Максимович.

И тут Петров вспомнил о мобильнике. На крутом телефоне стояло десять пропущенных вызовов и пять посланий по СМС. Все они относились к прошлой эпохе – когда владелец отключил звук и вибрацию устройства, чтобы ничто постороннее не мешало двум случайно встретившимся путешественникам пить и хвастаться.

На борту «Незабудки» дисплей показывал отсутствие связи с внешним миром. И аппарат сам сочетался с окружающей обстановкой до безумия сюрреалистично. Трагически поморщившись, владелец убрал его в карман.

Совсем обескураженный посмотрел на экран.

- Чем займемся, виртуальная писька?

- А можно не ругаться? – разобижено поинтересовалась Варька, бортовой компьютер.

Петров кивнул:

- Лады. Не буду.

Сергей Максимович прилег в алькове на ложе и попытался пофилософствовать о прихотях злокозненной судьбы. Подарком то, что с ним случилось, пока не считал. По идее, он сейчас на своем крутом авто должен был куда-то катить дальше – в сторону Байкала, наверное, подгоняя весну. А он заперт в комфортной клетке, как исследуемая зверушка. М-да, подвел его милый друг, полковник Михайлов. Объегорил…

Чудеса и выкрутасы здравой психики.

Петрову потребовался час, чтобы проанализировать то, что случилось. Час, чтобы понять, что выхода нет – и судьбу в зад не повернуть. И пять минут на то, чтобы успокоившись, уснуть. 

Новое его пробуждение Варька встретила по-старому – упреками.

- Что за мода у вас такая, Сергей Максимович – спать одетым? Когда тело обнажено, оно отдыхает лучше. Ну, прошлый раз вы были пьяны, а сейчас?

- Много текста. Ты всегда будешь так ворчать?

- Яволь, мой господин - сказала обиженно Варька и умолкла.

Через пару минут Петров сам к ней обратился.

- Ответь-ка, душа-девица, мой, к примеру, телефон вне пределов досягаемости, а через тебя я могу кому-нибудь из старых друзей позвонить?

- Наверное, да.

- Ну так, соедини меня с Максимом Сергеевичем, здешним бывшим постояльцем. Вот его номер…

Через несколько минут в пространстве НЛО послышался знакомый баритон:

- Да-да, я слушаю.

- Господин полковник, друг любезный, рад очень слышать ваш голос.

- Здравствуйте. Кто это? Номер не определился.

- И не определится. Поскольку звоню я вам из другой цивилизации. А соединила нас наша разлюбезная Варька. Теперь узнаете?

- Сергей Максимович! Друг сердечный! А я и не знал, что из НЛО можно звонить на Землю.

- Тридцать лет прожил и ничего не понял. И звонить можно, и с Варькой спать, как с нормальной бабой.

- Про Варьку не заливай, - обиженным голосом сказал Михайлов. – Варя, ты меня слышишь? Ответь – ведь врет?

Варькин голос:

- Врет, конечно.

- Рад тебя слышать.

- А я буду рада видеть вас через тридцать лет.

- Всего ничего, - вмешался Петров, - в масштабах Вселенной.

- Вообще это здорово, что позвонили. Вы набирайте мой номер почаще – мне будет приятно. К вам мне никак…

Наговорившись, друзья отключили связь.

Сергей Максимович закрыл глаза, мысленно сосчитал до десяти и только тогда проговорил:

- Давай условимся так – ты на службе у меня, а не я у тебя. И потому играем по моим правилам. Что я говорю, то и исполняй – не подноси мне сюрпризы мешками. И помалкивай, пока тебя не спросят. Усекла?

- Угу, - послушно ответила Варька, бортовой компьютер.

Сначала Петров плотно поел. Что заказал, то и достал из шкафчика горячих блюд – и умял. Потом сел в подвижное кресло пилота и закурил, не спрашивая разрешения.

- Слышь, Варвара, Михайлов на берегу был в трико шерстяном – так и проходил тридцать лет?

- В алькове за кроватью есть платьевой шкаф. Фасон выбираете на компьютере.

- Ага. А туалет, значит, у нас индийский – уже заметил. Унитаз есть, а бумаги нет – вместо неё гигиенический душ.

- Все верно.

- Может, мне голышом ходить?

- Меня не смутит.

- Слушай, еще деталь. Вот не хочу я каждый день бриться, но и щетину не люблю. Ничего ваша цивилизация более достойного не придумала?

- На столике перед зеркалом набор гелиев от щетины – на один день, на два и так далее… вплоть до пожизненного.

- На всю волосатость или лишь морды?

- Везде, где хотите.

- Но пожизненное удаление мужских половых признаков мне ни к чему – иногда таки хочется быть колючим… вонючим и неуклюжим.

- Насчет вони я не в курсе.

- Достаточно пота.

- А неуклюжесть?

