Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

Дух Франции

Дух Франции

01 Август 2021

Дух Франции Лучше Франции ничего пока не придумано. /Шарль де Голль/ Мы проспорили до вечера, так ничего и не решив....

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

31 Июль 2021

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Вашингтон

Вашингтон

28 Июль 2021

Вашингтон Можно ли простить врага? Бог простит! Наша задача организовать их встречу. Мы ехали на северо-восток – навстречу дождю. Над...

Остров Мэри

Остров Мэри

25 Июль 2021

Остров Мэри Как странно звук взведенного курка Внимательное ухо поражает, Когда, прищурясь, нас издалека Приятель у барьера поджидает /Байрон/ Без...

ЧЕМ ПАХНЕТ РОДИНА

ЧЕМ ПАХНЕТ РОДИНА

24 Июль 2021

К. Еланцев. ЧЕМ ПАХНЕТ РОДИНА Чем пахнет родина, скажи! Быть может вишнями из сада? Прохладой утренней межи, Иль земляникой для...

Новый Орлеан

Новый Орлеан

22 Июль 2021

Новый Орлеан Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с места они не сойдут... / Р. Киплинг/ - Черт, а...

Кража хлеба во сне

Кража хлеба во сне

22 Июль 2021

В.Шабля. Кража хлеба во сне (1941 год, октябрь. Куйбышевская железная дорога) – Нужно схватить эту кисть с ножом во что...

 

 

 

В. Шабля.

Пленение

(7 октября 1941 года, утро. Театр военных действий под Мелитополем).

 

Первое, что почувствовал Данил, выныривая из небытия – невыносимая резь в плече. Он попробовал протянуть вперёд приваленную землёй окровавленную руку, но в ответ страшная боль пронзила всё тело от макушки до таза. Мужчина застонал. Чтобы хоть немного притупить страдания, раненый замер, стараясь даже не дышать. Однако вместо желанного облегчения к уже осознанной боли прибавилось какое-то ощущение несносного деревянного гула, со всех сторон сдавливающего будто бы чужую голову.

И всё-таки самым ужасным было чувство животной паники, сконцентрировавшееся в районе солнечного сплетения. Именно оно, в конце концов, заслонило всё остальное, требуя первоочередного и срочного разрешения. Пытаясь осознать причину этой всепоглощающей тревоги, Данил стал продираться сквозь адскую муку боли, предпринимая отчаянные усилия, дабы сложить осколки размолотого сознания.

– Почему не болят ноги? – проступило, наконец, навязчивое подозрение.

Бойцу почему-то захотелось во что бы то ни стало пошевелить ступнями, но попытки сделать это ни к чему не привели: ног он не чувствовал.

Собрав в кулак всю свою волю, Данил повернул голову. Потревоженный этим движением, мозг будто бы сорвался со своего привычного места и с треском ударился о черепную коробку, разразившись мигренозным приступом. Комья земли посыпались с волос, и мужчина услышал шорох от их падения. Это было первым не болевым ощущением израненного организма.

Открыв глаза, боец увидел, что на его бёдрах лежит борт повозки.

«Видимо, передавлены сосуды, и именно потому ноги не слушаются, будто не мои», – подумал он.

Собрав остатки воли и превозмогая адскую боль, Данил стал ворочаться и извиваться, стараясь выдернуть ноги из-под борта. Однако смог лишь немного сдвинуть повозку в сторону. Затем он изогнулся и попробовал приподнять её руками. Но и эти попытки освободиться от груза оказались безрезультатными: для столь напряжённой физической работы просто не было сил. На поверку предпринятые манипуляции вместо облегчения принесли ещё большие страдания: ноги тоже начали страшно болеть. Измаявшись и потеряв всякую надежду совладать с повозкой, мужчина снова откинулся в исходное положение и от обречённости зарыдал. А вскоре и плакать стало невмоготу; осталась только горечь и безмолвная жалость к самому себе.

«Вот как придётся умереть», – возникла в мозгу печальная мысль.

Данил посмотрел вверх: в некоторых местах между тучами стали проступать участки сине-серого осеннего неба. Обращаясь к этим просветам, он взялся шептать слова молитвы.

Вдруг до него донеслись обрывки человеческой речи.

«Спасение!» – подумал боец.

Обрадованный, он мобилизовал остатки сил, набрал в лёгкие побольше воздуха и испустил вопль. Бедняге казалось, что изданный им крик подобен грому, но на самом деле находящиеся неподалёку люди его едва услыхали. Они стали продвигаться в сторону раздающегося подозрительного звука, и до Данила донеслись фразы на незнакомом иностранном языке.

«Немцы», – понял он.

Рой самых разных мыслей пронёсся в голове. Мужчина понимал, что закончиться эта встреча может как угодно. Но в конце концов он успокоил себя, ведь так хотя бы есть надежда либо остаться в живых, либо умереть от выстрела без мучений, а не подыхать здесь, как собака, оставленная в лесу на привязи.

Ещё раз подав голос, Данил принялся махать здоровой рукой и вскоре был замечен немцами, проводившими инвентаризацию трофеев. Со «шмайсерами» и карабинами наготове, они осторожно подошли к источнику звука, стараясь оценить обстановку. Германские солдаты издали осмотрели придавленного повозкой красноармейца, перекидываясь между собой какими-то непонятными фразами. Затем один из них подобрал валявшуюся поблизости винтовку, а остальные перевернули повозку, поставив её обратно колёсами на землю.

В первые мгновения после того, как ноги освободились от бремени, Данил почувствовал огромное облегчение. Но буквально через несколько секунд в разблокированные сосуды хлынула кровь, и страшная колющая боль пронзила всю нижнюю часть тела. Будто бы миллионы иголок вонзались в ноги и снаружи, и изнутри. Мужчина не знал, куда себя деть, как избавиться от этой пытки. Он взялся кататься по земле, в результате чего оказался в центре снарядной воронки и теперь корёжился на её дне.

Немецкие вояки начали оживлённо о чём-то говорить, посмеиваясь и указывая пальцами на ноги Данила. Когда, выбившись из сил, красноармеец немного успокоился, один из них, видимо командир, сказал сначала по-немецки, а потом на ломанном русском языке:

– Steh auf! Встать!

Данил попытался встать, но ноги по-прежнему не слушались. Он тут же, как подкошенный, свалился обратно в воронку, вызвав дружный хохот солдат Вермахта.

«Слава Богу: они надо мной смеются, – подумал Данил, начинающий приходить в себя, – значит, вряд ли будут убивать».

Ещё некоторое время немцы потешались бесплатным представлением, наставляя на Данила оружие и повторяя не способному держаться на ногах бойцу команду «Встать!». Затем они помогли еле передвигавшемуся мужчине выбраться из непреодолимой для него западни.

Вскоре его поместили в кузов грузовика с ещё дюжиной таких же, как он, раненых и контуженых бывших бойцов Красной армии. Теперь все они стали военнопленными.

 

Комментарии   

+1 #1 RE: ПленениеFrieda Shutman 17.06.2021 07:24
Владимир! Написано так точно и до боли (в прямом и переносном смысле) правдоподобно, словно главный герой - это Вы сами.

Мой отец - инвалид войны, тоже описывал эпизоды, когда он был ранен и контужен...
это очень страшно...

Спасибо большое...

Добавить комментарий