Electron.gifgreen.gif

интернет-клуб увлеченных людей

Документальная повесть (2)

Документальная повесть (2)

15 Январь 2021

Документальная повесть (2) Мужики, когда сойдутся за политику, галстуки рвут друг на друге. 5.01.21г. С: Толя, но ведь ты ничего...

Документальная повесть (1)

Документальная повесть (1)

14 Январь 2021

Документальная повесть (1) Порой звук имеет очень низкую усвояемость: то, что говорит один, другой не слышит. Эта повесть посвящена России...

Старческий склероз

Старческий склероз

12 Январь 2021

А. Агарков. Старческий склероз Все пропьем, но Русь не опозорим… Склероз – это болезнь. Но вот что говорит Википедия: «Старческий ...

Страсти вокруг наступления

Страсти вокруг наступления

10 Январь 2021

В. Шабля. Страсти вокруг наступления Командир полка подполковник Котельнюк возвратился из штаба армии под вечер 22 сентября. Едва увидев его...

Игра «Биржа»

Игра «Биржа»

09 Январь 2021

Внимание! Размещена новая таблица котировок. Что наша жизнь - игра,Добро и зло, одни мечты.Труд, честность, сказки для бабья,Кто прав, кто...

Голубые рассветы

Голубые рассветы

03 Январь 2021

К. Еланцев. Голубые рассветы На окраине тишь, этой ранней порой Пахнет хлебом и чёрной смородиной, И встают над поросшей лесами...

Деменция

Деменция

02 Январь 2021

А. Агарков. Деменция Старческое слабоумие – стрела, пущенная нам в спину: остановишься – догонит. Старость совсем доконала! - как часто...

 

 

 

 

А. Агарков.

Три дня и две ночи

Не стойте над душой, имея доступ к телу!
/Л. Либкинд/


Потом стало мне не до женщин – дом продали, я переехал да еще помыкался с пропиской. Потом была Катюша – кометой пролетевшая в моей жизни. А потом мы со Светкой сошлись – в третий раз уже! Ну, не то чтобы жить стали вместе – просто встречи возобновили. Удивительной была первая…

Катил в Южноуральск с полным салоном пассажиров. Дама сидит рядом со мной – вся в меха закутанная: только кончик носа и видно. Подает мне деньги, я ей сдачу. Она до боли сердечной знакомым голосом вдруг говорит:

- Только не делай вид, что мы не знакомы.

Я наклоняюсь вперед, чтобы увидеть её лицо за воросом меха чернобурки.

Она строго:

- Смотри за дорогой.

Пожелала загадочная дама выйти на остановке «Лесное». Поставив машину на ручной тормоз, выскакиваю следом. Догоняю, беру под локоть, поворачиваю к себе… Ба! Да это же Светка-конфетка! Сколько лет, сколько зим…

- Как жизнь семейная?

- Я не замужем.

- Что так?

- Тебе-то что?

- Давай встретимся, обсудим…

Сую ей свою визитку (клочок бумажки с номером телефонным) и возвращаюсь в свою машину. Стали встречаться. Только не долго – зима не закончилась, мы снова расстались. Это Бог любит троицу, а Светка до бесконечности готова выходить замуж в поисках своего счастья.

Потом была Секельдявка Булкина. Ууу… про эту воровку с фигурой плода инцеста балалайки и мандолины написал целую повесть – «Детектор лжи» называется.

В начале весны авария – машина насмерть, а я себе ноги отшиб и бегать уже не смогу до конца дней своих. Даже к лиственницам хожу пешком.

Потом был «Стройцентр», где я работал кладовщиком. Все лето работал. Осенью шарашка разбежалась, а я до самой зимы охранял порученные мне вагончики. Ну, как охранял – утром приезжал, проверял замки, закрывался в одном и спал до вечера: в челябинской конторе мне смены ставили. Под Новый Год вагончики увезли, а меня рассчитали. Подался в Центр Занятости населения…

До конца зимы прокантовался на пособии по безработице, а весной стало легче. Ну, как легче? Снег сошел и появилось много забот у местной власти по уборке зимнего хлама с улиц, дорог и кладбища. Они предложили безработным из Центра Занятости поучаствовать и понедельно за то платили. Так что пособие плюс навар от уборки территории – в итоге на жизнь хватало.