- Сам разберусь. Жаль ванной нет.

- Научитесь в свет ходить – там и баня доступна.

- Надо попробовать.

Покуривая и общаясь с Варькой, Петров посматривал на пепел от сигареты, который стряхивал на пол – он исчезал почти на глазах. Работают нано-твари микроскопические! В сердцах бросил окурок на пол не затушив. И пошел в душ…

Хотелось взглянуть на свое тело.

К разоблачению Сергей Максимович приступил, как к хирургической операции – снял ковбойку и футболку, джинсы вместе с трусами. Встал перед зеркалом, прищурил глаза…

Напротив стоял сухощавый старик с «деревенским» загаром: молочно белыми, местами синеватыми ногами, загорелыми до черноты шеей, руками и грудью в местах, где заканчивалась майка. Обвисшая морщинистая кожа обтягивала достаточно упругие мышцы. Под тонкими складочками на животе угадывался пресс.

Нормально для 67 лет.

Внешних видимых повреждений нет. Внутренних болей тоже.

Вот принимайте, господа гуманоиды, такого, какой есть и сделайте гораздо лучше. С этой мыслью Петров шагнул под струи теплого душа…

Слышь, Варвара, а скажи-ка мне душа-девица, откуда здесь все берется и куда все деётся? Эти вода, еда, обужа-одежа..? 

- Молекулярный синтез.

- И круговорот вещей в природе… Хочешь сказать – то что я ем сегодня, вчера было экскрементом? Или вот эти штаны и куртку умну нынче бифштексом на ужин?

- Абсолютно верно – полный замкнутый цикл.

- И в чем секрет? Зачем что-то удалять, чтобы потом снова поглощать?

- Издержки человеческого организма. Наша цивилизация подобную пищу не принимает.

- И как же вы питаетесь?

- Лучевой энергией – ровно столько, сколько нужно и никаких выделений.

- Хитры. Мы когда-нибудь дойдем до такого?

- Когда-нибудь да. Но мутация нужна.

- Слушай, а я не подопытный кролик – ну, в плане мутаций? А то нарастите мне две головы… или хвост свинячий.

- Успокойтесь. Такой задачи нет. Этот летательный объект… Наша «Незабудка» - это подарок. Дань благодарности за содеянное.

- Максиму Сергеевичу?

- Ему.

- И если бы не он… М-да, как своих ушей… Впрочем, годится. Ты мне вот что поведай – как вы летаете? Ну, в смысле тарелка – ведь ни пропеллера-крыльев, ни сопла для реактивной струи… Чем «Незабудка» движется?

- Тем же, чем вся Вселенная – магнитным полем. Форма летательного аппарата не случайна – она дает возможность создавать магнитное поле направленного действия очень быстро и большой мощности за счет разгона в круговой замкнутости заряженных частиц. От старта с места – если потребуется – и до световой скорости аппарат разгоняется за доли секунды.

- Другими словами – бах! – и пропал.

- Да, это так.

- Постой-постой, а как же я, пассажир? Ведь сила инерции меня расплющит.

- Ничуть не бывало! Создавая на внешней оболочке «Незабудки» гравитационное поле, во внутренней среде аппарат уравновешивает его антигравитационными силами. Вы скорее почувствуете невесомость вместо инерции силы тяжести.

- Мудрено. Михайлов хоть что-то понял из того, о чем ты рассказываешь?

- Законы физики для всех обязательны.

- Ну, ему проще – таки летал на реактивах и знает, что такое Мах. А мне, игроку биржевому, как угнаться за ним? Впрочем, давай поднимемся в космос, и ты мне покажешь на деле, как можно гонять со скоростью света и плавать по воздуху в невесомости.

- Не все так просто. Во-первых, день сейчас в данной местности, и нам не стоит появляться из воды – лишние беспокойства для населения.

- Так мы по-прежнему на дне озера? Я уж и забыл совсем. Надо отсюда выбираться и поискать место поприглядней. Умыкнем куда-нибудь в тропики?

- Как скажете. Но дождемся вечера.

- А если со скоростью света – кто нас увидит?

- Нас-то нет, а вот последствия да – что будет с водой и воздухом, вы подумали?

- А что будет?

- Практически взрыв. И громыхнет так, что окна в стеклах повылетают.

- Как от атомной бомбы?

- Практически – да. 

- Тогда, конечно, подождем ночи.

Сергей Максимович уже вышел из душа и, завернувшись махровый халат, возлежал на ложе – ногу на ногу, руки за голову, а взгляд в сферический потолок. Он предавался честолюбивым мечтам.