Обычно работали парами. Я скорешился с приятелем детства Саней Астаховым, которого видел летом водителем крана на стройке ЮУГРЭС-2. Теперь он здесь. Как получилось, он не рассказывал, а я не расспрашивал.

Обычно обедали мы в столовой. А в тот день Санек засобирался домой:

- Жена мне вкуснятину приготовила.

Ну и я решил перекусить дома, прихватив чего-нибудь в магазине. Выхожу из него и лицом к лицу, или носом к носу… как сказать-то?.. короче, сталкиваюсь с бывшей соседкой Мариной, которая на цыганку похожа. Румяная, свежая, с красиво растрепанными кудрями и в легкой куртке нараспашку она выглядела сногсшибательно.

Смотрю на её полные губы, а Марина непроизвольно их облизывает. Мне вспоминается наш отчаянный поцелуй в сенях её домика. Подаемся навстречу друг другу, но что-то все-таки удерживает от последнего шага, чтобы прижать друг друга в объятиях.

Молчание (любование?) затянулось. Надо бы что-то сказать.

- Как ты? – спрашиваю.

- Нормально. А вот ты зарос, – она трогает мою шевелюру.

- Пойдем – пострижешь. Я тут неподалеку живу – рядом с Центром Занятости.

- А я как раз с вызова иду – инструмент весь с собой. Пивка вот решила купить на калым…

- Давай зайдем, я возьму.

В итоге мы с пивом, копченой мойвой и кириешками у меня дома.

- А ты не плохо устроился, - осмотрела мою квартиру гостья.

Я не знаю, что сказать. Что в своем доме на Бугре мне было лучше? Но туалет там на улице. И воды горячей нет под рукой. Правда, и здесь бывает только зимой из бойлера. Но можно быстро согреть в ведре на газу.

Я уже собираюсь установить табурет для парикмахерских процедур, но неожиданно Марина хватает меня сзади за шею, притягивает к себе и больно кусает за нижнюю губу. Я ошарашено смотрю на неё. Гостья приближает свое лицо к моему и говорит улыбаясь:

- Будем стричься или как?

Какая она честная и прямая. Надо бы поучиться у неё. 

- Давай начнем с пива.

Накрываю стол.

Пригубив полный стакан, Марина смотрит на меня ласковым взглядом.

- Как живешь?

- Хреново мне без тебя. Я ведь говорил – ты целиком и полностью завладела моими мыслями. Спать не могу, есть не могу, дышать не могу – только думаю о тебе и худею с каждым днем. Либо освободи меня от приворота, ведьма прекрасная, либо… отдайся! – жарко я внемлю ей. А у самого пульс стремительно ускоряется, губы непроизвольно сохнут – приходится смачивать их пивом.

- Давай по порядку со всем разберемся – сначала пива попьем, потом постригу тебя, а уж следующим пунктом – отдача.

От её слов в жар бросило.

- Давай начнем с третьего, - хриплю.

- Потерпи, - она пальцем проводит по моим губам.

Может, пену пивную утирает?

Воздух на кухне накален. Меня прошибает пот. Дыхание тяжелеет. Кажется, никогда раньше такого влечения к женщине не испытывал.

- Я хочу тебя поцеловать.

Марина почти согласна и даже немного подается ко мне. Но что-то её останавливает. Она пальцем грозит:

- Сначала работа, потом развлечения. Пей пиво, а то прокиснет.

Пиво мы выпили. Стали постригаться.

- Каскад?

- Каскад.

Сегодня она работает электрической машинкой, а я, между делом, наглаживаю её ноги и попу в джинсах. Закончив стрижку и освободив меня от покрывала, Марина больно впивается в шею губами (или зубами?) – наверняка синяк будет, но это меня уже не волнует. Хочу продолжения. А мастер причесок, проделав дорожку из поцелуев, впивается мне теперь уже в губы. Я отвечаю на поцелуй.

- Я тоже думала о тебе, - говорит Марина, переводя дыхание.

И снова целует. И снова я отвечаю.

Когда мы добираемся до дивана, глаза её лихорадочно блестели, губы распухли, а кудри растрёпаны. Потом был какой-то безумный секс. От наслаждения я иногда забывал вздохнуть и чуть не задохнулся совсем. Не понятно, как сердце выдержало такой головокружительный темп движений. Салютом Победы стал оргазм…

Я лежал, задыхаясь, на спине и пытался восстановить дыхание, высоко вздымая потную грудь. Марина, стонавшая и даже кричавшая в ходе сексуального поединка, теперь тихо лежит на боку рядом и, улыбаясь, на меня смотрит.

- Я чего-нибудь заслужила?

О чем это она? Совсем не хочется думать. Отвечаю невпопад:

- Бутылку коньяка.

- Достаточно водки.

Недоуменно поворачиваю к ней лицо и понимаю – она серьезно.

- Ну, водки так водки…

Встаю, одеваюсь, иду в магазин – благо он в соседнем доме. Беру две водки и всякой закуски. Праздник продолжается!

Сидим за столом – Марина босо тело прикрыла простыней с дивана. Мы уже выпили по рюмке. Она задумчиво смотрит вдаль.

- Я ждал тебя там, на Бугре, а ты не пришла, - упрекаю я.

Она невесело усмехается:

- Сразу не получилось, а потом ты пропал.

С минуту мы молчим и ласкаем друг друга глазами.

- Но теперь-то мы будем встречаться?

- Чтобы встретиться, нужно расстаться. Ты уже выгоняешь меня?

Я не знал, что ответить. Если подумать – куда мне спешить? Собирать мусор на улицах? Да пошел он к черту! Буду с Маринкой наслаждаться, пока она здесь, рядом со мной.

- Оставайся навсегда.

Она удовлетворенно сверкает глазами, но говорит другое:

- Пока побуду, если не против.

- Как хочешь. Решай сама.

Марина не сводит с меня глаз. А я опять начинаю гореть.

- Тебе нравится здесь?

Я на несколько секунд задумываюсь, а потом уверенно отвечаю:

- Жалко дома родительского, но в этой квартире у меня больше остается времени для своих увлечений.

Марина смотрит сочувственно. А я все больше её хочу.

Первый наш половой акт был звериным порывом страсти. Теперь мне хочется все обставить иначе. Нежно беру её руку и прикасаюсь к ней губами.

- Милая, хочешь – я тебе сделаю массаж?

- Ты массажист? – она удивляется.

- Нет. Но у тебя такое красивое тело – мне приятно его потискать.

Она соглашается.

- Тогда ложись животом на диван. Ты как на счет крема «Детский»? Нет аллергии? А то у меня другого нет.

Марина ложится на живот. Я сажусь ей на спину и начинаю массировать мышцы шеи с комментариями:

- Снимает усталость.

Потом от плеч к позвоночнику ладонями, смазанными кремом, вниз к ягодицам и несколько раз нажимаю с силой на её крестец.

- Это эротический массаж. Вызывает желание.

Потом ладони на ягодицах упругих. Растираю их кремом и шлепаю-шлепаю-шлепаю звонко…

- Тебе не больно?

Марина стонет от наслаждения:

- Мне хорошо!

Уф, только сейчас замечаю, что сам почти не дышу – так увлекся прогулкой по роскошному телу. А на ласки я щедрый – мне не жалко. И на комплименты.

- Ты такая упруго-мягкая, как зефир.

- Ты не любовник, а мечта! – это её ответ.

Столько нежности и любви в огромных глазах, что я чувствую, как пропадаю. Прижимаюсь к её жаркому телу и до конца не верю, что моя блеклая (без машины) жизнь начинает играть новыми красками.

- Ты сводишь меня с ума, - шепчу я.

Марина шепчет в ответ:

- Мы мозги друг другу вынесли.

- Ты будешь единственной у меня.

- Ты сердце мое забрал и не собираешься отдавать.

- Давай меняться – ты мне разум, я тебе сердце.

- Ну… - старательно прячет она бесстыжие цыганские глаза. – Я подумаю.

Мы торгуемся, продолжая ласкать друг друга. В итоге снова секс, после которого блаженствуем на диване. Говорим обо всем и ни о чем. Иногда просто молчим, но это, как ни странно, совсем не напрягает. Впрочем, хочется ещё что-то сказать, но слов никаких подобрать не могу.

Может я чересчур наивен? Или просто до чертиков влюблен? Теперь не важно. Важно, что мы вместе, что она рядом, что все у нас хорошо получается.

- Марина, милая, - я громко выдохнул, решившись на отчаянный шаг. – Я с каждой минутой все больше убеждаюсь, что не хочу с тобой никогда больше расставаться. Давай жить вместе.