И долго… если бы не одно но. Появился странный и требовательный внутренний зуд – организму чего-то явно не хватало. В груди возникло странное теснение – и вроде бы не от сердечной недостаточности или любовного томления. Организм требовал чего-то привычного, необходимого и важного. И этого хотелось так, что подвело желудок – до тошноты, до спазма, до головокружения. Плоть Петрова требовала дополнить свое существование неким фактором…

Спиртным! – неожиданно догадался Сергей Максимович. Он всегда после бани, ванной или душа (в дороге) принимал «на грудь», чтобы умиротворенным уснуть. Сейчас порядок нарушался, и организм взбунтовался, требуя своего. А вот рассудок Петрова не хотел снова являть свои слабости Варьке – пусть виртуальной, но божественной.

Но желание выпить настигало все сильней.

Может, вернуться под струи воды и принять душ контрастный?

Будто почувствовав его настрой, организм притих в своем желании спиртного.

В пай-мальчиках Петров никогда не числился. Избыточными принципами ханжества тоже не страдал. В нежной юности испробовал все – от романтических свиданий с юными девами до плечевых путан по пьяной лавочке, от бархатного пива до ректификата, от любви к экстриму до абсолютной безбашенности…

Незабываемый момент, когда после дикой гонки по трассе вылезаешь из кара и целуешь девушку, сбежавшую к тебе с трибуны.

Да, были времена! Но пришел возраст и многое успокоил…

- Слышь, Варвара-краса, а если бы я сейчас заказал тебе «дурь», твой аппарат смог бы его синтезировать?

Бортовой компьютер в образе прелестной женщины зримо усмехнулся:

- Попробуйте сами – клавиатура на месте.

Петров понял, что – нет. Да и не очень-то надо. Все эти «дури» - детское баловство. Картина машинным маслом.

Со своими прошлыми пороками и нынешними преференциями я выгляжу перед бортовым компьютером Варькой разобиженным и отшлепанным ребенком, - подумал Сергей Максимович о себе. – Надо что-то менять.

Меняя тему разговора, Петров спросил:

- А скажи мне, милая, если я чип твой поставлю, то вместе с ним ты будешь во мне? И присутствовать. И советы давать. И спасать-оберегать в экстремальных ситуациях, и даже трахаться…

- Все верно.

- И драться-стрелять за меня будешь?

- Оружия мы вам не дадим, но советом всегда поможем. Из любой ситуации возможен мирный исход. Этот закон никто ещё не отменял.

- А я и не знал. Чей это закон?

- Цивилизации.

- Вашей или нашей?

- Любой.

Помолчали. Новый вопрос Петрова:

- А если на меня нападут четыре профессионала из ЦРУ с желанием густо навалять?

- Мы их мгновенно просчитаем и с вашей помощью заговорим.

- Наверное так: «Вот ты, Джон, в меня из ствола целишь, а того не знаешь, что твою жену только что сбила машина, и везут её бедную в бессознательном состоянии в ближайшую больницу»?

- Можно и так – лишь бы подействовало.

- А не проще ли телепатией?

- У вас есть способности?

- Не замечал. Но с вашим участием, может, что и получится.

- Будем смотреть по ситуации.

- Лучший выход, - сказал с горечью Сергей Максимович, - удрать куда-нибудь на ту сторону Луны и сидеть безвылазно, посматривая мультики, все объявленных тридцать лет. Чего молчишь?

- Вопроса не было.

- А, ну да… Вот с этим чипом… Я буду ощущать в себе его присутствие?

- Только во время общения. Впрочем, нет – самого механического предмета вы ощущать не будете. Только с помощью его мы сможем общаться.

- И вы меня контролировать!

- У нас с вами общая цель – выжить в экстремальных условиях за бортом «Незабудки».

- Чем же они экстремальны?

- В «Незабудке» вам не страшны катаклизмы даже масштаба Вселенского. А вне аппарата вы ущербны с любой стороны.

- То-то я удивился: целюсь в Михайлова, а он улыбается. Под защитой, стало быть чипа был мужик. И вы меня просчитали – не выстрелит.

- Все верно.

Ладно-ладно… А как вам земная теория долголетия? Наши доктора пришли к мысли, что возраст не есть проблема чистой биологии. Душевное состояние индивида – вот главная тема! Если человек теряет душевные и эмоциональные устремления, он будет стареть неуклонно и безвозвратно. Если же он остается молод душой, тело отвечает ему сторицей.

- Вы сами же и ответили – долголетие, но не бессмертие. У вас с Максимом Сергеевичем другой эксперимент. 

В ответ Петров пропел:

 

Главное, ребята, сердцем не стареть

 

И снова вернулся в полемику:

- Нам с Сергеичем повезло. А вот всем остальным прочим землянам следует прислушаться к ученым и стать адреналиновыми алкоголиками.

Варька молчит – вопроса не было.

Зря я её укоротил, - подумал Петров. – Раньше она была разговорчивей.

- Варенька-лапочка, а скажи-ка мне, милая – враги у вас во Вселенной есть? Вы с кем-нибудь воюете?