- Здесь или у меня?

- А где хочешь.

Разглядывая черты моего лица, гостья неловко закусила губу, сдерживая счастливую улыбку. Ей понравилось мое предложение, хотя она ещё не готова к этому.

- Мы будем жить как муж и жена… Или без росписи – как захочешь. Ты согласна?

Для меня это был отчаянный шаг. Но сколько можно терять любимых женщин? Все хватит – к черту свободу и одиночество. Я буду жить с Мариной. Я буду её любить. Никаких изысков, никаких излишеств – скромная жизнь в любви и согласии.

- Милый, а можно я подумаю?

- Как долго?

- Ну, куда ты спешишь. Ведь мы же вместе.

Перекатившись через меня, Марина нагишом, как была, утопала на кухню.

- Айда халкнем! – позвала оттуда.

Я последовал её примеру и в костюме Адама райской прописки перебрался к столу. Повисла неловкая пауза. Марина удивленно вскинула брови:

- Наливай! Чего ты сидишь?

- Прости, - взял в руки бутылку водки. – Я подумал, что без дома и машины, теперь жених незавидный. Имею ли право тебя любить?

- Имеешь-имеешь, - заверила гостья. – Такого классного любовника у меня отродясь не бывало.

- Только любовника? На большее мне рассчитывать не приходится?

- Ну, куда ты торопишься? Давай привыкнем друг к другу. За что пьем?

- За наше счастье.

- Я уже счастлива. Впрочем, давай.

Странное дело – не смотря на такое же нищенское существование как у меня, это женщина переполнена оптимизмом. Вот с кого надо брать пример!

Впрочем, нельзя считать, что я совсем голодранец. У меня еще целы все деньги за дом. Написана куча книг, и я, как Мартин Иден, свято верю, что когда-нибудь они принесут мне оглушительный успех. И кучу бабла, конечно.

Но что-то в душе свербело и не давало возможности полностью предаваться счастью в обществе любимой женщины. Может, напиться?

- Что-то не так? – заставив меня вздрогнуть, спросила Марина.

Она давно за мной наблюдает, понял я. И молчим мы уже долго.

- Давай переберемся в комнату и включим телевизор. Посидим по-семейному…

Переносим кухонный стол в комнату. Включаем телевизор. Усаживаемся, я наливаю… Нисколько не покривив душой, могу сказать, что подхожу к состоянию счастья. Просто физически ощущаю, как моя прежняя жизнь сползает с меня клочками тенеты. Забыты книги и дневные заботы (например, уборка мусора) – водка и красивая женщина крутят и вертят мною, разгоняя тоску от одиночества. Много ли мне по большому счету нужно для счастья?

Марина, по-моему, захмелела. Наблюдая за событиями на экране, повествует о своей жизни:

- Мать постоянно на мозг приседает – все пытается выдать замуж.

- Познакомь нас.

- Ага! Щас! Ещё сговоритесь…

- Ты меня уже разлюбила?

- Ты отдохни, сил наберись, я тебя снова полюблю…

Что это с ней? Или недогоняю её чувство юмора? Господи, и чего хорошего в том, что мы напились? Мозг мой, где ты сейчас, в каких облаках витаешь? А ты, здравый смысл, куда смотрел?

Наливаю водку в рюмки. 

Было ли что у нас после этого, я не помню. Когда очнулся утром на диване с голой женщиной в объятиях, в черепной коробке в истерике билась с головной болью одна-единственная мысль – меня накрыла моя судьба.

Наверное, гостья уже не спала. Только шевельнулся, голос Марины:

- Как себя чувствуешь? – и нежная её ладонь очутилась в моем паху.

Во рту было сухо, как в пустыне, и горько, как после поражения нашей сборной на чемпионате мира по футболу, но я все-таки нашел в себе силы разлепить губы и ответить:

- Как в центрифуге голову кружит.

И только после этого, с трудом разлепив глаза, попытался хоть как-то замедлить вращение стен и осмотреться. На улице уже светло, и солнце светит вовсю. Дверь на балкон была открыта, а телевизор выключен. Легкий сквозняк теребил тюль окна.

Одно хорошо – ничего не побито и не сломано. А головная боль пройдет – стоит лишь похмелиться.

- Мы все вчера выпили?

- Сходи, проверь.