- На всем доступном пространстве нет силы способной нам противостоять. Да наша цивилизация и не ставит такой задачи – кого-нибудь покорять. Мы изучаем все непонятное и стараемся не вмешиваться в исторические пути развития разумных обществ на разных планетах. Но Вселенная бесконечна. Весьма вероятно на её просторах есть цивилизации равные нашей. Или даже превосходящие…

- Прозвучало печально. Но будем надеяться… - Петров надрывно вздохнул. – И ещё один вопрос, милочка. Тебе известно, что такое боль? Боль физическая… Это когда больно телу, которого у тебя нет.

- Когда наш чип будет в вашем теле, все его сигналы станут доступны нам. В том числе, и физическая боль. А сейчас нет.

- Скажем, бред…

- С чипом – избавлю.

- И спать уложишь, и пить запретишь?

- Все в разумных пределах.

Михайлов глубоко вздохнул, переваривая услышанное и выдал новую тему:

- А расскажи-ка мне, Варенция, про ваше государственное устройство. Какой у вас строй? Кто у власти – президент, премьер, король или император?

- Чтобы понять наше устройство с вашей точки зрения, следует представить муравьиный дом. Вот они бегают куда-то, что-то приносят, что-то уносят… Ими движет инстинкт и никакого признака разума. У человечества есть способности рассуждать и планировать, но движут по-прежнему те же инстинкты – есть и размножаться…

- Ну, понятно – любовь и голод правят миром!

- В вашей бездумной (на первый взгляд) суете существует однако единый вектор прогресса. Чтобы вы ни делали на данном этапе – воевали, строили, в космос летали, соревнуясь друг с другом – следующее поколение будет жить лучше. Гигантский экономический рывок Китая принес всему миру что? Правильно – избавление от голода пятой части населения планеты. Ну а следующее поколение добьется еще чего-нибудь… Это вы. Наша же цивилизация по своему построению напоминает человеческий организм – все при деле, все полезно: нет ничего лишнего.

- Понятно. А мозг – элита общества. Все как у нас, однако – одни правят, другие исполняют – и нечего нос задирать.

Впервые смутился бортовой компьютер – после паузы:

- Но я, наверное…

- Помолчи, а. – оборвал Петров. Он был мрачен.

Под его молчание Варька пропала с экрана монитора, и замелькали кадры городского пейзажа. Перед камерой две аппетитные задницы тусовочно вихляли бедрами, приплясывая на ходу – девушки шли по тротуару. Сергей Максимович, глядя на это зрелище, почувствовал себя ослом, перед мордой коего болтают сочнейшей морковкой.

И зеркало порадовало, когда пошел в туалет. Отразился довольный жизнью молодцеватый дед да ещё с эрекцией наперевес. В глазах горел огонь недополученного драйва, неутоленной страсти к впечатлениям…

Петров прислушался к ощущениям пожилого тела – вроде бы не заводит на секс. Да и не с кем. Наверное, неугомонная плоть его старой памятью живет…

Пригрозил ей (ему?) мысленно: «Залягу в анабиоз, дождусь нужного времени, поменяюсь с Михайловым, вот тогда держись… греховодник!»

Капризы судьбы или преклонного возраста? Бабы есть, желания нет, а когда есть желание – увы…  Есть от чего сойти с ума. И сойдешь, если будешь задумываться. Жить бездумно, принимать все как есть – таков на сегодня лозунг момента.

Сергей Петров прожил на свете шестьдесят семь лет, но никогда не испытывал умопомрачительного первобытного и страстного желания кого-то изнасиловать. Он даже не предполагал в себе подобного неандертальца. И что удивительно – желания эти сейчас рождались не плотью, а психикой. Он будто хотел над кем-то надругаться, не будучи уверен, а хватит ли для этого у него сил. Причем чесались и зудели, не чресла а кулаки. Эмоциональная, так сказать, сфера…

И все-таки контрастный душ!

Успокоив таким образом разгулявшуюся плоть, Сергей Максимович вернулся к зеркалу. Несколько раз стиснул и разжал кулаки… 

Варька, как ни крути – банкует. Вся информация у этой виртуальной вертихвостки. Придется и чип в себя ввести, и исполнять все, что она «насоветует»…

- Варения, где твой прививочный аппарат? Давай уж введем твой чип – я очень хочу на землю попасть.

- Так он здесь. Видите колпачок стеклянный на стене? Под ним игла. Уколитесь предплечьем – и все дела.

- Больно не будет?

- На какую засадите глубину..

- А надо?

- Только под кожу.

- Дезинфекция?

- В каюте чистейший воздух – ничего лишнего.

Петров насадил на иглу трехглавую мышцу правого плеча и практически сразу услышал голос в сознании:

- Вот теперь я в тебе!

 

Добавить комментарий