Стол почему-то оказался на кухне – а помнится выносили в комнату. На нём чисто. Зато в холодильнике в бутылке на треть водки и три тарелки с закуской. Я перекинул все на стол.

- Вставай, милая, лечиться.

Глубоко вздохнув, крепко сжимаю налитую рюмку:

- Ты что-нибудь помнишь из вчерашнего?

- А что надо помнить?

- Я вел себя хорошо?

- Лучше некуда. Мне с тобой было здорово!

- А я ни черта не помню, будто куда-то провалился.

Марина быстро выпила и, пережевывая колбасу, повествовала о концовке вчерашнего застолья.

- Ты сказал: «Будем спать». Я убрала все в холодильник, рюмки помыла. Стол мы перенесли. Пока ходила в туалет, ты уснул. Вот и все.

Я выпил стоя и сел закусывать.

- Здорово мы с тобой накачались!

- Да нет, нормально все было. Ты пойдешь куда-нибудь?

- Куда я от тебя пойду? Мне хорошо с тобой.

Мне действительно стало хорошо после выпитого.

- Сейчас бы пива ещё, - мечтательно потянулась Марина, отчего её голые груди вздыбились холмиками.

- А сколько времени? Поди еще рано? Магазины закрыты…

Оказалось, что рано.

- Чем займемся тогда? – Марина провокационно косится на мои чресла.

Я тоже туда посмотрел:

- Безнадежно. Здорово мы вчера покувыркались.

- Пойдем на диван, там видно будет, - заботливо предложила Марина.

Есть не хочется, пить уже нечего – мы перебираемся в спальное помещение. Я с мыслью, что отличный бонус отхватил у жизни – прекрасную деву, безумно охочую до секса. Тут любой может с радости запить… Ну да ладно. 

Разложив меня на диване, Марина начинает колдовать над моим детородным органом. Некоторое время я терплю, наслаждаясь, а потом начинаю действовать по правилу народной мудрости – если насилие неизбежно, возьми инициативу в свои руки и возглавь оргию. Короче, притягиваю к себе Марину и начинаю тискать – сам распаляясь, её поджигая.

Похоже, дама моя не претворяется, когда стонет и даже кричит во время секса. Сейчас она с трудом собирает большие глаза в одну кучу. Когда как я просто грудь разрываю вдохами от недостатка кислорода. Ну, блин работка подвалила – до оргазма сногсшибательная! Чует моя печенка, что с такой партнершей в постели, если не сдохну от инфаркта, то помолодею и окрепну. 

На меня опять накатило по-настоящему банальное счастье! Оно расплющило мои мозги и загнав здравый смысл глубоко под корку, начало свою увеселительную прогулку по моим нервам и чувствам. Мне хотелось болтать и смеяться, хоть на то и причин вроде не было.

Так вот ты какое, счастье мужское… за чем люди всю жизнь стремятся! Пустота в голове и голая женщина рядом… ничего больше не надо. Я счастлив! Как все-таки быстро порой меняются приоритеты.

Я еще блаженствую, а Марина сердито сводит брови и поджимает губы, демонстрируя свое недовольство.

- Тебе пора в магазин – трюмы горят…

Встаю, одеваюсь, целую, прощаясь, и говорю:

- Через пятнадцать минут приду.

- Жду с нетерпением, - отвечает дама. – И пива возьми, не забудь…

Подхожу к двери, а в неё звонят. Открываю – Саня Астахов.

- Ты куда пропал? – озабочен мой напарник по уборке мусора.

- Да вот, загулял.

Из-за дверного косяка комнаты выглядывает Марина – хоть и не вся, но все равно видно, что голая.

- Кто там?

- Да вот друг пришел, на работу зовет.

- К черту работу! Присоединяйся к нам, - предлагает она. Похоже, они знакомы.

Астах тут же соглашается. Водку пить, не метлой махать – какой нормальный мужик откажется? Да еще в обществе красивой дамы.

Получив его согласие, Марина командует:

- Тогда сбегай за спиртным в магазин.

- Я мигом, - обещает Саня, уже возбужденный предстоящим пиршеством.

- Да погоди ты, - я сую ему деньги в руку и целлофановый пакет.

- У меня есть, - растерянно говорит Астах, а потом берет и спускается вниз.

- А тебе пора одеваться, - осматриваю Марину ревнивым взглядом.

- В рубашку и джинсы? Не хочу. У тебя есть футболка длинная?

- Тельняшка.

- Пойдет.

Марина натягивает застиранный тельник на босо тело. Попа прикрыта, бедра наполовину. Красавицу это не волнует. Меня напрягает – гуляние без трусов еще ни одну порядочную девушку не до чего хорошего не доводило. Может, скандал семейный учинить? Мозговой штурм проблемы привел только к одной здравой мысли – случится лишь то, что должно случиться. Поэтому предоставил рядиться бесстыжей Марине так, как она захочет.

Ну, держись, дед Астах! А вот, кстати, и он… Видно, что к моим деньгам приятель добавил свои – понакупил спиртного и закусок на целый пир. Мне даже неловко стало. И пока размышлял о такте, Марина быстро накрыла стол. Меня попросила:

- Ты хоть бы музыку включил на своем компьютере – скучно так сидеть.

Ага! Ещё танцы давай устроим – голожопые дамы приглашают кавалеров. Но включил.

Разливая водку в три рюмки сказал:

- Ну что, Саня, прогульщики мы с тобой?

- Вот за это давайте и выпьем, - провозгласила Марина.

Раздается слаженный выдох и хлюп, от которого водка пошла в три горла. Вот что значит споенный коллектив! Интересно, а двигать синхронно челюстями, пережевывая закуску, у нас получится? Может, время и не подходящее для научных наблюдений, но любопытство, как известно, кошку сгубило. А вот облом – штука весьма и весьма непредсказуемая. Это я к тому, что уже два работника (пусть сезонные) коммунальной службы в рабочее время сидят и пьют водку, забив на уборку мусора.

Мы с Мариной с утра похмелились, а вот Астах, прожевав огурчик, возвестил по-стариковски:

- Между первой и второй перерывчик небольшой.

- Наш человек! – восторгается дама.

Выпили ещё по рюмке. Минут через пятнадцать мы уже громко ржали какой-то банальной шутке. Я пытаюсь одолеть алкоголь.

- Какое-то странное дежа вю! По-моему вчера уже было такое. Ты не находишь, Марина?

- Было, - подтверждает она, - но без Александра.

- Чтобы не захмелеть, - подсказывает тот, - надо чего-нибудь горяченького перехватить.

Марина хмыкнула:

- Анатолий, а у тебя есть картошка?

Потом открыла холодильник, нашла в морозильнике курицу и возвестила:

- Так, алкоголики! Сейчас у нас будет жаркое. Пьем, едим и трезвеем.

- А потом на работу все втроем, - хихикает Саня. – Вот будет умора!

Марина доказала, что умеет классно готовить в любом состоянии из любых градиентов. К тому моменту, когда на столе появилось жаркое, мы уже здорово накачались. Марина нас распекала за что-то, а мы с Астахом покорно кивали, судорожно сдерживая веселый смех.

Апофеозом застолья стали дикие пляски в комнате под эстрадную музыку из компьютера. Никогда прежде не видел Саньку танцующим. А тут он, как дед заправский, кряхтел и задом дергал в наилучшем настроении. Во все глаза, между прочим, таращась на Марину – видимо, сумел подглядеть, что под тельником на ней ничего нет. А та неплохо поставленным голосом (цыганка же!) подпевала Насте Каменских:

- Пришла и оторвала голову нам чумачечая весна…

Заходящее солнце заглянуло в комнату через балкон, мягко приласкав теплыми лучами. Ветерок легко и ненавязчиво теребил тюль окна. Саня Астахов, наплясавшись-наевшись-упившись, подобрел и оттаял. Домой засобирался.

- Нет, ребятки, мне пора. Машенька будет ругаться.

В дверях обернулся к Марине:

- Ну ты чумачечая!

И ушел.

Марина критически осмотрела стол:

- Водка есть, закуска осталась… Может, сходишь за пивом, пока магазин не закрыли. А я немного приберусь.

Прошло не более получаса и природа поменяла свой лик – солнце закрыли тучи и стеной пошел дождь. За пивом я успел сходить, а вот дед Астах вряд ли доберется до дома сухим.

Мы снова накрыли кухонный стол в комнате у открытой двери балкона.

- Люблю такую погоду, - признался.

- Я тоже, - согласилась Марина.

Мы не включили свет. Лишь монитор компьютера светился экраном меняя заставки, а греческий певец пел на английском языке свои душевные песни. Хорошо-то как, Господи!

Марина грустила… На правах гостеприимного хозяина я пытался развлечь её и избавить от ненужных мыслей.

- Что с тобой? От дождя раскисла? Вспомни, в каком прекрасном настроении начиналось утро.

- Но сейчас идет дождь. На улице мокро и холодно.

- Нам-то ведь хорошо!

Не зная еще чем развлечь Марину, попросил:

- Может быть, под настроение расскажешь о своем приятеле.

- Каком приятеле? – встрепенулась гостья.

- А что, у тебя их пруд пруди? О том, с кем ехала в день рождения Юлечки.

- А, этот… Тот ещё засранец! – в сердцах сказала Марина и потянулась к рюмке. Она оказалась пуста.

- Налей! – приказала гостья.

Я налил в обе.

- За засранца?

Меня одарили оценивающим взглядом.

- Издеваешься?

- Не будем ссориться, - пошел я на попятную. – За что тогда выпьем?

Выпили просто так. Марину как-то быстро схватывает хмель. А потом отпускает, когда надо ей. Закусив крылышком курицы, моя любимая начала самозабвенно сплетничать:

- Зовут его Сергей. Он работает сапожником в мастерской своего старшего брата. Нас познакомили. Стали встречаться. Он разведен. Есть дочь – ровесница Юли…

- А как человек?

- Как человек? Вечно корчит из себя предпринимателя. Работает на старшего брата, а тот платит ему гроши.

- И характером нытик?

- В десятку! – ухмыльнулась Марина и продолжила, подняв вверх указательный палец. – Я до сих пор не могу понять, чем он мог меня заинтересовать. Однажды сидели в шашлычке на Кичигинском повороте, ввалились четверо дальнобойщиков. Один начал приставать ко мне. Так этот трус под стол залез. И если бы не вмешался армяшка, хозяин шашлычки, эти дальнобои меня в машину утащили.

- Благородство и мужество – это ведь не про него? – вслух размышляю. – Может, порвать эту связь и начать новую?

- Мой милый, - Марина погладила меня по щеке. – Я так и сделаю.

- Ты не замерзла?

Отрицательно качает головой и предлагает:

- Давай еще выпьем.

Выпили.

- Нет в жизни справедливости! – заявляет Марина.

Кажется, начинается новая тема.

- Я замуж вышла по любви. И жили не плохо. Анечка у нас родилась. А потом благоверный мой нашел женщину на стороне – ну, такую уродину: даже обидно! Наверняка, без приворота не обошлось.

- Ты же сама цыганка – могла бы отворотить.

- Тогда обиделась сильно, а сейчас… кому он нужен? Стал толстым, брюзгливым, попивает частенько. С дочерью не общается. Анечка говорит: «Мне такого отца на дух не надо». А мне он зачем? Пусть живет с тем, кого захотел. Наливай!

После этой рюмки моя гостья рассказала о втором… ну, этот сожителем был: брак они не регистрировали. Марина любила его. Дочь подарила. Назвали Юлечкой, записали на его фамилию. Он ментом был, в Увелке служил. Мать его к себе в село затащила, чем-то опоила и насильно женила на той, которая ей люба была. Теперь этот бывший поганый подал исковое заявление на подтверждение отцовства – не от него, мол, Юлечка рождена.

- Это мать его настраивает. И денег не пожалела – ведь экспертиза дорого стоит, а он безработный. До чего же опустился мужской род – гомосеки душой и телом! – Марина даже застонала от ненависти к сильной половине человечества и готова была завыть от своего бессилия.

- Пойдем полежим на диване, - потянул я любимую из-за стола. – Ни водка, ни дождь от нас не уйдут. А ты поплачешь на моем плече и станет легче. Тебе надо выплакать обиды свои и с чистым сердцем снова влюбиться. Ведь невозможно ненавидеть и любить одновременно…

- Невозможно на потолке спать и одеялом накрываться! – парировала она. – Невозможно шнурки жопой завязывать...

М-да… Иногда она становится не управляемой и весьма вульгарной. К этому надо привыкать, не осуждая вслух, чтобы не потерять: слишком хрупки наши отношения.

Я перебрался на диван, оставив Марину за столом. Засыпая под мерный шум дождя, я никак не ожидал, что этой ночью выспаться мне не удастся.

В полночь меня разбудил недовольный крик:

- Ты что спишь?

Не ужели ответ не очевиден? Впрочем, уже не сплю – разбудили.

Марина подсела ко мне на диван:

- Хочу секса.

- Снимай тельник, ложись.

- Сначала массаж!

- Тем более, раздевайся.

У Марины таки хватило сил раздеться и лечь. В жидком свете экрана компьютера успел разглядеть – она была очень пьяна. Когда стал массажировать мышцы шеи, гостья промычала извинение:

- Прости, что разбудила тебя. Мне стало грустно.

- Да нет, все в порядке… м-м-м, - зеваю я.

- Давай, раздраконивай меня, и я покажу тебе, где раки зимуют!

- Хорошо, моя милая!

Растираю плечи, давлю на крестец. Марина стонет:

- Я сейчас кончу! 

Но вместо этого засыпает. А у меня совсем сон пропал. Прилег рядом. В полумраке любуюсь роскошными формами. Черные кудрявые волосы разметались по подушке, подчеркивая белизну тела. Но больше всего завораживали округлые ягодицы – тугие и очень красиво очерчены. Это у неё от спорта. Марина рассказывала, что в молодости играла в волейбол на уровне сборной района. А ещё она классно поет и умеет играть на гитаре. Вот сколько достоинств у одной красавицы.

Я поглаживаю ягодицы, целую, а потом…

- Ты что делаешь?

- Пытаюсь полюбить тебя.

- А массаж?

- Закончил.

- Тогда почему я на животе?

- А мне нравится вот такая поза.

Марина молчит и задом подается ко мне. Как и в прошлые баталии, сначала возникает ощущение нашей близости – отчего по телу пошли мурашки и на ладонях выступил липкий пот. Потом внутри что-то оборвалось – я задергался в бешенной скачке… А Мариша уже стонет и вскрикивает…

А потом запела душа. Мгновение… и я счастлив. Шепчу Марине в ухо:

- Ты как?

- Все хорошо.

Откидываюсь на спину и тяжело с надрывом дышу всей грудью. Душа соловьем поет о всепоглощающей любви. Я бесконечно благодарен Марине за доставленное наслаждение…

Утром мы вместе встаем, умываемся, наводим порядок. Водка еще осталась и закуска.

- Сходить за пивом? – предлагаю.

- Нет, хватит. Хорошо погуляли. Сегодня мне надо быть в форме. Кофе попьем и я отчалю.

Накрываем завтраком стол. Я тоже не пью спиртного и, наверное, пойду на работу. Все зависит от того – во сколько Марина меня покинет. Питаюсь, прислушиваясь к ощущениям ноющего организма – хватит его на работу или лечь отоспаться?

Кокетливо взмахнув ресницами и счастливо улыбнувшись, Марина целует меня у порога:

- Провожать не надо.

Значит, работа!

До восьми еще время есть, а идти мне недалеко. Прилег одетым на диван. В попытке не уснуть занимаю себя мыслями.

На деле оказывается, что счастье – субстанция весьма хрупкая и непостоянная. Мне казалось его ощущений я влил в себе львиную дозу – думал, что, как минимум, на неделю хватит. А вот ушла Марина, и мне кажется, что её вовсе не было здесь, и того, что было, тоже. И счастья не было никакого. Теперь осталось только одно – набраться терпения и молиться Богу, чтобы Марина мне позвонила. Номерами телефонов мы обменялись.

Почему Марина? Скромность мне не позволяет приглашать девушку, не сводив её в ресторан или не сделав какого-нибудь замечательного подарка. А на то и другое у меня просто нет денег.

Марина-Марина, чудо в перьях… Как голубка сизокрылая – влетела в квартиру, наградила любовью и грациозно упорхнула! Когда мы теперь увидимся?

Незаметно для себя задремал. Все-таки полубессонная ночь дала себя знать, и кофе не помогло. Но верный мой сотовый телефон не дал мне проспать выхода на работу – ровно в восемь заверещал его будильник: пора вставать!

 

 

Комментарии   

#1 Высокотехнологичные инструменты для заработка на криптовалютных активахtam 25.05.2020 16:17
bit.ly/36pFW1K ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ СЕЙЧАС И ПОЛУЧИТЕ 100$ К ВАШЕМУ ПЕРВОМУ ДЕПОЗИТУ!
Управляйте роботом самостоятельно! Контроль уровня риска!

Добавить комментарий